09.06.2005
Альтруизм как национальный интерес
№3 2005 Май/Июнь

Дипломатические отношения между Норвегией и Россией были
установлены ровно сто лет назад, после мирного расторжения
шведско-норвежской унии (1814–1905). Однако, как справедливо гласит
название совместной выставки, открывшейся в Санкт-Петербурге в
апреле 2005-го, на неформальном уровне мы являемся «соседями уже
тысячу лет». За все это время наши народы ни разу не воевали друг с
другом. Мир на общей северной границе сохранялся даже тогда, когда
по тем или иным причинам возникала политическая напряженность.
Норвегия и СССР являлись союзниками в борьбе против нацизма, и мы
никогда не забудем, что именно Советская армия освободила
норвежскую провинцию Финмарк.

Пятнадцать лет тому назад развитие связей между обеими странами
вступило в новую фазу, и можно с уверенностью утверждать, что
никогда прежде между ними не устанавливались столь дружественные и
разносторонние отношения. Сегодня сотрудничество в области
экологии, энергетики, трансграничный, культурный обмен и контакты
между людьми так же важны, как военно-политические вопросы,
доминировавшие до 1990 года. Обе страны богаты природными
ресурсами; они вместе управляют рыбными ресурсами Баренцева моря,
экономическое значение которого, равно как и значение всего
северного региона, возросло. Нефтяные запасы в этих водах
становятся все более существенным фактором, и это открывает перед
двумя странами новые и многообещающие возможности, прокладывает
путь к сближению.

Важной областью совместной деятельности, в которой участвуют
также и другие страны «большой восьмерки», стало за последнее
десятилетие укрепление ядерной безопасности на северо-западе
России. На соответствующие программы Норвегия выделила 160 млн
долларов. Мы намерены и впредь сотрудничать с Россией в вопросах
снижения риска ядерных аварий, предотвращения загрязнения атомными
станциями окружающей среды, чтобы не допустить попадания
радиоактивных материалов и расщепляющихся веществ в руки
злоумышленников. В этой связи особое значение придается
сотрудничеству между теми российскими и норвежскими учреждениями,
которые управляют этими объектами и контролируют их.

Сегодня сообща работают не только правительства – все большее
число российских и норвежских компаний становятся партнерами в
результате создания совместных предприятий или вследствие
расширения торговли и увеличения инвестиций. Это относится прежде
всего к нефтяной отрасли. Мы надеемся наладить еще более тесное
сотрудничество на северных месторождениях, как норвежских, так и
российских. Норвежским компаниям, за плечами которых тридцатилетний
опыт освоения нефтегазовых ресурсов Северного моря (а это весьма
сложный технологический процесс), есть что предложить России при
разработке гигантского Штокмановского газового месторождения в
прибрежных водах.

Норвегия и Россия – два из трех крупнейших мировых экспортеров
нефти, а также основные поставщики природного газа на европейские
энергетические рынки. По ряду причин – отчасти из-за нестабильности
в основных нефтедобывающих регионах (Ближний Восток), отчасти из-за
высоких цен на энергоносители – вопрос глобальной энергетической
безопасности выходит сегодня на передний план во всем мире, а
нефтедобыча в наших северных областях приобретает особое
стратегическое и экономическое значение. В то же время обе страны
имеют на севере важные военные, политические и экологические
интересы, которые также необходимо учитывать. Вот почему Норвегия
приветствует более открытый и всеобъемлющий двусторонний диалог с
Россией.

Договоренность о морской линии разграничения, соответствующая
устоявшейся международной практике и принципам, позволит расширить
сотрудничество, в том числе и в той географической зоне, что
считается спорной. Норвегия готова продолжить переговоры, после
того как в России завершится процесс пересмотра внутреннего
административного деления.

Многосторонние организации

Региональные и субрегиональные структуры сотрудничества – это
один из наиболее действенных механизмов укрепления мира и
стабильности. Норвегия и Россия являются активными членами Совета
Баренцева региона, Арктического совета и Совета государств
Балтийского моря. В этих организациях мы работаем над региональной
интеграцией и трансграничным сотрудничеством в таких областях, как
здравоохранение, защита окружающей среды, миграция и пресечение
контрабандной торговли.

