09.12.2003
Объективное познание Европы
№4 2003 Октябрь/Декабрь
Тимофей Бордачёв

Кандидат политических наук, научный руководитель Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики», программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Аффилиация

SPIN РИНЦ: 6872-5326
ORCID: 0000-0003-3267-0335
ResearcherID: E-9365-2014
Scopus AuthorID: 56322540000

Контакты

Тел.: +7(495) 772-9590 *22186
E-mail: [email protected]
Адрес: Россия, 119017, Москва, ул. Малая Ордынка, 17, оф. 427

© «Россия в глобальной
политике». № 4, Октябрь — Декабрь 2003

Рискну утверждать: даже «несмотря на многочисленные заявления
высшего руководства», Россия по-прежнему не вполне европейская
страна. Впрочем, таковы и Соединенные Штаты, что не мешает им быть
страной по-настоящему западной, демократической и рыночной. И
Япония – это тоже не европейская страна, в которой, тем не менее,
существуют и рыночная экономика, и демократические выборы.

Следует признать: и в самих отношениях между Россией и
Европейским союзом, и в их экспертно-научных оценках всегда было
чересчур много идеологии. Тезис о «европейском выборе» России,
воспринимаемый как аксиома, очень редко проверяется на
состоятельность с точки зрения требований, предъявляемых к
субъекту, сделавшему такой выбор, и рациональности его
целеполагания. Недостаток фактического наполнения в отношениях
России и ЕС последовательно приводит комментаторов к необходимости
подменять объективный анализ общими рассуждениями, а научные выводы
– политическими лозунгами.

Статья «Модель на вырост» («Россия в глобальной политике». № 2,
2003, с. 49–62) не преследовала цель утвердить какие-либо
ценностные представления или, того хуже, представить новую
внешнеполитическую философию. Во-первых, от попыток углубиться в
философию при обсуждении сугубо прикладных вопросов и так уже
деваться некуда. Во-вторых, авторы статьи – выпускники факультета
европейской администрации Колледжа Европы в Брюгге (Бельгия) – так
же далеки от высоких мировоззренческих дискурсов, как далеки от
веберовской объективности социально-политического познания те, кто
при анализе экспертной статьи ставит во главу угла ценности и
этические принципы авторов.

Любой профессиональный исследователь отношений России и
Европейского союза подтвердит, что гораздо большее значение имеют в
них не добрые намерения партнеров, а их объективная способность
соответствовать определенным и весьма жестким требованиям. Такая
способность не зависит от взглядов или ценностей, которые они
исповедуют. Она определяется существующей политико-экономической
системой и рациональным отношением к возможности и необходимости ее
менять. Посему и задача авторов статьи «Модель на вырост» была
гораздо проще – дать объективный анализ состояния
российско-европейских отношений и предложить несколько наиболее
вероятных сценариев их развития.

Одной из главных бед российской внешнеполитической науки
остается ее сильнейшая идеологизированность, постоянное стремление
выдать желаемое за действительное, а объективный анализ подменить
умозрительными схемами по принципу «вот было бы здЧрово».

Иногда это действует, и экспертному сообществу удается навязать
власти и избирателям свои представления о том, «что здЧрово». В
таком случае наука действительно начинает вершить историю. Другое
дело, что собственные, несколько идеалистические, взгляды на
природу и перспективы российско-европейских отношений совершенно не
дают многим исследователям «опуститься» до банального анализа того,
что эти отношения представляют собой в действительности и какова
объективная позиция нашей страны vis-a-vis с объединенной
Европой.

А реальность состоит в следующем. У России и Европейского союза,
по сути, сейчас нет долгосрочной совместной повестки дня. В отличие
от Молдавии, Украины и даже Белоруссии у России отсутствует даже
теоретическая перспектива вступления в Европейский союз. По мнению
наблюдателей, искусственная попытка «втискивания» ее туда ни к чему
хорошему не приведет, а статус «вечного кандидата», ставший уже
привычным для Турции, в нашем случае серьезно рассматриваться не
может.

Максимум же того, что может предложить ЕС «новым соседям»,
помимо членства, – это создание общего экономического пространства
на основе трех свобод передвижения: товаров, услуг и капиталов.

