09.06.2005
Экономический шпионаж – тайное оружие великих держав
№3 2005 Май/Июнь

Гул этой войны не слышен за раскатами войны другой – борьбы
Добра со Злом, начавшейся 11 сентября 2001 года, и множество жертв,
которые она уносит, – это не павшие на поле боя, не раненые, а
безработные, инвалиды труда, изгои общества. Она наносит ущерб даже
общественным устоям государства. Речь идет об экономической войне;
ее ключевые фигуры – это предприятия, нередко пользующиеся
поддержкой государства. Воины-бизнесмены привыкли пренебрегать
правилами торговли и глумиться над общепринятой моралью, их
единственная религия – рост доходов. В данном конфликте царит
вседозволенность, утверждает в своем докладе Национальному собранию
Франции депутат от департамента Тарн Бернар Карейон, составивший
список новейших методов ведения этой войны.

Самый модный из таких методов предполагает использование в
корыстных целях так называемых международных судебных поручений
(МСП). МСП позволяют обращаться к правосудию третьей страны с
ходатайством о возбуждении следственных действий на международном
уровне. Хитрость в том, что в состав комиссии, занимающейся тем или
иным МСП, внедряется «нужный эксперт» с целью извлечь необходимую
стратегическую информацию о подследственной компании. В качестве
наглядного примера депутат приводит следующий случай. В связи с
авиакатастрофой итальянское правосудие направило МСП в отношении
некоего французского конструктора авиационных двигателей. Как
сообщает Карейон, «представитель судебной власти Франции обратил
внимание на подозрительное поведение итальянского эксперта,
который, пользуясь своим статусом, пытался заполучить секретную
документацию, касавшуюся всех двигателей компании, в то время как
предметом разбирательства был лишь один двигатель. Узнав об этом от
своего французского коллеги, итальянский судья принял решение об
отзыве эксперта, который ко всему прочему оказался сотрудником
итальянского концерна, непосредственно конкурирующего с данной
французской компанией…»

В своем докладе парламентарий приводит еще один характерный
пример подобных «приемов». «Служба безопасности одного из
ближневосточных аэропортов конфисковала портативные компьютеры у
ответственных руководителей самолетостроительной компании,
прилетевших в данную страну с деловым визитом». Таможенники
объяснили свои действия тем, что обнаружили в ноутбуках следы
неизвестного порошка. «Подобная практика, осуществляемая под
предлогом борьбы с терроризмом, – настаивает депутат, – судя по
всему, не является чем-то чрезвычайным для данного аэропорта (в
отчете название аэропорта не указано. – Ред.) и служит плохим
прикрытием для фактов экономического и научно-технического
шпионажа». Как правило, по прошествии нескольких недель ноутбуки
возвращают, но уже без файлов.

Вооружение и фармацевтика, транспорт и сельское хозяйство,
пищевая промышленность и высшее образование… Практически все сферы
экономики страдают от шпионажа. От него невозможно укрыться.
Видимо, даже стратегические компании, деятельность которых носит
смешанный, военно-гражданский, характер, недостаточно защищены от
подобного рода угроз.

В ходе приватизации в октябре 2004 года СМИ уделяли много
внимания компании Snecma – европейскому лидеру в области
авиационных двигателей. Однако в прессу – и это настораживает – так
и не просочилось никакой информации о неприятностях ее дочернего
предприятия Messier-Dowty, ставшего осенью 2001-го жертвой одного
загадочного происшествия.

Завод Messier-Dowty, расположенный в Бидосе (департамент
Атлантические Пиренеи, Франция), доминирует на мировом рынке
колесных шасси и обслуживает как гражданскую, так и военную
авиацию. Седьмого ноября 2000 года внезапно исчезают две детали
шасси последней модели боевого самолета, принадлежащей концерну
Dassault. Эта модель – Rafale Marine – в скором времени должна была
поступить на вооружение французского флота, и пропавшие детали, а
именно кессон и поворотная стойка переднего шасси, относились к
разряду стратегических, что не могло не заинтересовать Дирекцию
территориального надзора (ДТН, французская контрразведка). На
заводе провели тщательный обыск, проверили каждый кузов, допросили
сотрудников компании PОrisse, ответственной за вывоз мусора.
Поскольку детали могли по ошибке попасть на соседнюю свалку,
проверили и ее. Ни малейшего следа. Тогда дирекция завода заявила
об ошибке диспетчера, координировавшего деятельность поставщиков и
подрядчиков. Однако секретный отчет, составленный 27 ноября 2000
года по результатам внутреннего расследования, опроверг возможность
такой ошибки. «Подобные случаи крайне редки, и, как правило, если
перевозчик получает груз, который ему не предназначался, он
заявляет об этом в течение 48 часов; таким образом, отсутствие
какой-либо информации по истечении трех недель после инцидента
выглядит странно», – заключает Карейон.