Военно-политическое сотрудничество вышло на новый этап после
того, как в ходе заседания Совета Россия – НАТО, состоявшегося в
Вильнюсе в апреле 2005 года, Россия подписала Соглашение о
формировании совместных сил в рамках программы «Партнерство ради
мира». Со времени создания Совета Россия – НАТО наши отношения
претерпели заметные изменения и в настоящее время являются
центральным элементом формирующейся евразийской архитектуры
безопасности. Успех этого предприятия усилит нашу способность
противостоять угрозам, исходящим от терроризма и наркоторговли, и
реагировать на те вызовы, которые бросают нам такие проблемные
регионы, как Афганистан, Центральная Азия и Кавказ. Мы с
нетерпением ждем ратификации подписанного документа Госдумой,
поскольку это проложит путь для активного двустороннего военного
сотрудничества между Норвегией и Россией.

Важную роль в укреплении мира, стабильности, демократии и прав
человека в Евразийском регионе играют Организация по безопасности и
сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы. Правда, не так давно
ряд стран СНГ, включая Россию, критиковали ОБСЕ за
несбалансированный подход, в частности за то, что она больше
сосредоточивается на гуманитарных вопросах, нежели на
военно-политических и экономических. В то же время западные страны
упрекают государства СНГ за крен в противоположном направлении.
Однако после «революции тюльпанов» в Кыргызской Республике стали
поступать сигналы, указывающие на то, что обе стороны признают
необходимость достичь соглашения о дальнейших действиях. Норвегия
готова внести свой вклад в поиск сбалансированных решений,
обеспечивающих действенную роль ОБСЕ как в гуманитарных вопросах,
так и в сфере безопасности.

Нет сомнений в том, что укрепление демократических институтов и
прав человека в зоне ОБСЕ нуждается в международном сотрудничестве.
Говорить о «компромиссе» между правами человека и безопасностью
просто нелепо. Действия по защите прав человека должны идти рука об
руку с мерами, направленными на повышение безопасности, точно так
же как мирную дипломатию нужно сочетать с сотрудничеством в области
развития. Сама история доказывает, что попытки добиться
безопасности за счет демократии и прав человека обречены на
неудачу.

На протяжении многих лет яблоком раздора между Россией и
западными странами является конфликт в Чечне. Ситуация там сложна и
неоднозначна. Группы террористов и экстремистов совершили страшные
преступления, включая ужасающую бойню в Беслане. Террористические
злодеяния нельзя оправдать ничем. Серьезные нарушения прав человека
допускают все стороны. Это неприемлемо, равно как и попытки
поддерживать сепаратизм или насильственное изменение границ.
Подобно другим странам – участницам ОБСЕ, Норвегия привержена
хельсинкскому Заключительному акту, мы решительно выступаем за
суверенитет и территориальную целостность России, как на Северном
Кавказе, так и в других регионах страны.

Норвегия продолжает выступать за мирное политическое
урегулирование конфликта в Чечне и за предоставление гуманитарной
помощи беженцам на Северном Кавказе. Мы помогаем российскому
правительству в реализации плана возрождения региона: участвуем в
строительстве новой школы в Беслане и восстановлении системы
образования в Чечне. В этих вопросах мы сотрудничаем и со
специализированными учреждениями ООН – ЮНЕСКО, Управлением по
координации гуманитарных вопросов, Управлением верховного комиссара
ООН по делам беженцев, а также с неправительственными организациями
(НПО), такими, как Норвежский совет беженцев, Международный комитет
Красного Креста и Красного Полумесяца, «Врачи без границ». Все они
выполняют огромный объем работы в сложных условиях Северного
Кавказа и нуждаются в помощи доноров, российских федеральных и
региональных властей.

Норвегия как организатор мирного процесса

Норвегия принадлежит к числу крупнейших доноров международных
программ развития. Ежегодно она направляет на эти цели (через
специализированные учреждения ООН, неправительственные организации
и механизмы двустороннего сотрудничества) почти 1 % своего валового
внутреннего продукта, или приблизительно 2 млрд долларов. Роль
Норвегии как посредника, помогающего разрешать конфликты в
различных уголках земного шара, является неотъемлемой частью общего
международного процесса.

Установление мира и помощь в разрешении конфликтов — это
логически оправданная цель внешней политики для таких небольших
государств, как Норвегия. Ведь с нашей открытой экономикой мы
зависим от событий, происходящих за пределами наших границ. Нам
столь же важно защищать наши инвестиции в развитие и безопасность
людей, проживающих в странах, с которыми у нас сложились
партнерские отношения. Существует прямая взаимосвязь: бедность и
отсталость повышают риск возникновения конфликта, а конфликты и
отсутствие мира, в свою очередь, препятствуют устойчивому
развитию.