Такое пространство теоретически и практически может стать
вознаграждением за принятие соседями целого комплекса европейских
правовых норм. При этом участия в выработке данных правил игры – а
нормы европейского законодательства постоянно дополняются – никто
не обещает и обещать не собирается. Но в отличие от большинства
стран средиземноморского бассейна у России нет истории зависимого
положения по отношению к ведущим европейским государствам. Это
также будет препятствием для ее вписывания в концепцию «нового
соседства», или, по выражению председателя Европейской комиссии
Романо Проди, в «круг друзей» объединенной Европы.

Далее. Россия ведет вооруженную борьбу на своей территории. От
исхода этой борьбы во многом зависит не только ее будущее как
целостного государства, но и успех глобальной войны с терроризмом.
Поэтому она объективно не может беспрекословно подписываться под
теми же обязательствами в отношении прав человека, что и, простите
за поднадоевшее уже цитирование политолога Роберта Кейгана,
«живущие в мире Канта» европейские демократии.

Россия, перед которой стоит задача удвоения национального ВВП к
2010 году – что реально достижимо только путем колоссального
модернизационного рывка, – не может позволить себе такие же, как в
ЕС, экологические стандарты или другие требования, которые часто не
поддаются нормальной логике, но прекрасно существуют в Европейском
союзе. Заметим, что и США подвергаются критике со стороны ЕС по
вопросам экологии или прав человека, что не мешает им иметь
двусторонний товарооборот, по качеству сильно превосходящий
российско-европейский.

И последнее. За прошедшие десять лет российские и европейские
эксперты много времени и сил посвятили описанию «окон возможностей»
для развития взаимоотношений России и Европейского союза. К числу
наиболее популярных сюжетов, что нашло свое отражение и в
официальной повестке дня, относились взаимное открытие рынков,
энергетический диалог и координация усилий в сфере поддержания
международной безопасности. Вся рекомендательная часть
многочисленных исследований основана на базовой предпосылке об
обязательности и неизбежности европеизации России, понятой как
восприятие ею именно европейских норм и правил. Проблема же в том,
что в последние годы произошла фактическая привязка самого понятия
европеизации к так называемым «копенгагенским критериям» – списку
требований, предъявляемых ЕС странам-кандидатам. Россия кандидатом
на вступление в Европейский союз не является и вряд ли станет
таковым в ближайшие десять-пятнадцать лет. Стало быть, и
европеизация в ее современном понимании имеет для России мало
смысла.

Сейчас можно говорить скорее о модернизации или, в лучшем
случае, вестернизации России, которая станет не только залогом ее
успешного сосуществования с объединенной Европой, но и фундаментом
для продвинутых форм взаимоотношений в будущем. Это США могут
сохранять с Европейским союзом исключительно торговые связи.
Непосредственная географическая близость России и ЕС будет
способствовать переходу количества двусторонних контактов в более
интеграционное качество отношений.

Другое дело, что такая постановка вопроса, основанная на отказе
от упрощенных схем, потребует внятной, четкой и жесткой постановки
насущных вопросов и поиска адекватных на них ответов. В противном
случае красивые разговоры о «европейской идентичности» России будут
не более чем дымовой завесой для постепенного превращения ее в
энергетический придаток мощного и динамично развивающегося
Европейского союза.

Содержание номера
Следующая цель – мировой рынок газа
Дэниел Ергин, Майкл Стоппард
Объективное познание Европы
Тимофей Бордачёв
Модель на выброс
Надежда Арбатова
Реальность глобализации и критика антиглобалистов
Сергей Долгов
Открытая Европа
Александр Квасьневский
Бесконечный передел
Константин Сонин
Куда идет Центральная Азия?
Аскар Акаев
Коллективные стенания и имперское искушение
Томас Эксуорси
Знание как религиозный долг
Годовой отчет
Фёдор Лукьянов
Глобальный газовый рынок – взгляд из России
Владимир Фейгин
Международная финансовая система: конец единовластия
Ольга Буторина
Стратегическая стабильность в эпоху глобализации
Юрий Балуевский
Сотрудничать, бомбить или угрожать?
Мадлен Олбрайт
Как сделать Персидский залив безопасным
Кеннет Поллак
Мир завтрашнего дня
Гельмут Шмидт
Критическое мышление и обновление ислама
Рафаэль Хакимов
Холодная война возвращается
Ариэль Коэн