28.11.2003
Стратегическая стабильность в эпоху глобализации
№4 2003 Октябрь/Декабрь
Юрий Балуевский

Начальник Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации — первый заместитель Министра обороны Российской Федерации (2004—2008). Генерал армии.

Каким будет мир в XXI веке? Как в условиях глобализации
обеспечить безопасность и стратегическую стабильность? Эти вопросы,
давно превратившиеся из теоретических рассуждений в проблемы самого
что ни на есть практического свойства, с предельной остротой встают
сегодня перед мировым сообществом.

Сегодня мир  сталкивается со следующими глобальными
вызовами безопасности:

• глобальные и региональные военные угрозы в зонах
нестабильности, таких, как Ближний и Средний Восток, в первую
очередь – в Ираке и Афганистане;
• международный терроризм, экстремизм;
• распространение оружия массового уничтожения (ОМУ) и
ракетных технологий;
• неравномерность развития, бедность, отсталость.

В современном мире практически не осталось непреодолимых
экономических, культурных и информационных границ, и решить каждую
из этих проблем в отдельности невозможно. Да и не связанными друг с
другом они могут показаться разве что на первый взгляд. Масштаб и
характер современных военных угроз требуют поиска новых, зачастую
нетрадиционных форм и способов защиты национальных интересов.
Возрастает роль экономики, научного и культурного потенциала,
информационных возможностей государств. Если страны действительно
заинтересованы друг в друге, они найдут такие механизмы разрешения
конфликтов и защиты национальных интересов, которые сначала
отодвинут силовые методы на второй план, а затем сделают их и вовсе
ненужными. Но одно условие является обязательным: прежде всего
необходима работающая международная система безопасности,
базирующаяся на добровольно принятых всеми правилах и
механизмах.

Между тем в условиях роста взаимозависимости государств у
наиболее сильных может появиться желание воздействовать на другие
страны для обеспечения собственной безопасности и решения тех или
иных вопросов межгосударственных отношений. При этом военные
способы поддержания безопасности начинают приобретать все большее
значение, в том числе и в свете борьбы с международным
терроризмом.

СТАРАЯ И НОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ

Политические перемены последних двух десятилетий,
стимулировавшие процесс глобализации, приводят к быстрым
геополитическим изменениям. Новое наполнение получил и термин
«стратегическая стабильность» – понятие, появившееся в эпоху
холодной войны. Изначально оно затрагивало только отношения двух
ядерных сверхдержав – Советского Союза и Соединенных Штатов
Америки. Стратегическая стабильность означала такое состояние
советско-американских отношений, при котором обе стороны имели
возможность в случае глобальной ядерной войны многократно
уничтожить друг друга, а заодно и весь остальной мир. Итогом гонки
ядерных вооружений стал паритет стратегических наступательных
арсеналов СССР и США, иными словами – «ядерный пат». Стремясь
превзойти оппонента в количестве и качестве ракетно-ядерного
оружия, каждая сторона одновременно боялась неосторожными шагами
спровоцировать противника на опережающие действия.

«Стабильность глобального страха» поддерживалась идеологическим
противостоянием, глубоким взаимным недоверием, нежеланием
военно-политического руководства обоих государств идти на
какие-либо компромиссы, тем более на договоренности по снижению
угрозы. Отвлечение огромных ресурсов на смертоносные вооружения,
способные в один миг уничтожить планету, препятствовало решению
жизненно важных проблем каждой из стран. Начавшееся в период
разрядки движение навстречу друг другу имело целью снизить уровень
противостояния, уменьшить затраты на ядерные вооружения, то есть
добиться стратегической стабильности не прибегая к использованию
силовых механизмов. Система двусторонних и многосторонних договоров
определила параметры сначала ограничения стратегических вооружений,
а затем и их постепенного сокращения. Критерий «достаточности для
обороны» стал ключевым при определении требований к системам
стратегических вооружений.

Сегодня мы являемся свидетелями и участниками перехода от
старого типа стратегической стабильности времен холодной войны и
двухполюсного мира к новому типу стабильности. На чем может быть
основана стабильность в мире, который, по мнению многих, будет
однополюсным? Реален ли вообще сегодня однополюсный мир? И устойчив
ли он?