Наше участие в мирном процессе принимает разные формы — от
действий в ранге официального организатора переговоров, как,
например, в Шри-Ланке и на Филиппинах, до спонсирования обходного
канала связи для получения информации обеспечения секретных
переговоров, например, на Ближнем Востоке. Вместе с другими
государствами и международными организациями мы работаем в таких
странах, как Судан, Эфиопия, Эритрея, Сомали, Колумбия и
Гватемала.

Пять лет назад стороны, участвовавшие в шри-ланкийском
конфликте, обратились к Норвегии за содействием в проведении
мирного диалога. Мы, естественно, выразили готовность помочь, и в
2002 году правительство Шри-Ланки и организация «Тигры освобождения
Тамил-Илама» заключили соглашение о прекращении огня. Три года
перемирия — это пока самый длительный со времени начала войны в
1983-м период воздержания от военных действий, позволивший спасти
тысячи жизней.

В настоящее время прямые переговоры приостановлены, доверие
сторон друг к другу проходит испытание на прочность в условиях
неопределенной ситуации, сложившейся в области политики и
безопасности. Однако после разрушительного цунами декабря 2004-го
появился шанс на постепенное укрепление взаимного доверия сторон,
от которых ожидаются совместные усилия по налаживанию каналов
финансирования северных и восточных областей страны, пострадавших в
результате природной катастрофы. Создание и реализация совместного
механизма в этой сфере не только обеспечит справедливое
распределение помощи на основе реальных потребностей местного
населения, но и внесет вклад в создание благоприятного климата для
мирных переговоров в долгосрочной перспективе.

Событие поистине исторического масштаба недавно имело место на
африканском континенте: правительство Судана и представители
Суданского народно-освободительного движения (СНОД) подписали
всеобъемлющий мирный договор в Найроби. Он знаменует собой
окончание одной из самых длительных и кровопролитных гражданских
войн в Африке. Вместе с тем, однако, по-прежнему не разрешен
конфликт в суданской провинции Дарфур, что вызывает всеобщую
озабоченность. Эффективное урегулирование этого противоборства
потребует новой формы национального строительства, основанной на
справедливой системе разделения властей и распределения богатства
между центром и периферией Судана. Следует также учитывать
множество культурных, этнических, религиозных и исторических
факторов. Мирный договор содержит схему такого урегулирования, и
теперь именно от возможности ее применения к другим провинциям
будет зависеть устойчивость мира в Судане. Помощь в реализации
соглашения — главный элемент нашей политики на суданском
направлении.

Наше участие в суданском мирном процессе, равно как и оказанная
политическая поддержка, обусловлены нашими давними обязательствами
по предоставлению этой стране гуманитарной помощи; кроме того, это
результат усилий норвежских НПО, итог многолетнего сотрудничества
образовательных учреждений наших государств. Действуя в
гуманитарной области мы так или иначе поддерживаем связь с обеими
сторонами конфликта. При оказании гуманитарной помощи пострадавшим
от войны южным провинциям были налажены тесные связи со СНОД,
которые особенно пригодились правительству Судана во время
решающего раунда мирных переговоров. Присутствие норвежской стороны
было в равной степени полезно всем участникам конфликта, поскольку,
выступая посредником между ними, мы излагали и разъясняли им
позиции противной стороны.

Норвежское участие было согласовано в неформальной «тройке» –
вместе с США и Великобританией, но поддержание мира и развития в
Судане едва ли возможно без активного вовлечения в этот процесс и
других государств. Первая международная конференция доноров Судана,
прошедшая недавно в Осло и собравшая представителей более 60 стран
и международных организаций, стала важным достижением на этом
направлении. Доноры обязались выделить Судану 4,5 млрд долларов в
период с 2005 по 2007 год.

Возобновление мирного процесса между Израилем и палестинцами
давно уже не представлялось столь вероятным, как сегодня. Если
Израиль выполнит свое решение вывести поселения из сектора Газа и
уйти из четырех поселений на Западном берегу реки Иордан, то это,
возможно, вернет мирному процессу былую динамику. Вместе с тем
мировое сообщество должно твердо настаивать на том, чтобы уход из
поселений осуществлялся в соответствии с планом «Дорожная
карта».