Сегодня Messier-Dowty, Snecma и Dassault по-прежнему стоят на
своем: детали, мол, были отправлены на свалку. Однако этот вывод
противоречит данным, приведенным в вышеуказанном отчете. Профсоюзы
завода в Бидосе не желают высказываться по этому «слишком
деликатному и выходящему за пределы их компетенции» вопросу. Такую
же сдержанность проявляют и представители Дирекции территориального
надзора, где, хотя и сожалеют о том, что Messier-Dowty и особенно
Snecma оказали недостаточное содействие следствию, подчеркивают,
что данное дело не является для них «приоритетным». Иными словами,
проблему похоронили…

Однако даже теперь, через три года после тех событий,
по-прежнему распространена версия о краже, организованной
государством-союзником. На предприятии и в службах безопасности
упоминалось даже о русском или американском следе, но эти крайне
взрывоопасные предположения были сразу отвергнуты из опасения
навлечь поток дипломатических неприятностей.

И все же некоторые придерживаются версии экономического шпионажа
и недвусмысленно указывают на «наших заокеанских друзей». Похоже на
паранойю, но, возможно, все не так просто. Тем более что некоторые
новые данные лишь усиливают подозрения. Через несколько месяцев
после таинственного исчезновения авиационных деталей в Бидосе в
хранилище архивов Messier-Dowty наведались ночные гости.
«Бизнес-шпионы» похитили микрофильмы, содержавшие ряд
производственных секретов. Кроме того, в июле 2003 года был
зафиксирован факт хищения четырнадцати компьютеров, принадлежавших
инженерам – разработчикам военно-транспортного самолета А400М, о
чем депутат Карейон также рассказал в своем докладе, правда не
называя предприятия, где произошла кража. Дело приняло настолько
серьезный оборот, что тогдашний министр внутренних дел Николя
Саркози потребовал объяснений.

Спрашивается, кто же так настойчиво интересуется этой
авиационной программой? В очередной раз французские специалисты в
области экономической разведки указали на американских конкурентов,
создателей С-17 (компания Boeing) и C-130 (Lockheed Martin). Но
обвинение осталось лишь предположением, так как никаких формальных
улик против этих зарубежных компаний не нашли.

Президент – генеральный директор Snecma Жан-Поль Беша,
приглашенный в Комиссию по экономическим делам Национального
собрания Франции, по словам ряда депутатов, сообщил законодателям
12 мая 2004 года, что «детали шасси самолета Rafale Marine –
обыкновенный металлолом». Получается, таким образом, что речь идет
о предприятии – мировом лидере, имеющем штат в 2 900 сотрудников, с
торговым оборотом в 589 млн евро в 2002-м и производящем
«металлолом».

Между тем именно шасси, известное как «шасси-прыгун» ввиду его
превосходных амортизационных характеристик, позволило Messier-Dowty
занять ведущие позиции в данной области. Шасси, к примеру,
позволяет истребителю с бомбами на борту совершить абсолютно
безопасную посадку на авианосец даже в условиях волнения моря
(допустимые колебания уровня воды исчисляются в метрах).

Однако ставки столь велики, что интерес к производству
передового оборудования, как таковому, отходит на второй план. Ведь
речь идет ни много ни мало об освоении ключевой технологии будущего
– цифрового моделирования. Колесное шасси – это чрезвычайно сложная
система, в частности, в плане сопротивления материалов.
Messier-Dowty и Snecma разрабатывают композиты из органических
материалов или специальных титановых сплавов и антикоррозионной
стали. Производство каждой детали шасси требует иногда до 50
различных операций. Достаточно самой незначительной ошибки, чтобы
поставить под угрозу жизнь пассажиров на наиболее ответственных
этапах полета – при взлете и посадке. Поэтому необходимо сделать
так, чтобы обеспечить безупречное выполнение каждой
производственной операции. Моделирование всех операций производится
с помощью цифровых расчетов, а соответствующие программы обработки
данных требуют самых мощных и самых сложных в мире вычислительных
кодов. Но результат стоит затраченных капиталовложений: цифровой
имитатор значительно сокращает расходы на испытания и сроки
изготовления. Тот, кто овладеет этой технологией, получит
возможность использовать ее в любой отрасли промышленности –
самолето- и автомобилестроении, атомной энергетике, строительстве и
пр. Легко себе представить, каким образом такой «прорыв» повлияет
на международную конкуренцию.

