04.02.2004
Ядерная программа КНДР: перспективы развития
№1 2004 Январь/Февраль

Конфликт на Корейском полуострове имеет длительную историю. Но
его нынешняя стадия, отмеченная обострением противостояния,
особенная: Северной Корее непосредственно противостоят Соединенные
Штаты. КНДР и США являются главными участниками кризиса. Поэтому в
ходе ситуационного анализа, проведенного под председательством
академика Евгения Примакова, были проанализированы причины,
толкнувшие КНДР к демонстративному возобновлению своей ядерной
программы, позиция США, а также интересы и возможности влияния
«второго ряда» участников – Китая, Республики Корея (РК), Японии и
России.

ЗАЧЕМ СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

Стимулы военного характера. Известно, что свою ядерную программу
руководство КНДР объясняет и оправдывает потребностями
безопасности. В этой связи рассмотрены три гипотетических сценария:
военные действия против КНДР со стороны Республики Корея, военная
интервенция, предпринятая непосредственно США, а также военные
действия, начатые Северной Кореей. Ключевыми моментами обсуждения
стали вопросы о том, насколько велика вероятность развития ситуации
по этим сценариям и действительно ли Пхеньян связывает с ними
необходимость обладания ядерным оружием.

Традиционно Республика Корея считала, что КНДР угрожает ее
режиму, государственному строю и территориальной целостности. Во
время войны 1950–53 годов южнокорейская армия была практически
полностью разгромлена уже в первых приграничных сражениях. Что
касается нынешнего военного потенциала и боевой мощи южнокорейской
армии, то они сопоставимы с северокорейскими. Превосходство армии
КНДР в численности компенсируется использованием Южной Кореей более
современных систем вооружения. Согласно приведенным данным, военные
расходы Южной Кореи более чем на 10 млрд долларов превышают расходы
ее северного соседа. Мощь вооруженных сил РК усиливается также за
счет активного военного сотрудничества с США и американского
военного присутствия, развития сотрудничества в оборонной сфере с
Японией, проведения крупных совместных (с США и Японией) военных
учений.

Вместе с тем, по мнению экспертов, в настоящее время нет
оснований говорить о том, что Республика Корея может начать военные
действия против КНДР. Об этом свидетельствуют и направленность
военной доктрины Южной Кореи, и процесс нормализации отношений
между двумя корейскими государствами, приведший к подписанию в 2002
году совместной декларации. Участники ситуационного анализа
отметили также уязвимость Сеула и других густонаселенных районов
Республики Корея (на 38-й параллели сосредоточено более 12 тысяч
стволов артиллерии и более 750 ракет северокорейской армии).
Дополнительным фактором является общественное мнение в РК,
настроенное против враждебных акций в отношении КНДР.

Поэтому можно сделать вывод о том, что разработка ядерной
программы КНДР не вызвана необходимостью готовиться к отражению
возможных агрессивных действий со стороны РК.

Говоря о возможном проведении Соединенными Штатами военной
операции против КНДР, эксперты единодушно признали, что после
прихода к власти администрации Джорджа Буша-младшего в Вашингтоне
началось активное обсуждение перспектив военной акции с целью
ликвидации ядерной «угрозы» со стороны Северной Кореи. Однако в
том, что касается вероятности проведения Америкой военной акции в
настоящее время, мнения экспертов разделились. По мнению
меньшинства, вероятность военного вмешательства США весьма высока,
о чем свидетельствуют общая направленность американской политики,
выразившаяся в операции против Ирака, а также подавляющее военное
превосходство США над вооруженными силами КНДР. Значительное
американское военное присутствие в регионе, новые разработки,
исследования и достижения в военной сфере, включая работы над
созданием «чистого» ядерного оружия малой мощности, – все это
делает военную акцию США в отношении КНДР достаточно вероятной.

Большинство же участников обсуждения считают: вероятность
американской военной интервенции в КНДР не стоит преувеличивать.
Ведь на сегодняшний день США вовлечены одновременно в два
вооруженных конфликта в различных регионах (Ирак, Афганистан).
Молниеносной войны применительно к КНДР, скорее всего, не
произойдет, вследствие чего потери американской армии превысят ее
потери в аналогичных конфликтах в Афганистане и Ираке.

