21.03.2022
«Переиздание» Российской Федерации
№2 2022 Март/Апрель
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-27-33
Дмитрий Тренин

Член Совета по внешней и оборонной политике.

Для цитирования:
Тренин Д.В. «Переиздание» Российской Федерации // Россия в глобальной политике. 2022. Т. 20. No. 2. С. 27-33.

24 февраля 2022 г. – начало специальной военной операции на Украине – открыло новый период русской истории и стало поворотным моментом в современной международной политике. Отношения России с Западом, неуклонно ухудшавшиеся в течение предыдущего десятилетия, окончательно разрушены. В ответ на действия на Украине Запад грозит превратить Россию в международного изгоя, последовательно блокирует её внешнеэкономические отношения, пытается воздействовать на российское общество путём изоляции его от внешнего мира.

На фоне консолидации Запада вокруг США происходит сближение России и Китая. В мире формируются коалиции великих держав, противостоящих друг другу по важнейшим вопросам миропорядка и фундаментальным ценностям. Глобализация сменяется регионализацией, идёт раскол мира на противоборствующие военно-политические, финансово-экономические и технологические блоки. Политика доминирует над экономикой. Известная формула тридцатилетней давности выворачивается наизнанку: It’s geopolitics, stupid!

В этой фактически военной обстановке неизбежно «переиздание» Российской Федерации. Основное направление мер правительства – мобилизация всех имеющихся ресурсов и максимальное расширение экономических свобод внутри страны при одновременной поддержке социально уязвимых слоёв населения. Но это только первые неотложные меры. Стране требуются коренные перемены: перекрытие каналов, питающих коррупцию; переориентация крупного бизнеса на национальные интересы; новая кадровая политика с целью существенно повысить качество государственного управления на всех уровнях; общественная солидарность; возвращение фундаментальных – не денежных – ценностей в качестве основы жизни. Эти перемены, в свою очередь, невозможны без преодоления сохраняющихся элементов офшорного олигархического капитализма, широкой ротации и оздоровления властвующей элиты, государственного и административного аппаратов и – как следствие – перезаключения общественного договора между властью и обществом на основе взаимного доверия и солидарности.

Важнейший фронт противоборства проходит внутри российского общества. Справиться с внешним вызовом можно лишь при условии самоочищения и самоопределения. Предстоит победить не только воровство и казнокрадство, но и цинизм, примитивный материализм, безверие; стать гражданами в полном смысле слова; решить, ради чего живёт человек и существует страна – и без чего, если развернуть этот тезис, жизнь и существование становятся лишёнными смысла; отказаться от лжи другим и самим себе. Надежды на такой поворот возникли ещё в ходе «русской весны» 2014 г., но они не были реализованы, что породило разочарование. Сейчас появляется второй шанс. Надо усвоить урок истории: Российское государство практически непобедимо извне, но оно рушится до основания, когда значительная масса русских людей разочаровывается в своих правителях и существующей несправедливой или неработающей общественной системе.

 

Не «вторая холодная»

Во внешней политике России произошёл переход от начавшегося в 2014 г. противостояния (конфронтации) с коллективным Западом к активной гибридной войне с ним. Гибридная война – это острое противоборство, включающее вооружённые конфликты (пока что непрямые) различной степени интенсивности, за исключением всеобщей ядерной войны; экономическую, финансовую и технологическую блокаду; информационную войну; кибератаки; терроризм; подрывную деятельность и так далее. Гибридная война – не «вторая холодная», поскольку Российская Федерация – не Советский Союз, да и остальной мир сильно изменился за прошедшие десятилетия. Но, как и холодная война, гибридное противоборство есть острая форма борьбы за новый миропорядок. На этот раз речь идёт о сохранении глобального доминирования Запада во главе с США или формировании полицентричной системы отношений без реального доминирования в ней какой-либо одной силы.

