06.09.2004
Офшор для отечественных мозгов
№4 2004 Июль/Август

Соединенные Штаты традиционно сравнивают с плавильным котлом –
наций, кадров, идей, технологий. Похоже, однако, что процесс
переплавки начал давать сбои. Хотя «утечка мозгов» и миграция
трудовых ресурсов в самую богатую страну мира продолжаются, уже
невозможно не заметить и обратный поток. Из США «потекли» рабочие
места, причем в некоторых секторах промышленности – пугающе
быстрыми темпами. Самый большой урон, вероятно, несет сфера высоких
технологий и программного обеспечения. Это открывает новые
возможности для других стран, в том числе и для России.

ПРОГРАММИРОВАНИЕ OFF-SHORE

Одним из следствий информационной революции стало отмирание
офиса как рабочего места. Ведь современные средства связи позволяют
участвовать в рабочем процессе в удаленном режиме. На практике это
означает, что ваш служащий всегда под рукой и всегда на рабочем
месте – 24 часа в сутки семь дней в неделю в любой стране и на
любом континенте. Это порождает новое явление – так называемое
офшорное, или заказное, программирование, что означает разработку
продуктов по заданию заказчика в стране с наиболее благоприятным
соотношением таких параметров, как «цена», «качество», «сроки».

Модель, заложенная в основу офшорного аутсорсинга
(outsourcing – размещение заказов во внешних фирмах, прежде
всего зарубежных
. – Ред.) для электронной промышленности, была
опробована главным образом на Тайване в 80–90-х годах прошлого
века. Контракты с тайваньскими производителями позволяли
американским и европейским компаниям переложить функцию сборки на
плечи квалифицированной, но низкооплачиваемой рабочей силы и
сконцентрироваться на разработке новых продуктов, модельных рядов и
технологий.

Со временем все большее число международных электронных гигантов
переносили производство на Тайвань и в другие государства
Юго-Восточной Азии. Сравнительно быстро эти страны стали
крупнейшими центрами мировой электронной промышленности.

Быстрорастущий спрос на стандартные электронные компоненты для
компьютеров и коммуникационных систем помог юго-восточным «тиграм»
на рубеже тысячелетий значительно увеличить инвестиции в развитие
их производства. Существенная часть средств предоставлялась
правительствами в виде льготных кредитов, грантов, налоговых льгот
и прямых инвестиций. В прошлом веке Генеральное соглашение о
тарифах и торговле (ГАТТ) и Всемирная торговая организация (ВТО) не
считали это чем-то недопустимым (сегодня Россия вряд ли смогла бы
осуществить подобную протекционистскую поддержку без строгих
окриков с Запада). В результате такой финансовой политики и помощи
со стороны мировых лидеров Тайвань, всегда служивший «дразнилкой»
для Китая, а следом за ним Южная Корея, Индонезия, Филиппины,
Малайзия и ряд других стран стали индустриально-развитыми
государствами, основой экономики которых является электронная
промышленность.

До недавнего времени кузницей технологических кадров, признанным
лидером и главным поставщиком аутсорсинга считалась Индия. Экспорт
программного обеспечения компаниями, сосредоточенными в технопарках
(зоны концентрации производства и разработки
высокотехнологичных товаров
. – Ред.) Бангалора и Нью-Дели,
вырос в апреле 2003-го – марте 2004-го на 30 % и составил 12,5 млрд
долларов США. По данным индийской Национальной ассоциации
софтверных и сервисных компаний, 70 % этой продукции были проданы в
Америку. К Индии сегодня присоединяются Вьетнам, Китай, Мексика, а
также Польша, Румыния, Украина и другие страны Восточной Европы.
Если в Индии стоимость труда программистов увеличивается на 15 % в
год, то новичкам еще придется заплатить цену за «входной билет».
При этом спрос на услуги программистов во всем мире неуклонно
растет. Согласно оценкам специалистов, в течение ближайших пяти лет
рынок программного обеспечения достигнет 50 млрд долларов.