ЛИДЕРСТВО ЕДИНОЛИЧНОЕ И КОЛЛЕКТИВНОЕ

Прежние механизмы обеспечения международной безопасности,
основанные на сложной системе договоров по ограничению и сокращению
ядерных и обычных вооружений, фактически прекратили существование
после выхода США из Договора по ПРО 1972 года и принятия ими
концепции превентивных силовых действий. Вот что предлагается нам
взамен:

• однополюсный мир;
• ничем не ограничиваемое наращивание военной мощи
единственной сверхдержавы;
• «право силы, а не сила права»: односторонние превентивные
силовые действия без оглядки на международные нормы;
• снижение роли международных институтов и
договоренностей.

Стоит добавить, что в этой новой модели Россия все чаще
сталкивается с политикой двойных стандартов (отношение к чеченскому
терроризму, нежелание списывать советские долги, хотя ряду бывших
социалистических стран, например, Польше, долги списывались и т.
п.), заметна тенденция к ее изоляции. Особенно в этом усердствуют
«молодые» члены НАТО.

Неудивительно, что модель, предлагаемую фактически одним, пусть
даже самым мощным в политическом, экономическом и военном отношении
государством, Россия оценивает как потенциально опасную, способную
нести угрозу ее безопасности.

Между тем Россию и Америку связывает долгий путь взаимодействия,
который пролегает от эпохи разрядки через разрушение Берлинской
стены к построению новой системы коллективной безопасности,
призванной уберечь человечество от угроз XXI века. Не случайно
именно руководители России и США проявили политическую волю и
возглавили борьбу с международным терроризмом.

Сама жизнь сняла вопрос о том, в каком мире нам предстоит жить –
многополюсном или однополюсном? Мир может быть только
многополюсным, иначе он неустойчив. С уверенностью могу утверждать,
что Вашингтон как единственный полюс силы просуществовал всего
полтора года – с 11 сентября 2001 года, когда произошли
террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне, до 20 марта 2003
года, начала войны в Ираке. Лишь в этот период США обладали не
только самой большой военной мощью, но и легитимностью безусловного
лидера, несомненным моральным правом возглавлять мировое сообщество
в борьбе с международным терроризмом. Однако подчеркнутое
стремление к игнорированию мнения других стран и откровенное
нежелание хоть в чем-то поступиться собственными интересами не
способствует укреплению морального авторитета. К тому же дальнейший
ход событий показал, что в одиночку с ролью всемирного лидера не
могут справиться даже США.

Россия, как и Соединенные Штаты, в силу своего военного,
научно-технического, ресурсного и человеческого потенциала просто
обречена на то, чтобы занимать лидирующие позиции в грядущем
многополюсном мире. И вместе с США Россия может сыграть ключевую
роль в решении многих глобальных проблем.

РОССИЯ ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Как отметил бывший глава Европейской Комиссии Жак Сантер, Россия
слишком велика, чтобы стать полноправным членом Европейского союза.
И если она велика даже для столь крупной организации, то едва ли
«уместится»  в рамках других. Так что, с одной стороны, России
предначертано самостоятельное плавание по волнам истории, с другой
– ей никуда не деться от участия в решении важнейших проблем
современного мира. Это очевидный факт, с которым, нравиться это или
нет, придется считаться всем.

Как государственное образование Россия существует более тысячи
лет. Каков же ее вклад в решение проблем человечества за этот
период?

История

 Россия защитила европейскую цивилизацию от
монголотатарского нашествия в XIII–XIV веках, тем самым фактически
обеспечив возможность европейского Возрождения;

• освободила Европу от Наполеона;
• сыграла важнейшую роль в Первой мировой войне (многократно
выручала союзников в безвыходных ситуациях);
• внесла решающий вклад в победу над фашизмом во Второй
мировой войне;
• установила ядерный паритет с США, благодаря чему
стратегическая стабильность была обеспечена на протяжении более
полувека.