Переход от конфронтации к гибридной войне означает, что время для манёвров и попыток убеждения «партнёров», «коллег» закончилось, вязкое противостояние с ними сменилось острым противоборством. Деградация отношений за последние два десятилетия проделала путь от так называемого разрыва в ценностях в 2000-х гг. до дефицита доверия в 2010-х и открытой враждебности в начале 2020-х годов. Соединённые Штаты и их союзники (МИД РФ определил список «недружественных государств») являются теперь не оппонентами, а противниками России. Запад рвёт связи с Россией – причём и с государством, и с обществом – во всех областях. Этот разрыв – надолго. Запад не «поймёт», не «помягчает» и не «подобреет» к России. Для западных стран Россия, названная угрозой и объявленная международным изгоем, стала важнейшим фактором внутренней консолидации вокруг США, и в этом качестве она незаменима в обозримом будущем. В любом случае возврат отношений между РФ и Западом к прошлому (будь то до февраля 2022-го или до февраля 2014 г. – можно продолжать) – однозначно невозможен.

Цели противоборствующих сторон – самые решительные. Для Запада во главе с Вашингтоном главной целью является не просто смена политического режима в России, но и устранение России как крупной самостоятельной величины на мировой арене, в идеале – замыкание её на внутренних конфликтах и противоречиях. Для России главная цель – становление страны в качестве самодостаточной и не зависимой от Запада в экономическом, финансовом и технологическом отношениях великой державы, одного из центров и лидеров формирующегося нового полицентричного миропорядка. Эти цели не оставляют места для стратегического компромисса.

Объективно многие задачи России совпадают с устремлениями ряда незападных государств – не только Китая, но отчасти Индии, других участников группы БРИКС. В то же время мировой «не-Запад», в отличие от Запада, не представляет собой коалицию, сплочённую общими интересами и ценностями. Интересы различных стран этой части мировой системы сильно различаются, противоречия между ними – например, между Индией и Китаем, Индией и Пакистаном, Ираном и арабскими странами – сильны и ведут к конфликтам. Ещё важнее то, что, в отличие от России (и Ирана), остальные ведущие страны Азии, Африки и Латинской Америки остаются глубоко интегрированными в американоцентричную финансово-экономическую систему, а многие политически и идеологически зависят от США.

России в этих условиях не стоит рассчитывать на существенную помощь и поддержку со стороны незападных партнёров – достаточно будет их фактического нейтралитета, то есть неучастия в антироссийских санкциях. России в основном придётся полагаться на собственные силы.

 

Стратегически важная Азия

Тем не менее отношения России с двумя крупнейшими державами Азии – Китаем и Индией – имеют важнейшее стратегическое значение. Возвышение КНР закономерно привело к его конфронтации с Соединёнными Штатами, стремящимися сохранить если не доминирование, то первенство в мировой системе. В то же время благодаря поступательному развитию российско-китайских отношений на протяжении последних трёх десятилетий качество партнёрства между Москвой и Пекином стало беспрецедентно высоким. Острое противоборство между США и Россией, а также усугубляющаяся конфронтация между Америкой и Китаем объективно ведут к союзничеству нового типа – «без границ», но и без жёстких обязательств – между Россией и Китаем. В обстановке экономической войны с Западом Пекин для Москвы на всю обозримую перспективу – важнейший партнёр в сфере финансов, технологий, экономики. Гарантией этого партнёрства с китайской стороны является стратегический национальный интерес самого Китая.

Отношения России с Индией опираются на давние традиции дружбы и взаимных симпатий. Рост значения и роли Индии в мире – в интересах России. Увеличение экономической мощи Индии, её технологическое развитие расширяют потенциал взаимодействия с Россией. В то же время противоречия между Дели и Пекином, а также политическое и экономическое сближение Индии с Соединёнными Штатами на фоне гибридной войны между США и Россией и всё более тесного сотрудничества между РФ и КНР бросают серьёзный вызов российско-индийским отношениям. Насущной задачей является укрепление стратегического партнёрства между Москвой и Дели с целью выведения его на уровень российско-китайского взаимодействия. В условиях, когда политика начинает доминировать над экономикой, важной задачей внешней политики России становится содействие смягчению индийско-китайских разногласий и вовлечение Индии в более тесное стратегическое взаимодействие как на двусторонней основе, так и на платформах РИК, ШОС и БРИКС.

