Климатическая рулетка. Польская энергетика на распутье

9 августа 2019

Вероника Кщёнжек — журналист.

Резюме: Когда в Европейском союзе говорят об отношениях с Россией, вспоминают периодически несколько тем, но неизменна одна – энергетика. И даже если мы заглядываем вперед на 20 лет, не возникает сомнений – она останется связующей нитью между ЕС и Россией по объективным причинам.

Статья опубликована в спецвыпуске, изданном в рамках выполнения проекта «Россия глазами зарубежных лидеров нового поколения», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации от 19 февраля 2018 года N 32-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом президентских грантов (http://svop.ru/wp-content/uploads/2019/07/rimG.pdf). 

Когда в Европейском союзе говорят об отношениях с Россией, вспоминают периодически несколько тем, но неизменна одна – энергетика. И даже если мы заглядываем вперед на 20 лет, не возникает сомнений – она останется связующей нитью между ЕС и Россией по объективным причинам.

Этот текст создавался накануне выборов в Европейский парламент и в преддверии парламентских выборов в Польше осенью 2019 года. От результатов последних будет зависеть принятие официальной климатической стратегии в нашей стране на ближайшие годы. В то время, когда рекорды популярности на портале HBO бьет сериал «Чернобыль», Польша сталкивается с тем фактом, что в ее двери стучатся дилеммы XXI века. Никто не сомневается в том, что декарбонизация является требованием, которое должно быть выполнено, даже за счет проблем для отдельных экономик отдельных стран ЕС.

Однако вопрос о методе достижения остается открытым. Впервые климатические вопросы стали важной темой избирательной кампании над Вислой. Польским учёным и экологам по-прежнему ставят в пример Германию, которая задекларировала к 2022 г. отказ от атомной энергии, а к 2038 г. – отказ от угля. Однако поставившая на возобновляемые источники энергии и природный газ Германия, является ключевым партнером России в строительстве газопровода Nord Stream-2. Сегодня эту тему охотно рассматривают не только экологи, но также и политологи – доказывая, что нам нужен «ответ стран Восточной Европы на Nord Stream-2». В игру вступают американцы со своим сжиженным газом, надеясь, что они успешно выведут его на европейский рынок. В Польше, чувствительной к слову «диверсификация»,  они уже нащупали благодатную почву: об этом свидетельствуют расширение терминала СПГ в Свиноуйсьце и планы по запуску плавучего терминала в Гданьске к 2025 году. Таким образом, кажется, что вопреки позиции, представленной на климатическом саммите COP24, прошедшем в прошлом году в Катовицах, Польша, естественно, под давлением стран Евросоюза, закроет угольные шахты, поставив на микс: возобновляемые источники энергии (ВИЭ) + импортируемые ископаемые виды топлива и биомассу.

Но в этой дискуссии есть и второе течение, противоположное. Проядерный вариант в настоящее время связан с несколькими антиправительственными ассоциациями, но, тем не менее, постепенно он становится всё более и более слышимым. Проядерные экологи и учёные из Польши призывают правительство в Берлине внедрить эффективные технологии хранения энергии из возобновляемых источников. «Отказ от ядерной энергии с низким уровнем выбросов до полного отхода от сжигания каменного угля и лигнита в краткосрочной перспективе очень затрудняет преодоление технических и технологических проблем и приводит к необходимости использования других ископаемых видов топлива, в первую очередь природного газа». Это, в свою очередь, не даёт ожидаемых результатов в виде эффективной и быстрой декарбонизации», – пишут авторы петиции.

Де факто это является отражением дискуссий, происходящих внутри самой МГЭИК (Международной группы по изменению климата), консультативного органа ООН. МГЭИК не проводит собственных исследований, опираясь единственно на работы, опубликованные в рецензируемых научных журналах. Следовательно, в их докладах можно встретить позицию,  утверждающую, что атом необходим для достижения целей Парижского соглашения.

Проядерная позиция в последней кампании в Европарламент была открыто представлена ?? на фоне имеющихся вариантов только крайне левым комитетом Lewica Razem. Однако остальные политики демонстрируют либо непонимание темы, либо сознательно выступают за противоположный вариант (Партия зелёных). Проядерщики из недавно созданного фонда Fota4Climate, в том числе Адам Блажовский – предприниматель в сфере энергоэффективности, утверждают, что «мегаватт не равен мегаватту». «Сравнение мощности ВИЭ с мощностью угольной электростанции или атомной похоже на сравнение транспортных средств только с точки зрения максимальной скорости. (...) Западная Европа НЕ уходит от ядерной энергии, потому что просто не может этого сделать. Причина? Климат. В Германии с 2009 г. никакого прогресса в сокращении выбросов CO2 не наблюдалось, поскольку чистая ядерная энергетика заменяется миксом ВИЭ плюс природный газ с углеродной основой.