В итоге эксперты сделали вывод о том, что стремление руководства
КНДР предотвратить какую-либо форму военных действий со стороны
США, включая точечные удары с воздуха, может рассматриваться как
одна из причин возобновления и развития северокорейской ядерной
программы.

Что касается возможности того, что Северная Корея сама начнет
военные действия, то эксперты привлекли внимание к следующему: эта
страна крайне милитаризирована и обладает серьезным военным
потенциалом; ее военная доктрина предполагает ведение
наступательных военных действий против РК и дислоцированного там
американского военного контингента. Однако при внешнем
идеологизированном подходе, отметили эксперты, руководство КНДР на
самом деле придерживается реалистичной линии в отношении
потенциальной войны на Корейском полуострове. В Пхеньяне не могут
не учитывать высокую боеспособность армии Южной Кореи, ее
оснащенность современными системами управления и вооружения.
Сдерживающим фактором также является американское военное
присутствие: США способны остановить нападение с Севера на время,
необходимое для переброски подкреплений (по мнению ряда экспертов,
нападение КНДР обязательно приведет к полномасштабному вступлению в
войну США, что неминуемо окончится полным военным поражением
Северной Кореи).

Большое значение имеет и тот факт, что, согласно Договору о
дружбе между КНР и КНДР 1961 года, Китай окажет Северной Корее
военную помощь только в том случае, если она станет жертвой
нападения со стороны Южной Кореи или США.

Таким образом, развитие ядерной программы КНДР не имеет целью ни
вооруженное нападение на Республику Корея, ни инициирование
вооруженных действий против военной базы США в РК.

Причины невоенного характера. Важной целью Пхеньяна, по мнению
большинства экспертов, является политическое и физическое выживание
существующего режима, и именно в этом контексте следует
рассматривать задачи ядерной программы КНДР в невоенной сфере.
Такими задачами являются: выход из тяжелого экономического
положения (чего можно добиться, получив гуманитарную помощь в обмен
на свертывание ядерной программы), привлечение инвестиций и решение
проблемы нехватки энергии. Демонстративное развитие ядерной
программы, позволяющее в течение длительного времени обеспечивать
мобилизацию общества, его лояльность и преданность, может быть
также использовано для укрепления правящего режима. Для этого
Пхеньян создает образ врага и поддерживает миф о непобедимости
северокорейских вооруженных сил.

ВОЗМОЖЕН ЛИ ОТКАЗ КНДР ОТ ЯДЕРНОЙ ПРОГРАММЫ?

По одному из главных вопросов – о возможном свертывании ядерной
программы КНДР в случае выполнения США ее требований – мнения
участников ситуационного анализа разделились. Некоторые полагают,
что прекращение разработки северокорейской ядерной программы при
нынешнем режиме невозможно ни при каких обстоятельствах. Пхеньян
соглашается на переговоры лишь для того, чтобы выиграть время и
поставить мир перед свершившимся фактом. Но, по мнению значительной
части экспертов, при определенных условиях не исключено свертывание
или замораживание ядерной программы КНДР.

Как показали события октября – начала ноября 2003 года (когда
КНДР выразила готовность рассмотреть предложения США о гарантиях
безопасности), Пхеньян склоняется к нормализации отношений с США,
что, однако, предполагает уступки с другой стороны. Договор, к
которому стремится КНДР, по-видимому, не будет пактом о ненападении
в классическом смысле этого понятия. Позиция Северной Кореи перед
вторым раундом переговоров состоит в следующем: она пока готова
согласиться только на то, чтобы США подписали документ без его
ратификации Сенатом. Важной проблемой является способность
переговорщиков «упаковать» соглашение между США и Северной Кореей в
контекст договоренности между шестью участниками переговоров (США,
Северная Корея, Япония, Россия, Южная Корея и Китай). С одной
стороны, это противоречит стремлению КНДР подчеркнуть двусторонний
характер соглашения. С другой – письменные обязательства всех без
исключения стран «шестерки» должны стать для Пхеньяна
дополнительной гарантией соблюдения соглашения. Именно поэтому не
исключено, что Северная Корея в конце концов пойдет на компромисс и
договор будет построен по схеме «2+4», оговаривающей особые
обязательства США.