В целях создания данной технологии была предложена специальная
программа исследований, в которой участвовали специалисты
Messier-Dowty, а также ряд ученых: Пьер-Луи Лион, Клод Ле Бри и
Жан-Поль Бужо. Однако в 2003 году Snecma наложила вето на эту
программу и предпочла обратиться с менее масштабной задачей к
поставщику компьютерных услуг Capgemini.

Военные специалисты Межармейского колледжа обороны (CID)
расследовали дело в отношении самолета Rafale и роль в нем цифровых
технологий. В докладе, снабженном грифом «совершенно секретно»,
специалисты склоняются к версии экономического шпионажа и
предупреждают государство о возможной утечке информации о данной
передовой технологии. Пяти офицерам, авторам доклада, президент –
генеральный директор Snecma запретил вход на объект в Бидосе, хотя
руководство Messier-Dowty ранее предоставило им разрешение посетить
завод. А в тот самый момент, когда перед французскими офицерами
закрывали двери, американцы проводили на предприятии аудиторскую
проверку. Boeing решил заказать шасси для своего будущего самолета
7Е7 у Messier-Dowty…

И последнее уточнение: в начале 1990-х годов Министерство
торговли США при поддержке ЦРУ составило список из 22 передовых
технологий, необходимых для экономической и военной безопасности
страны. Видное место в нем занимают технологии, связанные с
производственными подходами к различным материалам.

История с Messier-Dowty свидетельствует о том, что
многонациональные корпорации способны создать напряженность в
межгосударственных отношениях. Даже государства – политические
союзники остаются, несмотря ни на что, коварными экономическими
противниками. После 11 сентября у Соединенных Штатов появился
предлог для вмешательства в экономику других стран. Под видом
борьбы с терроризмом Вашингтон пытается управлять всей
международной транспортной системой.

В частности, США вынуждают авиаперевозчиков предоставлять (в
нарушение европейских законов) практически полные данные о
пассажирах трансатлантических авиарейсов. Шантаж очевиден: или
предоставление данных – или штрафные санкции в размере до 5 400
евро за пассажира вплоть до отмены разрешения на посадку на
территории Соединенных Штатов! Несмотря на протесты, Европейская
комиссия уступила. Отныне американцы имеют доступ к большей части
информации, указанной в знаменитых досье на пассажира (Passanger
Name Record, PNR), состоящих из 40 пунктов: здесь и способ оплаты,
и номер места, и контактный адрес, а также число попутчиков,
состояние здоровья пассажира, режим питания, бронирование
гостиницы…
Эта уступка со стороны Европейской комиссии не только создает
условия для посягательства на личные свободы, но и влечет за собой
тяжелые экономические последствия. Кто может поручиться, что
полученная информация никогда не будет использована, чтобы
воссоздать, а потом и проанализировать картину перемещений
высокопоставленных сотрудников и руководителей
предприятий-конкурентов? Никто. Европа, таким образом,
предоставляет Америке эффективный инструмент экономической
разведки, причем в одностороннем порядке. Между тем, согласно
директиве Европейского парламента и Совета Европейского союза от
октября 1995 года, передача таких данных допускается лишь в случае,
если третья страна «обеспечивает адекватный уровень защиты». В этой
связи 21 апреля 2004-го Европарламент отказался высказать свое
мнение по поводу данного соглашения, заключенного между
Еврокомиссией и администрацией Буша. Евродепутаты решили даже
вынести документ на рассмотрение Суда Европейских сообществ. В
довершение всего американцы имеют прямой доступ к системе
бронирования авиабилетов Air France, в то время как для французских
служб безопасности аналогичная возможность закрыта.

Более того, в настоящий момент два инвестиционных фонда из
англоязычных стран, BC Partners и Civen, заинтересовались фирмой
Amadeus, обеспечивающей бронирование авиабилетов трех компаний (Air
France, Iberia и Lufthansa), которые основали ее в 1987 году.
Совсем недавно структура капитала фирмы Amadeus претерпела
изменения. Lufthansa уже уступила часть своих акций, а Iberia
подтвердила готовность пойти по тому же пути. Что касается Air
France, которой принадлежит 23 % капитала и 43 % голосов в совете
директоров, то она также рассматривает подобную возможность, но
уточняет при этом, что «намерена остаться весомым акционером». Эти
уступки свидетельствуют о полном отсутствии торговой стратегии. Кто
может воспрепятствовать новым владельцам фирмы Amadeus перенести
свою деятельность в такой регион, в котором защита личных данных
пассажиров не является настолько важным делом?