Современность

• инициировала разрядку и перестройку;
• способствовала разрушению Берлинской стены;
• проводит политику партнерства, равноправного сотрудничества
и интеграции в европейские структуры;
• сохраняет твердый курс на ограничение и сокращение
вооружений;
• стремится к сохранению правовых основ стратегической
стабильности и международной безопасности.

Цели и задачи России в будущем

• стать своего рода мостом между Европой и Азией, а в
каком-то смысле и между Старым и Новым светом (учитывая
наметившиеся трения в трансатлантических отношениях);
• добиться полноправного членства в европейских и мировых
структурах;
• явиться одним из полюсов будущего многополярного мира,
который при этом не противостоит остальным полюсам, а
взаимодействует с ними.

ОРУЖИЕ БЕДНЫХ

На России и США, какие бы трения и разногласия ни возникали
между двумя государствами, лежит особая совместная ответственность
за укрепление режима нераспространения ОМУ, предотвращение утечек
«чувствительных технологий» в ядерной и ракетной области. Эволюция
системы международных отношений в последнее десятилетие привела к
заметному ослаблению режима нераспространения, стабильность
которого обеспечивалась ранее двумя сверхдержавами. После
разрушения биполярной системы во многих государствах появились или
усилились стимулы к приобретению ОМУ, одновременно снизилась
способность мирового сообщества этому противодействовать. Во
времена холодной войны биполярная система обеспечивала странам
Третьего мира определенные гарантии от нападения. Сверхдержавы
ревниво следили за действиями друг друга, препятствуя применению
силы против «нейтралов», которое могло привести к усилению
противостоящего блока. Сегодня, когда роль международных
организаций в вопросах контроля за применением силы резко
снизилась, появляются объективные стимулы для создания или
приобретения ОМУ государствами, не вошедшими в «зону американского
влияния».

Ядерное оружие, возникшее в середине прошлого века, как оружие
богатых государств, превращается в оружие бедных, которое
обеспечивает им возможность парировать военные угрозы со стороны
более развитых стран. Быстрая эволюция обычных вооружений, отрыв по
качеству ведет к тому, что страны, опасающиеся силового
вмешательства, ищут возможности приобретения ОМУ. Технический
прогресс делает более доступными ядерные технологии, не говоря уже
о химических и бактериологических. Новые угрозы и вызовы
безопасности заставляют многие страны больше полагаться на ядерные
арсеналы, что увеличивает вероятность ядерного распространения.

С этой точки зрения нас не может не беспокоить стремление США и
Великобритании приписать ядерному оружию роль сдерживания других
видов ОМУ, что противоречило бы принципу «негативных гарантий» для
неядерных государств. В ряду таких же тревожных сигналов и
намерение США создать в соответствии с их новой ядерной доктриной
ядерные боезаряды малой и сверхмалой мощности для нанесения
точечных, в том числе превентивных, ударов в борьбе с
терроризмом.

Напомню, что согласно нашей Военной доктрине Россия
рассматривает свое ядерное оружие как средство ответа на ядерную
агрессию или агрессию с применением других видов ОМУ, а также на
крупномасштабную агрессию в критических для ее национальной
безопасности ситуациях. При этом Россия гарантирует неприменение
ядерного оружия против государств – участников Договора о
нераспространении ядерного оружия (это не касается случаев прямого
нападения на нее).

Таким образом, нераспространение ядерного оружия и других видов
ОМУ должно стать одним из приоритетных направлений политики
национальной безопасности ядерных государств. При этом наше
несогласие с тем или иным решением администрации США вовсе не
означает, что мы отказываемся от стратегического партнерства или
недооцениваем его важность.

НАШИ ПРИОРИТЕТЫ

Как писал еще в 20-х годах XX века выдающийся русский военный
теоретик Александр Свечин, в военной сфере «стратегическая линия
поведения должна являться проекцией на вооруженный фронт общей
политической линии поведения». Долгосрочные политические и
экономические приоритеты России определяют ее стратегические
приоритеты в военной сфере.

Российская Федерация проводит твердый курс на интеграцию в
мировое сообщество, на поиск взаимоприемлемых и взаимовыгодных форм
сотрудничества со всеми, кто в нем заинтересован.