В большинстве международных организаций, в которых участвует Россия, доминируют США и/или их союзники. Характерные примеры – Организация по запрещению химического оружия и Совет Европы. Выход РФ из Совета Европы – давно назревавший шаг. Даже Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, у истоков которой стоял Советский Союз, находится под определяющим влиянием западных стран. Исключение – Организация Объединённых Наций, где Россия как постоянный член Совета Безопасности располагает правом вето. Москве, занимающей активную позицию в ООН и её институтах, есть смысл гораздо больше сосре- доточиться на организациях незападных стран – БРИКС, ШОС, РИК, а также на организациях, в которых Россия играет ведущую роль, – Евразийском экономическом союзе и Организации Договора о коллективной безопасности. На всех этих площадках нужно развивать и продвигать глобальную повестку дня, контуры которой были изложены в совместном российско-китайском заявлении от 4 февраля 2022 года. Эти тезисы надо превратить в общемировую платформу для взаимодействия заинтересованных государств.

 

Задачи внешней политики

Первоочередные задачи внешней политики РФ в новых условиях представляются довольно очевидными: (а) стратегическое сдерживание противника – США и их союзников по НАТО, предотвращение, несмотря на активное гибридное противоборство с ними, скатывания к ядерной войне; (б) создание благоприятных условий для саморазвития России с опорой преимущественно на внутренние ресурсы и поддержания/переориентации её внешнеэкономических связей в ходе начавшейся экономической войны с Западом; максимальное содействие российскому бизнесу внутри страны и во внешнеэкономической деятельности; (в) развитие тесной координации и взаимодействия с основным союзником РФ – Белоруссией; развитие экономической интеграции и укрепление военного сотрудничества со странами ЕАЭС и ОДКБ; (г) дальнейшее расширение сфер практического взаимодействия и укрепление взаимопонимания с основными стратегическими партнёрами РФ – Китаем и Индией; (д) активное развитие связей с Турцией, Ираном, другими странами Азии, Латинской Америки, Африки, не присоединившимся к режиму санкций против России; (е) постепенное формирование, совместно с партнёрами по ШОС и БРИКС, другими заинтересованными государствами основ новой международной финансовой архитектуры, не зависящей от доллара США.

Условия гибридной войны не оставляют много места для сотрудничества с недружественными государствами – фактическими противниками России.

Тем не менее стоит поддерживать, насколько это возможно, ситуацию стратегической стабильности с Соединёнными Штатами и предотвращение опасных военных инцидентов с США и странами НАТО. Для этого требуется надёжное функционирование каналов связи с американскими и натовскими инстанциями, отвечающими за оборону и безопасность. В решении других глобальных проблем – таких, как изменение климата, борьба с эпидемиями или сохранение природы в Арктике, – упор придётся делать на национальные программы и сотрудничество с дружественными государствами. 

На украинском направлении задача внешней политики России после окончания военного конфликта – формирование новых отношений между РФ и Украиной, надёжно исключающих превращение Украины в угрозу для безопасности России; признание Киевом статуса Крыма как части Российской Федерации и независимости республик Донбасса. Перспективной целью является формирование новой геополитической реальности (общности) на востоке Европы на основе дружественных отношений между Россией, Белоруссией, республиками Донбасса, а также приемлемых для РФ отношений с Украиной.

В условиях резкого сокращения контактов со странами Запада (Северная Америка, Европа, англосфера) необходимо перераспределение зарубежных дипломатических ресурсов России с западного направления на восточное и южное, начиная с соседних стран СНГ, где дипломатическая активность и эффективность внешней политики России явно недостаточны.