Палестинским властям следует наращивать усилия по установлению
полного контроля над всеми вооруженными группировками. Огромное
значение имеет взаимопонимание, достигнутое недавно на встрече в
Египте между представителями Палестинской национальной
администрации и большинства палестинских военизированных
организаций, в первую очередь движения ХАМАС, принявшего решение о
своем участии в местных и парламентских выборах. Только
политические меры могут принести мир на Ближний Восток. Надо
демонтировать террористическую инфраструктуру и собрать все
оружие.
Руководителям конфликтующих сторон предстоит справиться с задачами
огромной трудности. Им придется учитывать внутреннюю ситуацию и
преодолевать сопротивление: есть слишком много желающих остановить
мирный процесс или пустить его под откос. Однако важно
воздерживаться от действий, которые могут принести краткосрочную
политическую выгоду и одновременно нанести урон долгосрочному
продвижению к цели.

Мировое сообщество не имеет права упускать эту новую возможность
и обязано поддержать стороны в их усилиях по оживлению мирного
процесса. Необходимы согласованные, целенаправленные шаги со
стороны четверки посредников, и здесь решающую роль должна сыграть
Россия наравне с тремя другими участниками «квартета» – США, ООН и
Европейским союзом.

Мирный процесс усложняется такими существенными проблемами, как
статус Западного берега реки Иордан и Восточного Иерусалима.
Строительство стены на оккупированной палестинской земле и
расширение поселений, ставящие под угрозу мирные переговоры,
следует прекратить. Решения по принципу «Газа в первую и последнюю
очередь» никогда не принесут мир на Ближний Восток. События на
Западном берегу реки Иордан и в Восточном Иерусалиме относятся к
числу приоритетов в диалоге мирового сообщества с Израилем.

Тяжелое экономическое и гуманитарное положение населения
Палестины представляет собой еще одну угрозу, поскольку бедность
порождает экстремизм. Норвегия уже более десяти лет направляет
усилия международных доноров на поддержку палестинского сообщества
и будет делать это впредь, поскольку такие меры являются важным
компонентом поиска мирного решения.

Почему мы этим занимаемся

Нашу деятельность по налаживанию диалога в зонах конфликтов
следует рассматривать в более широком контексте: участие Норвегии в
организации мирных переговоров вытекает из нашей давней поддержки
руководящей роли ООН в деле обеспечения мира и безопасности.
Предоставляя другим странам гуманитарную помощь и сотрудничая с
целью развития, мы содействует успеху и постоянству усилий
всемирной организации.

Мы склонны поддерживать других ведущих игроков, уступая им
приоритет в руководстве. В некоторых случаях, правда, Норвегия
принимает лидерство на себя, но всегда – только по просьбе сторон,
вовлеченных в конфликт.

Норвегия – терпеливый организатор. В нашей стране сложился
широкий и давно устоявшийся консенсус относительно политики
миротворчества. Так, участие в урегулировании шри-ланкийского
кризиса последовательно поддерживалось тремя министрами иностранных
дел, представлявшими три разные политические партии.

Особенно активно мы подходим к организации диалога между
религиями, поскольку в последние десять лет значение религиозного
фактора в международных делах неуклонно росло. Обычно то или иное
вероисповедание не является единственной или главной причиной
конфликта, но религиозные чувства зачастую эксплуатируются в
политических целях. Религиозной идеей, так же как и патриотической,
легко злоупотребить, поскольку люди, выражая свой гнев, желания и
даже цели, часто апеллируют к вопросам культа. Религиозные
настроения можно использовать для того, чтобы прокладывать путь к
политическому урегулированию конфликтов, мирному и устойчивому.
Взаимодействие между лидерами различных конфессий и общин может в
значительной степени содействовать установлению мира; оно способно
углублять взаимопонимание и сотрудничество как внутри отдельно
взятой страны, так и между разными странами и народами. И хотя
религия часто считается источником проблем, на самом деле она в
состоянии внести большой вклад в их решение.
Другой важный фактор в нашей деятельности – это акцент на
сотрудничество с национальными и международными
неправительственными организациями. Работая по всему миру на
протяжении нескольких десятилетий, норвежские НПО накопили богатый
опыт. Они хорошо знают прошлое и настоящее различных регионов,
обладают эффективной сетевой структурой, а также навыками и
умением, на которые мы можем опираться.

Партнеры уважают нашу беспристрастность. У Норвегии нет
колониального прошлого, и нас не подозревают в том, что мы
преследуем какие-либо скрытые политико-экономические цели.
Поскольку отдельно взятой стране трудно в одиночку добиться успеха,
мы сотрудничаем с другими мировыми акторами. Это равносильно
объединению нашего потенциала с возможностями других стран, чем
обеспечивается необходимая поддержка процессам, в которые мы
вовлечены.

Наконец, важный аспект нашего участия состоит в том, что мы
считаем себя организаторами мирного процесса, а не миротворцами. Мы
стараемся сделать все возможное, чтобы облегчить сторонам задачу
подписания мирного договора, и поддерживаем их в этом, но
необходимую волю к миру они должны проявить самостоятельно.