США: СПРОС НА СОБСТВЕННЫЙ ОПЫТ

Развитие офшорного программирования привело к тому, что за
последние три года США потеряли 160 тысяч рабочих мест в сфере
программирования. Игнорировать это явление больше не удается, оно
даже становится аргументом в предвыборных баталиях. В то время как
президент Буш объявляет о том, что он создал за последний год 1
миллион 200 тысяч рабочих мест, «увод» этих мест с американского
рынка труда могут просто «не понять». (По имеющимся данным, как
минимум, три крупные компании из Новой Англии и Вирджинии в
последние месяцы приостановили переговоры с российскими партнерами,
руководствуясь исключительно предвыборными мотивами.)

Бесспорно, крупным компаниям выгодно нанимать специалистов,
проживающих в государствах с дешевой рабочей силой, но это может
отрицательно сказаться на экономике собственной страны и в какой-то
степени вызвать рост безработицы. Недавно в Калифорнии был
подготовлен законопроект об использовании аутсорсинга при
выполнении госзаказов. Он предусматривает запрет найма нерезидентов
США на работу по государственным контрактам. Если билль будет
принят, то любой контракт, в котором заказчиком выступает штат,
должен будет выполняться в пределах штата. Это коснется как
подрядчиков, так и субподрядчиков. Ряд американских штатов уже
приняли подобные законы, цель которых – гарантировать рабочие места
их жителям.

Тем не менее исследовательская компания Forrester Research
предсказывает: к 2015 году 3,4 млн американских рабочих мест в
сфере программирования переместятся в страны с более дешевой
рабочей силой.

Об утере американского превосходства на внутреннем и внешних
рынках науки и высоких технологий предупреждает и доклад фонда
National Science Foundation. «В течение многих лет мы выигрывали от
отсутствия конкуренции на рынках труда в науке и инжиниринге, но
сегодня привлекательные и конкурентоспособные предложения поступают
со всего мира», – констатирует Уоррен Вашингтон, председатель
научного совета фонда. Так, согласно докладу, иммигранты с
докторскими степенями занимают сегодня 38 % научных и инженерных
рабочих мест.
Но так ли страшен черт, как его малюют? На самом деле зарубежные
программисты не представляют угрозу для их американских коллег.
Дело в том, что в США есть сферы, где «дешевые» решения либо
неприемлемы, либо не отвечают требованиям заказчиков.

Речь, к примеру, о программном обеспечении для ключевых
сегментов национальной инфраструктуры. Имеются в виду технологии,
связанные с обеспечением национальной безопасности, военной и
разведывательной сферой, деятельностью государственных органов
власти, системами управления энергетикой, движением воздушного
транспорта, и целый ряд других. (Показателен тот факт, что
советником президента США по вопросам защиты критически важных
сегментов инфрастуктуры является глава телекоммуникационного и
софтверного гиганта Cisco Systems Джон Чемберс.)

Вряд ли можно ожидать, что на эту часть американского
софтверного «пирога» могут претендовать разработчики из других
государств. Такая же ситуация и с большинством промышленно развитых
стран. Ключевые рабочие места в американской IT-индустрии
(производство информационных технологий. – Ред.) как
находились, так и остаются в самих Соединенных Штатах.

Руководитель программы в компании Meta Group Мария Шейфер
считает, что масштабы развернувшейся в США полемики о приемлемости
аутсорсинга, так же как и значимость этого вопроса, преувеличены.
По ее мнению, значительная часть проектов, реализованных с
применением аутсорсинга, скорее всего, выполнялась в США
иностранными специалистами, работавшими по так называемым рабочим
визам H-1B.

В тех областях IT, которые, как правило, не передаются в
аутсорсинг, отмечен большой спрос на специалистов по разработке
IT-инфраструктуры, включая системы управления базами данных и
интернет-инфраструктурой. Востребованы специалисты в области
взаимодействия с клиентами ERP-систем, предназначенных для
планирования и управления ресурсами предприятий. Неудивительно, что
уровень зарплаты наиболее востребованных специалистов растет. К
примеру, средняя оплата труда программиста-аналитика возросла по
сравнению с прошлым годом со 131 тыс. долларов до 172,5 тыс., а
менеджера по поставке бизнес-приложений – с 91 тыс. долларов до
116,5 тыс. в год. Такие специалисты, как правило, занимают
руководящие должности и получают особенно большие премии. «Опыт
продается по-прежнему», – говорит Мария Шейфер.

