28.11.2003
Знание как религиозный долг
№4 2003 Октябрь/Декабрь
Распространение знаний: проблемы и успехи

Процессы распространения знаний в арабских странах (освоение
норм и ценностей и воспитание, образование, работа СМИ и перевод)
затруднены в силу глубоко укоренившихся социальных,
институциональных, экономических и политических особенностей. Так,
исследования показывают, что наиболее распространенная модель
воспитания «младшего поколения» в арабских семьях – это
авторитарный стиль в сочетании с чрезмерной защитой детей. В
результате дети вырастают безынициативными и нерешительными, не
вполне самостоятельными и уверенными в себе и приносят меньше
пользы обществу. Это пагубно сказывается на мышлении ребенка,
поскольку подавляется его природная любознательность.

В арабских странах, особенно в наименее развитых, как прежде,
высок процент неграмотных женщин. Многие дети до сих пор не имеют
доступа даже к начальному образованию. Характерно сокращение числа
абитуриентов; государственные расходы на образование фактически
уменьшаются с 1985 года, снижается качество обучения.

Если, к примеру, на тысячу жителей стран развивающегося мира
приходится 285 газет, то в арабских странах этот показатель
составляет 53 издания. Цензура стала обычным явлением, газеты и
телеканалы закрываются по произволу властей. Большинство СМИ,
особенно радио и телеканалы, находятся в государственной
собственности.

Правда, за последние два года информационная среда в арабском
мире несколько улучшилась, чему способствует зарождающаяся
конкуренция. Появилось больше газет, на страницах которых
высказываются независимые суждения, – они бросают вызов господству
старых, государственных органов печати, овладевших единоличным
правом на распространение и интерпретацию информации. Имея
представительства за рубежом, эти новые газеты могут обходить
государственную цензуру. Некоторые частные спутниковые каналы также
начали оспаривать монополию государственных каналов на
телевещание.

Уровень доступа к цифровым СМИ – один из самых низких в мире. На
тысячу жителей арабских стран приходится всего 18 компьютеров, и
только 1,6 % арабского населения имеет доступ к Интернету. В
арабском мире практически не развивается переводческое движение, а
ведь перевод — это один из важнейших каналов распространения
информации и общения с остальным миром.

Производство знаний: состояние науки и литературы

Производство научных знаний сдерживается слабостью
фундаментальных исследований, а также почти полным отсутствием
перспективных исследований в таких областях, как информационные
технологии и молекулярная биология. Неудовлетворительное состояние
научной сферы объясняется недостаточным бюджетным финансированием
(государство тратит на научно-изыскательские работы не более 0,2 %
ВВП, причем большая часть средств уходит на зарплаты),
незначительной институциональной поддержкой и неблагоприятными
социально-политическими условиями. На миллион граждан арабских
стран приходится не более чем 371 ученый и инженер, занимающийся
научно-исследовательскими работами. Это намного ниже среднемирового
уровня.

Вместе с тем арабские государства могут по праву гордиться тем,
что из-под пера их граждан вышло множество выдающихся литературных
и художественных произведений, отвечающих самым высоким критериям.
Ведь если наука и технология требуют существенных
социально-экономических инвестиций, художники могут творить и без
серьезной институциональной или материальной поддержки.

Литературное творчество наталкивается, однако, на серьезные
препятствия. Прежде всего это ограниченный размер читательской
аудитории, обусловленный уровнем неграмотности и низкой
покупательной способностью. Количество книг, издаваемых в арабском
мире, не превышает 1,1 % мирового книгопечатания при том, что арабы
составляют 5 % населения планеты. Религиозная литература составляет
17 % от общего количества книг, издаваемых в арабских странах,
тогда как в других странах она занимает всего 5 % книжного
рынка.

Религия и культура: стимул для распространения знаний

Тесный союз между некоторыми репрессивными режимами и
консервативными религиозными учеными-богословами породил такие
истолкования ислама, которые были выгодны властям, но
неблагоприятно сказывались на человеческом развитии. В частности,
это касается таких аспектов существования общества, как свобода
мысли, интерпретация суждений, подотчетность режимов народу и
участие женщин в общественной жизни. Ограничения на политическую
деятельность во многих арабских странах заставили одни движения
уйти в подполье, а другие — рядиться в мусульманские одежды.
Лишившись мирных и действенных средств борьбы с несправедливостью
на национальном, региональном и мировом уровнях, некоторые
политические движения, называющие себя мусульманскими, стали
прибегать к ограничительному истолкованию ислама и к насилию как
политическому средству. Они раздувают угли нетерпимого отношения
как к оппозиционным политическим силам в арабских странах, так и к
«чужим», выставляя и тех и других врагами ислама и нагнетая
конфликты и противоречия в общественной, государственной и
международной жизни.