Та же схема действует и в области морских перевозок: здесь также
предпочтение отдается ультимативным методам. Для обеспечения
собственной безопасности американцы вынудили крупные порты
подчиниться их требованиям. Судам же, приписанным к «строптивым»
портам, запрещалось швартоваться в портах США. Два американских
таможенника ежедневно обследуют суда в Гавре и Марселе. Та же
картина наблюдается в Алжире и других крупных портовых городах.
«Даже я, чиновник Министерства транспорта, не имею свободного
доступа к портовым сооружениям», – пожаловался один из
специалистов.

Угроза суверенитету

Еще одна инструкция, навязанная портовым администрациям,
обязывает их ежедневно направлять в американскую таможенную службу
список судов, отплывающих в США, а также всю информацию, касающуюся
их грузов. При том что торговые суда зачастую делают остановку в
США по пути в Южную Америку, можно представить себе, скольких из
них затронет эта односторонняя мера. Благодаря подобным спискам и
работающим во Франции таможенникам перед американцами открывается
широкая панорама сведений, позволяющих судить о состоянии торговых
связей Франции и прочих стран-экспортеров.
В данном случае действие надзора за морскими грузовыми перевозками
выходит далеко за пределы контролируемой сферы. Он непосредственно
затрагивает и ставит под угрозу суверенитет государств. В ближайшие
несколько месяцев должно быть принято решение о введении нормы ISO
TC 204. Речь идет о настоящей революции в области транспорта,
которая позволит отслеживать происхождение грузов, случаи
комбинированного использования нескольких видов транспорта
(воздушного, морского, железнодорожного и автомобильного), а также
взаимодействие систем. И все это благодаря новым информационным и
коммуникационным технологиям. Одним словом, норма ISO TC 204 –
настоящий «цербер» международных транспортных потоков, способный
отслеживать передвижение любого товара по всему миру.

Однако лишь две страны, США и Франция, целиком владеют
промышленной и технологической цепочкой, позволяющей создать
глобальную систему надзора. Эти страны не только производят
корабли, самолеты, поезда, грузовые автомобили, но и освоили ряд
коммуникационных технологий: глобальную систему мобильной связи
(Global System for Mobile communications, GSM); протокол,
предназначенный для интернет-распространения информационных
материалов (Wireless Application Protocol, WAP), так называемую
технологию GPRS (General Packet Radio Service, дает пользователям
возможность одновременно производить телефонные звонки и передавать
данные), универсальную систему мобильных телекоммуникаций
(Universal Mobile Telecommunications System, UMTS), электронную
маркировку, мощные серверы и пр. Франции не хватало лишь
спутниковой системы локализации. Отсюда и европейская программа
«Галилео», которая угрожает американской монополии GPS.

В этой битве, которая не ограничивается французско-американским
соперничеством, свирепствует лоббирование. Оно стало непременным
элементом различных форумов, созываемых для принятия нормы ISO TC
204, в частности, в рамках так называемых рабочих групп, которые,
как предполагается, должны формироваться исключительно из
профессионалов. «Мы подозреваем, что англоязычные страны направили
туда чиновников, выдавая их за специалистов», – утверждает близкий
к деловым кругам источник.

Среди юристов также ведется безмолвная война, в которой право
превратилось в весомый фактор влияния в мире. В результате –
противостояние нескольких юридических традиций: англосаксонское
право («обычное право»), французское, германское гражданское право,
мусульманское право… Первые два, пользуясь значительным перевесом в
мире, превратились в мощные орудия на службе государств, пытающихся
экспортировать собственную модель. «Поскольку в экономической сфере
первостепенной задачей права становится обеспечение безопасности
внешнеэкономических операций, контроль над разработкой юридических
норм означает для государства-экспортера также и возможность
завоевывать рынки и способствовать экономическому подъему своих
национальных предприятий», – поясняет парижский адвокат Эмманюэлль
Рауль.

По ее мнению, чаша весов склоняется не в пользу французской
юридической системы, в том числе в зоне влияния Франции.
Обеспокоенность по данному поводу нашла отражение в отчете
Государственного совета, опубликованном в сентябре 2001-го. О том
же говорилось в одном из документов Всемирного банка за 2004 год.
Подчеркивая, что рынок предпочтительнее нормативной регламентации,
Всемирный банк, как крупный кредитор, отмечает, что
«регламентирующие нормы менее всего вводятся странами, применяющими
“обычное право”, а больше всего – государствами, соблюдающими
французскую юридическую традицию».