«РУССКИЕ ИДУТ»?

История присутствия ведущих американских высокотехнологичных
корпораций на российском рынке исчисляется уже десятилетиями. Но
всерьез взглянуть на российских разработчиков программного
обеспечения как на возможный рынок аутсорсинга Америку заставил
лишь кризис ее дот-комов (интернет-компаний. – Ред.).

Сегодня российский рынок программного обеспечения развивается в
основном за счет внутреннего спроса. В 2003 году экспорт
компьютерных программ превысил 500 млн долларов США при общем
объеме продаж, равном 6 млрд долларов. Производители программного
обеспечения, в том числе заказного, находят поддержку на самом
высоком уровне. Президент России Владимир Путин недавно назвал
экспорт информационных технологий механизмом защиты от «утечки
мозгов». «Сейчас в стране возникают центры, в которых наши
программисты работают над выполнением заказов крупных иностранных
корпораций, – подчеркнул Путин. – Конечно, эта работа должна
вестись при определенной государственной поддержке».

У корпоративных заказчиков нет единого мнения относительно
перспектив России на данном рынке. В исследовании Forrester
Research, опубликованном в марте 2003-го, предсказывается ежегодный
рост российского экспорта информационных технологий на 50–69 %. Не
так оптимистично выглядят подготовленные в это же время выводы
аналитиков консультационной фирмы A.T. Kearney. Они отводят России
лишь 21-е место (после Вьетнама) в рейтинге привлекательности стран
с точки зрения возможностей местного офшорного программирования. По
мнению экспертов A.T. Kearney, виной всему неполное участие России
в международном разделении труда, недостаточно развитая
информационно-коммуникационная инфраструктура, неблагоприятный
бизнес-климат и прохладное отношение к иностранным
инвесторам.
Факторами, сдерживающими потенциальных заказчиков, традиционно
являются три обстоятельства: взгляд на Россию как на
недружественного конкурента, языковой барьер и множество
управленческих препон, а также относительно высокая заработная
плата российских программистов. Нельзя сбрасывать со счетов и один
из стойких мифов о российских программистах, широко
распространенный благодаря усилиям Голливуда: мол, все они – хакеры
по определению.

Сегодня, однако, ситуация меняется к лучшему по всем трем
направлениям. Бизнесменов и разработчиков программного обеспечения
в России и США подталкивают к сближению и политические
предпочтения, и бизнес-логика, и соображения прагматического
характера, связанные с вовлечением России в борьбу с международным
терроризмом, в работу по противодействию отмыванию денег,
полученных незаконным путем, в обеспечение сетевой безопасности.
Многие ответственные производители переводят заказы из стран
Третьего мира в область более «понятных» партнеров. Все больше
молодых российских программистов учат иностранные языки. Многие из
молодых управленческих лидеров, получающих второе высшее
образование в США и Европе, обучаются по программам MBA (Master of
Business Administration) и MBI (Master of Business
Information).

Похоже, что российским компаниям, производящим программное
обеспечение, пришло время освоить экспорт не заказных продуктов, а
готовых компьютерных программ. (Это более выгодно с точки зрения
налогообложения, требует полного цикла занятости – от разработки
архитектурно-программных решений до организации служб маркетинга,
продаж и поддержки продуктов.) Пора занимать те ниши, где
высококачественные российские разработки способны найти достойное
применение.

Высокий уровень подготовки российских разработчиков,
обусловленный традиционно сильным образованием в сфере прикладной
математики и программирования, подтверждают итоги 28-го ежегодного
командного чемпионата мира по программированию (ACM International
Collegiate Programming Contest), прошедшего в нынешнем году в
Праге. В соревновании приняли участие команды 73 университетов из
31 страны, в том числе и 8 российских команд. Первое место,
опередив очень сильных соперников из США, Швеции, Белоруссии,
Китая, Тайваня и Польши, завоевали студенты Санкт-Петербургского
государственного университета информационных технологий, механики и
оптики; в десятку вошли также Пермский государственный университет
(четвертое место) и Ижевский государственный технический
университет (восьмое).