Между тем мусульманская вера не только не противопоставляет себя
знаниям, но и призывает людей стремиться к знанию и просвещению.
Лучшим тому подтверждением служит эпоха процветания арабской науки,
для которой был характерен тесный союз между исламской религией и
наукой.

Сегодня арабская культура оказывается лицом к лицу с такими
вызовами, как усиливающиеся во всем мире культурная однородность и
единообразие, проблема «своих» и «чужих», угроза сохранению
культурной идентичности. Современная арабская мысль и культура
пронизаны тревогой в связи с возможным угасанием языкового и
культурного своеобразия, стиранием и распылением национальных
особенностей.

У арабской культуры, однако, нет выбора: она вынуждена
участвовать в новом глобальном эксперименте. Без сомнения,
некоторые течения, укоренившиеся в арабской культуре, предпочли бы
политику самоустранения и ухода. Они хотели бы видеть отвержение
всех ценностей, идей и норм, навязываемых глобальной культурой.
Такая стратегия может показаться в каком-то смысле оправданной,
однако отказ от взаимодействия приведет лишь к ослаблению и
угасанию особенностей арабской культуры, а не к их укреплению и
развитию. Открытость, взаимодействие, ассимиляция, усвоение,
критическая переработка и исследование не могут не стимулировать
творческое производство знаний в арабском сообществе.

Арабская культура способна в третьем тысячелетии помочь в
создании общества, основанного на знаниях, точно так же, как она
это делала в конце первого и в начале второго тысячелетия нашей
эры. Более того, сила и богатство арабской культуры повысят
способность арабского сообщества успешно справляться с бурными
процессами глобализации.

Приобретение знаний и экономические особенности

Эксперименты арабских стран по переносу и усвоению нужных
технологий не привели к желаемому техническому прогрессу;
инвестиции не принесли ожидаемой прибыли. Импорт технологий не
увенчался их восприятием и широким применением, не говоря уже о
распространении и воспроизводстве. Во-первых, в арабских странах
отсутствуют действенные системы производства знаний и инноваций.
Во-вторых, нет разумной политики, направленной на укрепление тех
необходимых ценностей и институциональных структур, которые
поддерживают информационное общество. Данные проблемы усугубляются,
поскольку существует ошибочное мнение, будто информационное
общество можно построить путем импорта научных разработок при
полном отсутствии инвестиций в местное производство знаний. В деле
подготовки научных кадров арабские лидеры полагаются на
сотрудничество с университетами и исследовательскими центрами
передовых стран. При этом они не создают на местном уровне научных
традиций, способствующих приобретению знаний.

Одной из главных особенностей производственной структуры,
преобладающей в арабских странах, является сильная зависимость от
экспорта сырья, прежде всего нефти, и упование на внешнюю ренту.
Такая модель экономики по типу «рантье» обрекает арабское
сообщество на импорт научных кадров извне, поскольку это быстрый и
легкий путь. Но тот же путь приводит к ослаблению внутреннего
спроса на знания и потере благоприятных возможностей для
производства знаний в своих странах и их эффективного использования
в экономической деятельности.

Спрос на знания в арабских странах упал не только из-за
колеблющихся показателей экономического роста и производительности
труда за последнюю четверть прошлого века, но и в силу чрезмерной
концентрации богатства в руках немногочисленной элиты. Тот факт,
что огромная доля арабского капитала инвестирована в индустриально
развитые страны и, следовательно, выведена с арабского рынка,
лишний раз подтверждает известную закономерность: с точки зрения
человеческого развития значение имеет не само обладание деньгами и
богатством, а эффективность их вложения.

Изменение ценностей и критериев успеха

После обретения независимости во многих арабских странах у
власти оказались режимы, которые мало отличались от деспотичных
форм правления в древней и новейшей истории. Процесс распределения
власти в арабских странах, который иногда совпадал с процессом
распределения богатства, оказывал влияние на нравственное состояние
общества и отдельных людей. Погоня за личной наживой, преобладание
частных интересов над государственными и общественными, коррупция и
нравственное разложение в обществе, отсутствие честности и
отчетности и многие другие общественные болезни были так или иначе
связаны с неравномерным распределением власти, неизбежно
порождающим социальную несправедливость. Первой жертвой стало
правосудие.