Возобновляемая энергия рассматривается в качестве приоритета, но угольные электростанции, уступая ей место, всё ещё сжигают уголь, чтобы поддерживать доступность. Новые электростанции строятся сегодня в Великобритании и Франции. Франция отступила от ранее заявленных (предвыборных) деклараций Макрона и НЕ будет сокращать долю ядерной энергии до 50% энергетического микса. Все новые электростанции будут построены в Финляндии (после завершения запоздавшей Olkiluoto 3), Чехии, Венгрии, Румынии и Словакии. Швеция отозвала «атомный налог» и дала согласие на строительство новых реакторов, когда это потребуется для замены старых (которые дают им до 50% чистой электроэнергии, другая половина – гидроэнергия, у шведов  на сегодня полностью декарбонизированная энергия)». В других  своих публикациях проядерщики цепляют параллель с более дешёвой, но недолговечной стиральной машиной как инвестицией, необходимой в каждом домашнем хозяйстве. По их словам, возобновляемая энергия – это дешёвая стиральная машина, а атом – дорогой, плохо ассоциируемый и требующий жертв – ставится в противоположный конец сравнения.

В одном они согласны со сторонниками микса: каждая угольная электростанция в Европе испускает в окружающую среду в 100 раз больше излучения, чем действующая атомная электростанция. От сжигания угля в Европе погибает 22 тысячи человек в год. И здесь уже аргументы обеих групп распространяются в разные стороны. Потому что проядерщики вместо Берлина тянут в Канаду: «Выбросы возобновляемых Германии в 18 раз выше, чем атомных и возобновляемых Онтарио! – указывает другой ведущий активист Fota4Climate Анджей Гонсёровский. – Как справедливо отмечает в своей «Климатической рулетке» Раули Партанен, Онтарио является замалчиваемым случаем в международных дебатах о смягчении последствий изменения климата. Почему? Потому ли, что показывает, что ядерная энергия декарбонизирует быстро, глубоко и без дискуссий? Сегодня в Германии и крутятся ветряные мельницы, и функционируют панели (и, стандартно, биомасса – то есть, в основном деревья, измельченные для получения пеллетов), и даже при этом всём выбросы велики. Причём стоит взглянуть на установленную мощность ветряных мельниц и панелей. Ясно видно, что они ничего не дают. Установлена огромная неиспользуемая мощность. Онтарио – мощный атомный пояс: 19 г CO2 экв / кВтч. Германия: 342 г CO2 экв / кВтч. Это сокрушительные вещи, и никакие политические нарративы их не изменят».

Ожидается, что в ближайшие 20 лет среднегодовая температура в Польше может увеличиться почти на 1° C, а уровень моря повысится более чем на 20 см. Это данные родного Института метеорологии и управления водными ресурсами – который представляет гораздо более оптимистичный сценарий, чем отчеты МГЭИК. Тем не менее, Польше необходимо около 170 ТВч электроэнергии в год. Вместе с растущей декарбонизацией, электрификацией транспорта и отопления, этот объём будет значительно расти, несмотря на огромный прогресс в повышении энергоэффективности. Смягчение последствий изменения климата и адаптация к изменению климата являются ключевыми проблемами, с которыми мы должны столкнуться в ближайшие годы. Чтобы эффективно ограничить масштабы глобального потепления, мир должен как можно скорее начать экономно использовать энергию – и что самое главное, эти изменения необходимы  уже «на позавчера». Мы не в состоянии 20 лет ждать начала возврата сделанных сегодня инвестиций в энергетику.

Следовательно, большинство стран ЕС (кроме тех, которые уже тщательно построили себе атом, например, как Франция), скорее всего, поставят на газ. А Польша? Ещё какое-то время, вероятно, будет колебаться между различными вариантами. Нынешнее правительство приняло стратегию, которую можно кратко охарактеризовать как «всего понемногу». 60% электричества из угля в 2030 г. и ниже 30% в 2040 г., атомная энергия с 2033 г., газ в качестве переходного топлива, отказ от строительства ветряных мельниц на суше и строительство их на море – это основные положения проекта государственной энергетической политики до 2040 года. Что касается атома, окончательного решения правительства пока нет. Однако Министерство энергетики планирует, что в 2033 г. в Польше будет запущен первый атомный энергоблок, а затем каждые два года – до 2043 г. – будут запускаться очередные. Каждый будет иметь приблизительную мощность порядка1-1,5 ГВт, в общей сложности 6-9 ГВт.

На рынке отопления также готовятся изменения. Перед следующими правящими командами стоит задача внедрения новой модели рынка теплоснабжения и тарифной политики, а также поиска стимулов для оптимизации затрат. В районах, где нет отопительной сети, речь идёт о низкой, насколько это возможно, излучательной способности. Поэтому приоритеты складываются следующим образом: газ, тепловые насосы, электрообогревание – и только потом твёрдое топливо.

Сценарии, представленные МГЭИК на ближайшие годы, показывают, что медиана  прогнозированной на 2050 г. доли атомной энергии в мировом производстве первичной энергии составляет 4,2%, а прогнозируемая доля ВИЭ – 60,8%.  В случае самого производства электричества это соответствует 8,9% и 77,5%. Можно, следовательно, сказать, что МГЭИК рассматривает ВИЭ в качестве основного источника энергии, а атомную энергию – в качестве дополнительного источника. И если судить по распределению мандатов в новоизбранном под конец мая 2019 г. Европейском парламенте, так и будет формироваться энергетическая политика континента. Европе сегодня нужны быстрые и дешёвые решения. Прежде всего, это же требует последствий (и тут соблазн Польши, чтобы немного опереться на атомную энергию, а немного на микс, может её сгубить). Возобновляемая энергия + газ или биомасса – это на сегодня решение, которое позволит прикупить Земле немного времени – а это, как вы знаете, самый дорогой продукт.

} Cтр. 1 из 5