Одна из причин нашего стремления активно участвовать в мирном
процессе заключается в том, что, подобно многим другим, мы осознаём
свой нравственный долг – способствовать мирному разрешению
конфликтов и тем самым улучшению жизни людей в других частях мира.
Но нами движет не один лишь альтруизм. Норвегия кровно
заинтересована в том, чтобы в разных частях земного шара воцарился
мир. Сегодня, с одной стороны, уменьшается число межгосударственных
конфликтов. С другой – мы являемся свидетелями нарастания
внутренних конфликтов, и это привлекает к себе все большее внимание
мирового сообщества.

Глобализация – обоюдоострый меч. Она оказывает положительное
влияние, сближая страны с помощью торговых потоков, инвестиций,
обмена информацией и идеями, создания новых возможностей для
сотрудничества и совместных инициатив. Но вместе с тем намного
быстрее распространяются теперь нестабильность и угрозы.
Нелегальная миграция, организованная преступность и терроризм,
болезни, ухудшение экологической обстановки – все это негативные
последствия внутренних конфликтов, выходящих далеко за пределы их
фактического очага.

Именно таким образом внутренние конфликты выходят на глобальный
уровень. То, что вчера являлось гуманитарным кризисом, сегодня
превращается в центральную проблему безопасности. Мирная дипломатия
— один из инструментов, который используется нами для достижения
мира. Но поиск мира — это во многом и вопрос предоставления помощи
в развитии, обеспечения эффективного управления и уважения прав
человека. Когда того требует ситуация, допустимо применение военных
средств – но только в качестве крайней меры. Ни одна страна не
может не испытывать на себе последствия глобализации, как
положительные, так и отрицательные. Норвегия, подобно России и
другим государствам, получает всеобъемлющую выгоду от расширения
трансграничного взаимодействия и контактов. Но для осуществления
демократического контроля требуется более тесное
межправительственное сотрудничество. Чтобы успешнее разрешать
конфликты и устранять связанные с ними международные угрозы,
государства должны работать сообща — в двустороннем, региональном и
многостороннем форматах.

Опыт Норвегии в том, что касается организации мирных процессов и
предоставления помощи в развитии, показывает, что население бедных,
раздираемых конфликтами стран в отсутствие надежды на лучшее
будущее и в условиях безработицы более подвержено вербовке со
стороны группировок и адептов идеологий, выступающих за насилие и
вооруженное сопротивление. Рано или поздно эхо этих конфликтов
докатится и до наших границ, превратившись в непосредственную
угрозу жителям нашей вполне процветающей страны, находящейся на
первый взгляд в полной безопасности. Борясь с бедностью,
загрязнением окружающей среды и болезнями, мы устраняем
потенциально опасный очаг распространения ненависти, экстремизма и
терроризма.
Конечно, нельзя не реагировать на политические и этнические обиды,
но конфликты следует улаживать исключительно политическими и
мирными средствами. Строительство мира и стабильности требует
изрядной доли терпения, использования всех имеющихся в нашем
распоряжении средств — дипломатических, политических и
экономических. Только такой подход позволит обеспечить длительное,
устойчивое развитие. Во имя достижения этой цели мы должны
трудиться вместе. Норвегия и Россия – естественные партнеры на этом
пути.

Содержание номера
После затишья: Россия и арабский мир на новом этапе
Владимир Евтушенков
Очень своевременный противник
Владислав Иноземцев
Экономический шпионаж – тайное оружие великих держав
Али Лаиди
Демократия и ядерное оружие
Алексей Арбатов
Свобода СМИ в России: юбилей без торжеств
Владимир Энтин
Необратимый бег «колесницы реформ»
Владимир Дегоев
Аршин для России
Александр Музыкантский
Центральная Азия: корни конфликтов
Свобода и справедливость на сегодняшнем Ближнем Востоке
Бернард Льюис
Давняя война и современная политика
Фёдор Лукьянов
Россия и Балтия: дело не в истории
Михаил Демурин
Тени прошлого над Россией и Балтией
Ларс Фреден
Белые пятна в истории великой войны
Александр Чубарьян
Вторая мировая, которой не было
Александр Кузяков
«Бомба Гитлера» и взгляд из Москвы
Райнер Карльш
Борьба за трансформацию военной сферы
Макс Бут
Альтруизм как национальный интерес
Кьелль Магне Бундевик
Призрак свободы
Тимофей Бордачёв