Нефтяной бум также сыграл свою роль в размывании некоторых
ценностей и общественных стимулов, которые могли бы благотворно
сказаться на творческой деятельности, а также способствовать
приобретению и распространению знаний. Общественная значимость
измерялась только деньгами и размером состояния; при этом никто не
обращал внимания на то, как эти состояния приобретались. Право
собственности и обладание имуществом вытеснили такие достоинства,
как знание и интеллект. Вместе с ними были преданы забвению
независимость, свобода и критическое мышление.

Репрессии и маргинализация притупляли в людях стремление к
достижениям и счастью, сводили на нет приверженность идеалам. В
результате среди широких слоев населения распространились такие
опасные явления, как полное равнодушие к жизни и политическая
апатия.

Центробежные тенденции в социально-экономической и политической
жизни региона в сочетании с центростремительными тенденциями в
других странах привели к усилению утечки мозгов. Чтобы
противодействовать этому, нужно, во-первых, использовать знания и
квалификацию арабской диаспоры за рубежом, а во-вторых, предлагать
арабским экспатриантам привлекательные стимулы для временного или
окончательного возвращения на родину – в частности, интересную и
творческую работу в их родных странах. Этого можно добиться лишь
путем реализации серьезной программы в области человеческого
развития.

Внутренние и внешние вызовы знаниям

Политическая власть в арабских странах поощряет те знания,
которые помогают ей добиваться своих целей, и подавляет
инакомыслие. Политическая нестабильность и ожесточенная борьба за
руководящие посты при отсутствии устоявшихся правил мирной ротации
власти, или, другими словами, демократии, мешает развитию знаний на
арабской почве. Одним из главных следствий этой политической
нестабильности стало подчинение научных учреждений политическим
стратегиям и борьбе за власть. Здесь лояльность ценится больше, чем
эффективность и качество знаний. Власть не дает развернуться
деятельным натурам, убивая страсть к учебе и всякое желание творить
и изобретать.

Необходим такой независимый институт знаний, который позволил бы
создавать знания, свободные от политического принуждения и диктата.
Это возможно лишь путем демократизации политической и
интеллектуальной жизни при обеспечении свободы приобретения и
производства знаний.

Нужны законы, гарантирующие гражданам арабских стран права,
связанные с накоплением знаний, в первую очередь – свободу мысли и
самовыражения, без которой знание не сможет процветать. Большинство
арабских государств подписали международные конвенции по правам
человека, суть которых, однако, не стала неотъемлемой частью
правовой культуры этих стран. Проблема свободы в арабском мире
связана не столько с принятием новых законов, сколько с нарушением
уже существующих. Политический гнет, выборочное применение законов,
избирательная цензура и другие политически мотивированные
ограничения получили широкое распространение. Часто они принимают
форму юридических ограничений деятельности печатных изданий,
ассоциаций, собраний и электронных СМИ, что не позволяет тем
выполнять коммуникативную и культурную функции.

Но еще более опасные ограничения вводятся органами безопасности,
которые ставят себя выше конституционных норм, ссылаясь при этом на
интересы «национальной безопасности» или общественного порядка.
Прежде всего от подавления или отрицания свобод страдает
творческая, инновационная деятельность.

Знание почти равноценно религиозному долгу, который арабы должны
свято чтить и исполнять. Оно указывает им путь к достойному и
благополучному будущему. Религия, культура, история и человеческая
воля побуждают к успешному овладению знаниями. Препятствия на этом
пути — дело рук смертных, а виной всему — ущербные
социально-экономические и, прежде всего, политические структуры
прошлого и настоящего.


Полный текст статьи

Содержание номера
Следующая цель – мировой рынок газа
Дэниел Ергин, Майкл Стоппард
Объективное познание Европы
Тимофей Бордачёв
Модель на выброс
Надежда Арбатова
Реальность глобализации и критика антиглобалистов
Сергей Долгов
Открытая Европа
Александр Квасьневский
Бесконечный передел
Константин Сонин
Куда идет Центральная Азия?
Аскар Акаев
Коллективные стенания и имперское искушение
Томас Эксуорси
Знание как религиозный долг
Годовой отчет
Фёдор Лукьянов
Глобальный газовый рынок – взгляд из России
Владимир Фейгин
Международная финансовая система: конец единовластия
Ольга Буторина
Стратегическая стабильность в эпоху глобализации
Юрий Балуевский
Сотрудничать, бомбить или угрожать?
Мадлен Олбрайт
Как сделать Персидский залив безопасным
Кеннет Поллак
Мир завтрашнего дня
Гельмут Шмидт
Критическое мышление и обновление ислама
Рафаэль Хакимов
Холодная война возвращается
Ариэль Коэн