В прошлогоднем послании президента Российской Федерации
Федеральному Собранию говорится: «Наши цели неизменны –
демократическое развитие России, становление цивилизованного рынка
и правового государства. И самое главное – повышение уровня жизни
нашего народа. … Мы должны сделать Россию процветающей и
зажиточной страной. Чтобы жить в ней было комфортно и безопасно.
Чтобы люди могли свободно трудиться, без ограничений и страха
зарабатывать для себя и своих детей». В послании-2003 сказано еще
более конкретно: «Все наши решения, все наши действия необходимо
подчинить тому, чтобы уже в обозримом будущем Россия прочно заняла
место среди действительно сильных, экономически передовых и
влиятельных государств мира».

Главный национальный интерес России – это развитие экономически
мощного, пользующегося уважением в мире государства,
ориентированного на удовлетворение потребностей и чаяний всех
социальных групп, всех народов и народностей Российской Федерации.
Это невозможно без обеспечения оборонной мощи страны, поддержания
ее военного потенциала на уровне, адекватном существующим и
возможным угрозам.

В целом политическое и военное руководство страны исходит из
того, что у России нет прямых врагов, но сохраняются потенциальные
угрозы, которые должны учитываться во всех расчетах и планах
развития государства и его армии.

К таким угрозам относятся, в частности:

• развертывание группировок сил и средств, имеющих целью
военное нападение на Российскую Федерацию или ее союзников;
• территориальные претензии к России, угроза политического или
силового отторжения от РФ отдельных территорий;
• осуществление государствами, организациями и движениями
программ по созданию оружия массового уничтожения;
• наращивание группировок войск, ведущее к нарушению
сложившегося баланса сил вблизи границ Российской Федерации или
границ ее союзников и прилегающих к их территории морских
водах;
• расширение военных блоков и союзов в ущерб военной
безопасности Российской Федерации или ее союзников.

Недооценка военных угроз очень опасна, но не менее опасна и
переоценка их. Она неизбежно приведет к ошибкам и во внешней, и в
оборонной политике. В последней сфере это означает попытки создания
таких Вооруженных сил, которые не могут быть обеспечены
экономическими возможностями государства.

Национальные интересы Российской Федерации были обозначены в
докладе министра обороны Сергея Иванова об актуальных задачах
развития Вооруженных сил Российской Федерации, сделанном в октябре
2003 года, а также в документах, принятых на российско-американском
саммите в Москве 24 мая 2002-го. Это «Совместная декларация
Президента В.В. Путина и Президента Дж. Буша о новых стратегических
отношениях между Российской Федерацией и Соединенными Штатами
Америки» и «Договор между Российской Федерацией и Соединенными
Штатами Америки о сокращении стратегических наступательных
потенциалов».

Признав, что нынешняя ситуация в области безопасности коренным
образом отличается от эпохи холодной войны, Россия и США
предпринимают шаги, чтобы отразить в военной области изменившийся
характер стратегических отношений между ними, сформировать новую
систему обеспечения стратегической стабильности и международной
безопасности.

Данная система должна основываться на общепризнанных нормах
международного права и использовать существующие международные
институты, в первую очередь ООН. Вполне реально взаимодействие при
ликвидации очагов нестабильности и проведении миротворческих
операций, основанное на мандате Совета Безопасности ООН.

Ближайшие два года являются решающими на этом пути. Президенты
России и США завершают первые сроки своего пребывания у власти и
должны определить свои позиции на будущее. Вполне естественно, что
каждый из них хочет победить на предстоящих выборах, чтобы
продолжить начатые преобразования. Второй срок для президентов –
это традиционно этап решительных действий, когда можно работать без
оглядки на следующие выборы. Лидерам необходимо оставить достойный
след в истории, обеспечить преемственность курса.

Стратегические национальные приоритеты России включают в себя
следующее:

Внутри страны

• создание демократического правового общества, в котором
будут обеспечены политические, экономические, социальные и
гуманитарные потребности общества целом и каждого члена общества в
отдельности;
• экономическое процветание и гражданское согласие всех слоев
общества, всех движений, организаций и политических партий;
• обеспечение суверенитета и территориальной целостности,
безопасности и обороноспособности Российской Федерации;
• продолжение военной реформы и переход преимущественно к
профессиональной армии по контракту при сокращении службы по
призыву.