Предмет этого экономического, мягко говоря, противостояния
очевиден: это прежде всего информация. Отличающиеся крайней
чувствительностью такие отрасли, как страхование, банки, аудит и
консалтинг, являются крупными потребителями информации
стратегического характера. С начала 1990-х годов Институт изучения
внутренней безопасности (Ihesi), который на самом деле наименее
склонен недооценивать самые разные «угрозы», обратился к этой теме
и составил два отчета, до сих пор секретных, о системах страхования
и подбора кадров. В этих документах специалисты института
предостерегали предприятия и государственные власти от
«монополизации», которая часто используется англоязычными странами
как способ получения доступа к самой закрытой информации
французских и европейских предприятий.

В настоящий момент беспокойство вызывает положение дел в сфере
аудита и консалтинга. И здесь, как заявляют эксперты экономической
разведки, основные компании концентрируются в руках американцев. А
ведь эти компании располагают уникальной информацией о состоянии
предприятий. После приобретения американским KPMG фирмы
Salustro-Reydel конкуренцию Соединенным Штатам обеспечивает лишь
французский Mazars. Излишне говорить о недавней покупке концерном
Marsh and McLennan Companies агентства Kroll, являющегося мировым
лидером в области расследования коммерческих преступлений. В
концерн уже входят крупный инвестиционный фонд Putman, а также
ведущие в своих отраслях брокерская фирма Marsh  и
консалтинговая компания Mercer. Таким образом, консолидированный
годовой оборот концерна составляет около 11,5 млрд долларов,
благодаря чему Marsh and McLennan Companies  считается
глобальным лидером в сфере управления рисками.

 В этой области есть и еще один фронт – на нем идет битва
за правила международной отчетности. Недавно некоторые предприятия
выразили недовольство попытками англоязычных стран навязать свои
нормы через Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) –
организацию, занимающуюся разработкой предложений в этой области.
Президент МСФО Томас Джонс напрасно гордится независимостью и
прозрачностью своей организации, подчеркивая, что пятеро из
четырнадцати ее администраторов – европейцы. Он не уточняет, что
десять из этих же четырнадцати – представители англоязычных стран,
из них пятеро – американцы. «Европейские ревизоры и
бухгалтеры-ревизоры, – пишут экономисты Кристиан де Буассье и
Жан-Эрве Лорензи, – когда-нибудь поймут, что в общих интересах не
только сохранить МСФО, но и расширить состав этой организации и
сделать ее еще более прозрачной».

Бухгалтерия, транспорт, банки, аудит, страхование – везде бушует
война норм. Американцы, зачастую выигрывающие сражения, стремятся,
чтобы в мире, который они хотят создать по образу и подобию своей
страны, утвердился новый порядок. В этом смысл доктрины
«Формирование мира», с которой выступил президент Билл Клинтон в
своем ежегодном докладе о положении страны в 2000 году: «Для
полномасштабной реализации возможностей нашей экономики мы обязаны
выйти за пределы наших границ и подготовить условия для такой
революции, которая сметет барьеры и сформирует новые связи между
государствами и людьми, экономическими системами и культурами, а
именно – для глобализации».

На самом деле, защищая собственные экономические интересы,
каждая страна сражается за свою социокультурную модель. Холодная
война завершилась падением Берлинской стены, но начинается новая
война, война ценностей. Ни американцы, ни европейцы, ни азиаты, ни
арабы, ни другие нации не имеют общего видения мира. Чтобы навязать
собственные ценности путем формирования вкусов потребителей, нет
средства более эффективного, чем рынок.

Содержание номера
После затишья: Россия и арабский мир на новом этапе
Владимир Евтушенков
Очень своевременный противник
Владислав Иноземцев
Экономический шпионаж – тайное оружие великих держав
Али Лаиди
Демократия и ядерное оружие
Алексей Арбатов
Свобода СМИ в России: юбилей без торжеств
Владимир Энтин
Необратимый бег «колесницы реформ»
Владимир Дегоев
Аршин для России
Александр Музыкантский
Центральная Азия: корни конфликтов
Свобода и справедливость на сегодняшнем Ближнем Востоке
Бернард Льюис
Давняя война и современная политика
Фёдор Лукьянов
Россия и Балтия: дело не в истории
Михаил Демурин
Тени прошлого над Россией и Балтией
Ларс Фреден
Белые пятна в истории великой войны
Александр Чубарьян
Вторая мировая, которой не было
Александр Кузяков
«Бомба Гитлера» и взгляд из Москвы
Райнер Карльш
Борьба за трансформацию военной сферы
Макс Бут
Альтруизм как национальный интерес
Кьелль Магне Бундевик
Призрак свободы
Тимофей Бордачёв