Пора заняться укреплением экспертно-аналитической базы российской внешней политики, особенно по странам бывшего Советского Союза, а также соседям России в Евразии. Многие неудачи, просчёты и провалы внешней политики Москвы на украинском направлении с 1990-х гг. коренятся в неглубоких, верхушечных представлениях о политических, социальных и идеологических реалиях современной Украины. Для исправления положения требуется создание центров мирового уровня для изучения процессов, происходящих в Восточной Европе, Центральной Азии и Казахстане, а также в Закавказье.

Наряду с этим требуется перенос фокуса внешнеполитической информации и пропаганды со стран Запада, где в обществах сформирован стойкий антироссийский консенсус, на незападные страны, развитие содержательных уважительных диалогов прежде всего с обществами государств, занявших нейтральную позицию в мировой гибридной войне. Это относится в первую очередь к ведущим государствам Азии, Латинской Америки и Африки (Китай, Индия, Иран, Турция, Пакистан, Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Аргентина, Бразилия, Мексика, ЮАР, Нигерия, Объединённые Арабские Эмираты, Египет, Алжир). Помимо информационно-пропагандистских ресурсов, научно-исследовательские центры России, занимающиеся этими регионами, должны получить стимулирующую поддержку. 

С изменением ситуации ещё более очевидной стала потребность в формулировании новой руководящей идеи внешней политики России XXI века – прежде всего для самой РФ, её близких друзей и для внешнего мира: нейтралов и ситуативных союзников.

Прагматизм как стратегия в нынешних условиях уже неприемлем; он спускается на уровень тактики.

Нужна современно звучащая «русская идея», основанная на наборе ценностей, органичных для народа России, и включающая ряд целей и принципов: суверенитет государств; неделимость международной безопасности; справедливость, основанная на праве; соразвитие; поддержание культурного многообразия; диалог цивилизаций. Главная задача на идеологическом направлении – реализация заявленных ценностей и целей в практической политике Российского государства внутри страны, а также на международной арене.

От конструктивного разрушения к собиранию
Сергей Караганов
Политика внешняя, внутренняя, экономическая – результат творчества масс людей, лидеров. Это – искусство. В нём много необъяснимого, основанного на интуиции, таланте. А мы, как искусствоведы, выявляем тренды, учим истории, делаем полезную для творцов – народов и лидеров – работу.
Подробнее
Содержание номера
Старое мышление для нашей страны и всего мира
Фёдор Лукьянов
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-5-10
Бифуркация
Когда закончится Zима?
Прохор Тебин
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-12-26
«Переиздание» Российской Федерации
Дмитрий Тренин
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-27-33
От падения Берлинской стены до возведения новых ограждений
Рейн Мюллерсон
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-34-51
От конструктивного разрушения к собиранию
Сергей Караганов
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-52-69
Тропой Озимандии
Кирилл Телин
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-70-78
Дипломатия — в прошлом. И будущем?
Памяти «прекрасной эпохи»
Андрей Исэров
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-80-113 
Дипломатия после процедуры
Тимофей Бордачёв
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-114-131
Эмпатия – лучшая стратегия
Иван Сафранчук
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-132-139
Дипломатия канонерок в дивном новом мире
Алексей Куприянов
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-140-150
Взаимное гарантированное
Мастер сдерживания
Картер Малкасян
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-152-157
Блеск и нищета концепции сдерживания
Игорь Истомин
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-158-164 
Единство средств и расхождение целей
Александр Савельев, Ольга Александрия
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-166-182
Мир как он будет
Долгий путь – куда?
Олег Карпович, Антон Гришанов
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-184-198
Джунгли, основанные на правилах
Асад Дуррани
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-199-203
Россия, Китай и украинский кризис
Василий Кашин
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-204-212
Не втянуться в воронку
Андрей Бакланов
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-213-223 
Фрагментация и национализация
Гленн Дисэн
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-224-229
Google Всемогущий?
Арвинд Гупта, Аакаш Гуглани
DOI: 10.31278/1810-6439-2022-20-2-230-233