На мировой арене

• обеспечение стратегической стабильности в мире,
предотвращение кризисов и вооруженных конфликтов, сохранение
позиций России как одного из самых надежных гарантов международной
стабильности;
• расширение стратегического партнерства с США в политической,
военно-политической и экономической сферах, продолжение
сотрудничества по обеспечению стратегической стабильности и
демонтажу наследия холодной войны;
• сугубо прагматичная внешняя политика, исходящая из наших
возможностей и национальных интересов – военно-стратегических,
экономических, политических. (Особо следует выделить развитие
отношений со странами СНГ как главный внешнеполитический приоритет
России, а также активную работу с Евросоюзом, направленную на
формирование единого экономического пространства.);
• завоевание сильных позиций в условиях суровой мировой
конкуренции – за рынки, за инвестиции, за политическое и
экономическое влияние; ориентация на жесткие требования мирового
рынка, на завоевание собственных новых ниш;
• поиск надежных союзников и укрепление репутации России как
надежного союзника.

У Соединенных Штатов Америки, безусловно, свои приоритеты.
Однако очевидно, что обеспечение безопасности в мире останется
одним из важнейших приоритетов американского военно-политического
руководства. Россия готова пройти свою часть пути, внести свой
вклад в построение новой системы международной безопасности.
Главное в такой работе, на наш взгляд, это наличие общего понимания
проблемы и стремления разных стран к выработке единых подходов к
парированию угроз и предотвращению конфликтов.

Не следует разрушать единство Европы от Атлантики до Урала, и
вместо того, чтобы стараться исключить Россию из мирового
сообщества, надо строить единую систему безопасности с участием
всех стран. Тем более что основа для этого имеется. Она заложена
год назад в Римской декларации.

Военный аспект такой работы должен обеспечить:

• укрепление взаимодействия между, прежде всего,
постоянными членами Совета Безопасности ООН, на которых возложена
особая ответственность за судьбу мира, странами – членами НАТО и
Европейского союза, всеми другими государствами и международными
организациями на основе принципов сотрудничества, взаимного учета
позиций и взаимной выгоды, отказа от попыток получить односторонние
преимущества;
• продолжение процесса радикальных, контролируемых,
необратимых сокращений стратегических наступательных вооружений во
взаимосвязи с ограничениями на стратегические оборонительные
системы;
• укрепление режима нераспространения ОМУ;
• выработку и согласование мер, направленных на повышение
предсказуемости и доверия в военно-стратегической деятельности, в
том числе путем установления постоянного диалога в военной
области.

Все это потребует серьезной работы и ответственного отношения со
стороны каждого из государств мирового сообщества. Безопасность
стоит недешево, однако обеспечивать ее необходимо. Эту задачу мы
сможем решить тем успешнее, чем глубже будет наше взаимопонимание и
теснее наше сотрудничество. Сложение научно-технических, финансовых
и организационных возможностей России, США и всех других государств
облегчит достижение поставленной цели.

Содержание номера
Следующая цель – мировой рынок газа
Дэниел Ергин, Майкл Стоппард
Объективное познание Европы
Тимофей Бордачёв
Модель на выброс
Надежда Арбатова
Реальность глобализации и критика антиглобалистов
Сергей Долгов
Открытая Европа
Александр Квасьневский
Бесконечный передел
Константин Сонин
Куда идет Центральная Азия?
Аскар Акаев
Коллективные стенания и имперское искушение
Томас Эксуорси
Знание как религиозный долг
Годовой отчет
Фёдор Лукьянов
Глобальный газовый рынок – взгляд из России
Владимир Фейгин
Международная финансовая система: конец единовластия
Ольга Буторина
Стратегическая стабильность в эпоху глобализации
Юрий Балуевский
Сотрудничать, бомбить или угрожать?
Мадлен Олбрайт
Как сделать Персидский залив безопасным
Кеннет Поллак
Мир завтрашнего дня
Гельмут Шмидт
Критическое мышление и обновление ислама
Рафаэль Хакимов
Холодная война возвращается
Ариэль Коэн