В 2004 году по итогам открытого конкурса Asian CASEL на лучший
новый криптографический стандарт стран Азии победил алгоритм JOKE
(Just Only Kryptography Extensions), предложенный одним из
российских научно-исследовательских институтов. Наши специалисты в
упорной борьбе опередили именитых коллег из Франции, Голландии,
США, Японии и других стран. Неудивительно, что азиатские рынки с
интересом присматриваются к разработкам российских
криптографов.

Аналогичные конкурсы проводились в США (например, организованный
Американским бюро стандартизации, NIST) и Европе. В обоих этих
состязаниях участвовали и российские специалисты, в частности
компания «ЛАН Крипто» со своим алгоритмом NUSH. В принципе
криптография – перспективное направление для наших программистов,
так как эта чувствительная сфера программного обеспечения,
связанная с защитой передаваемой информации, становится все более
востребованной в различных областях бизнеса.

Российские аутсорсинговые компании демонстрируют постоянный рост
возможностей в сфере прикладного программного обеспечения и
микрочипового дизайна. Многие американские вендоры
(поставщики. – Ред.), такие, как IBM, Microsoft, Oracle,
Sun, уже пользуются этим. Intel в 2004-м удваивает и без того
немалый штат своих российских разработчиков за счет сотрудников
компании «Эльбрус», имеющей богатый опыт деловых отношений с
западными партнерами, и новосибирской «УниПро», специализирующейся
на приложениях для систем мобильной связи.

Исследовательские подразделения Intel действуют в Нижнем
Новгороде, Москве и Сарове. Основная продукция российских
подразделений Intel – алгоритмы и программное обеспечение. При этом
Стив Чейз, президент российского представительства компании,
подчеркивает, что у Intel нет намерения конкурировать в России с
традиционными производителями компьютерных программ. Программное
обеспечение необходимо Intel лишь как недостающая часть собственных
технологий для производства аппаратных средств обработки и передачи
данных.
Успеху отечественных разработчиков программного обеспечения
способствует ситуация на соответствующих рынках стран СНГ.
Российские компании, работающие в сфере IT, имеют более
значительный потенциал, чем компании других стран Содружества,
которые страдают от недостатка клиентской базы и слабости
экономических связей. Изъяны в экономическом развитии бывших
республик Советского Союза оборачиваются дополнительными выгодами
для российских разработчиков программного обеспечения и услуг в
сфере новых технологий. Появляется возможность доступа к новым
рынкам сбыта и дешевой рабочей силе.

Средняя зарплата программиста, например, в Молдавии составляет
около 5 долларов в час, что значительно меньше средней зарплаты
специалиста аналогичной квалификации в России (15–20 долларов).
Специального обучения или переквалификации местных программистов и
технических специалистов не требуется, так как многие из них
получили образование в российских вузах. Кроме того, русский язык
пока остается самым распространенным на территории всего бывшего
СССР. Здесь российские аутсорсинговые компании, расположенные ближе
к новым рынкам и культурологически довольно тесно с ними связанные,
могут оказать неоценимые услуги, выигрывая при этом и в цене.

IT-ЗАВИСИМОСТЬ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

В наше время спрос на труд программистов столь велик, что
неантагонистическое сосуществование специалистов разных
национальных бизнес-сообществ вполне возможно. Каждый компьютер
хранит в своей памяти и использует в работе в среднем от 150 тысяч
до миллионов строк программного кода. Понятно, что за каждой из
этих строк стоит труд программистов. Большая часть кодов –
повторяющийся лицензионный продукт, но новые технологии и новые
бизнесы непрерывно требуют «доводки и отладки», поддержки и
развития старых и появления новых продуктов. Современная экономика
вообще становится компьютерозависимой.

Как сообщают исследователи из компании Harris Interactive, 80 %
взрослых американцев, которые имеют доступ в Интернет, постоянно
используют Сеть для ознакомления с новостями, причем 26 % из них
стали меньше обращаться к другим средствам массовой информации
(больше всего пострадали телевидение и газеты). В неделю
среднестатистический респондент тратит на чтение онлайновых
новостей от 30 минут до 2 часов. Да и сами традиционные СМИ –
постоянные потребители нового программного обеспечения.

По результатам исследования деятельности веб-коммерсантов,
проведенного Forrester Research совместно с Национальной
ассоциацией розничной торговли США, американские розничные
интернет-магазины в 2003 году увеличили продажи на 51 %. Софтверные
компании обслуживают и разрабатывают электронные торговые площадки
наряду с системами электронной торговли и банковского бизнеса.

В общей сложности в США было продано в онлайне товаров и услуг
на 114 млрд долларов. Аналитики прогнозировали гораздо меньшую
цифру – 96 миллиардов. Маржа интернет-магазинов составила в среднем
21 %. Пока на долю интернет-продаж в США приходится только 5,4 %
общего объема продаж товаров и услуг. Однако в сфере продаж техники
Интернет доминирует: 43 % товаров продается через веб-магазины. По
прогнозу, который приводит AP, объем он-лайновых продаж в США
возрастет в текущем году до 144 млрд долларов.
В России рынок интернет-услуг развивается темпами, опережающими
рост темпов рынка IT.

Источник: РБК.

Выводы IDC (Internet Database Connector, коннектор баз
данных Интернета, обеспечивает доступ к базам данных Сети
. –
Ред.) и Forrester Research подтверждает и индекс востребованности
технологий, составленный аналитическим агентством Gartner (Gartner
Technology Demand Index, TDI). Этот ежемесячный экономический
показатель определяется в результате опроса должностных лиц
различных компаний в сфере информационных технологий. В июне
2004-го в США индекс востребованности технологий достиг отметки
105, а это означает, что американские компании верят в
экономическую стабильность и из них в среднем 5 % превысили
расходы, запланированные в бюджете на передовые технологии. В
феврале TDI впервые за всю свою историю – с марта 2003 года –
превысил отметку 100.

Еще десять лет назад речь шла в основном о производстве
микроэлектронных изделий. Сегодняшние возможности персональных
компьютеров и ноутбуков уже удовлетворяют потребности абсолютного
большинства пользователей. Теперь в центре внимания — программные
продукты и сетевое содержание (контент). Велики перспективы
развития телекоммуникационных сетей. Операторы только-только
начинают оценивать потенциал новых проводных и беспроводных
широкополосных технологий и привлекать к использованию отдаленных
от пользователя архивированных данных (data-services) потребителей,
которым необходимы такие каналы передачи информации.

В этих условиях наиболее эффективной стратегией для российских
компаний, работающих в сфере IT, является изучение успешных
подходов к проблемам развития данного бизнеса во всем мире и их
адаптация к местным экономическим условиям. Высокотехнологический
сектор должен рассматриваться у нас как одна из главных опор
экономики, как важный механизм достижения экономического роста.
Здесь необходима эффективная инвестиционная политика. Это поможет
России стать одним из мировых лидеров в сфере электронных
технологий и создать развитую экономику нового образца, построенную
на знаниях и обмене информацией.

© Журнал «Россия в глобальной политике», № 4 июль-август
2004

Содержание номера
Почему Шрёдеру нравится Россия
Александр Рар
Национальность: киберрусский
Роберт Сондерс
В Интернет за инвестициями
Вячеслав Тимофеев
Россия в Сети
Павел Житнюк
Офшор для отечественных мозгов
Андрей Коротков
На исходе нефтяной эры
Владимир Милов
За рамки Киотского протокола
Джон Браун
Карабахский тупик: где выход?
Владимир Казимиров
Армения в условиях неопределенности
Турецкий вопрос
Тьерри де Монбриаль
Широкий взгляд на Большой Ближний Восток
Реджеп Тайип Эрдоган
Вступительное слово главного редактора
Фёдор Лукьянов
Россия и Германия: лейтмотив сотрудничества
Герхард Шредер
Париж – Берлин – Москва: новый европейский полюс?
Бертран Безансено
Россия как уменьшенное подобие всего мира
Томаш Гарриг Масарик
Смысл расширения Евросоюза
Вацлав Клаус
Новое лицо Европы
Вернер Вайденфельд
Конкурентоспособность? Спасибо, не надо
Ксения Юдаева
Объединенные Нации в XXI веке
Брайан Уркхарт
Сдвиг в глобальной расстановке сил
Джеймс Хоуг-младший
Война, изменившая мир
Валерий Брюсов