По мнению большинства экспертов, выход из сложившейся ситуации
связан именно с многосторонним «пакетным» соглашением, в котором в
той или иной степени будут учтены интересы всех сторон. Здесь важно
напомнить о прецеденте 1994-го, когда Украине была гарантирована
безопасность в связи с ее отказом от ядерного оружия и
присоединением к ДНЯО (Договор о нераспространении ядерного
оружия). Таким образом, разрешение тупиковой ситуации вполне
реально.

Важным фактором, способствующим отказу страны от реализации
ядерной программы, может стать заинтересованность Пхеньяна в
надежных поставках гуманитарной помощи, которые прежде обеспечивали
потребности страны в продуктах питания на 30 %. Прекращение
гуманитарной помощи поставило северокорейское население, и без того
находившееся в тяжелой ситуации, на грань катастрофы. Ключевой
проблемой является также возобновление поставок мазута для тепловых
электростанций КНДР, прекращенных США 14 ноября 2002 года.

Что касается поставок легководных реакторов для двух атомных
электростанций в рамках проекта КЕДО (Консорциум по развитию
энергетики на Корейском полуострове), то, по мнению ряда экспертов,
этот вопрос не является в настоящее время первоочередным для
Северной Кореи. Пхеньян спокойно отнесся к консенсусному решению о
прекращении работ над реакторами, принятому 5 ноября 2003-го
советом директоров КЕДО. В перспективе, однако, энергетическая
проблема все-таки может быть улажена в результате широких
международных усилий.

Решение экономических проблем в целом может рассматриваться
Пхеньяном в качестве серьезного «отступного» за свертывание ядерной
программы. Отдельные участники ситуационного анализа подчеркнули:
движение КНДР в сторону экономических реформ неотвратимо, ибо
страна без этого не выживет. Наиболее вероятной моделью реформ
может стать «вьетнамская»; на начальной стадии реформирования
экономики населению неизбежно придется испытать дополнительные
трудности. Кроме того, в целях гарантированного сохранения в стране
существующего режима на период реформ необходим дополнительный
«запас прочности», который не может быть наработан без
экономического содействия извне.

Комплексные консультации и переговоры между странами – членами
«шестерки» должны привести как к отказу КНДР от ее ядерной
программы, так и к отмене санкций в отношении Северной Кореи и
оказанию ей помощи. Такой набор мер мог бы не только обеспечить в
будущем соблюдение Пхеньяном договоренностей, но и сделать КНДР
признанным участником международных отношений.

Общий вывод, разделяемый большинством участников ситуационного
анализа: при выполнении «шестеркой» военных (пакт о ненападении) и
экономических условий КНДР может пойти на официальный отказ от
ядерной программы, что, однако, необязательно означает фактическое
свертывание ядерной программы в будущем. В нынешних условиях тайное
продолжение ядерных разработок представляется едва ли возможным,
так как Северная Корея, официально согласившись на их прекращение,
в качестве обязательного условия должна будет подвергаться жесткому
международному контролю. Однако впоследствии все будет зависеть от
развития внутренних процессов в КНДР и позиции «второго ряда»
участников конфликта.

АМЕРИКАНСКАЯ СТРАТЕГИЯ

Изменение позиции США на нынешнем этапе. При администрации
Клинтона политика Соединенных Штатов была направлена на
нормализацию отношений с Северной Кореей: достаточно упомянуть
Рамочное соглашение 1994 года или создание программы КЕДО.
Предусматривались не только решение энергетической проблемы КНДР,
но и нормализация политических отношений между США и Северной
Кореей, взаимное признание. Несмотря на разногласия по этому
вопросу между демократами и республиканцами, США в целом проводили
по отношению к КНДР «политику умиротворения»: шли на планомерные
уступки, сняли ряд торговых ограничений и возобновили переговорный
процесс.

С приходом в Белый дом республиканской администрации
американская позиция становится более радикальной. Переговорный
процесс с Северной Кореей был прерван. Президент Соединенных Штатов
причислил КНДР к так называемой «оси зла», которая, как утверждают
в Вашингтоне, является угрозой миру и безопасности во всем мире.
Похоже, Буш был уверен в слабости режима Ким Чен Ира и в том, что
«под впечатлением» от военных успехов США в Афганистане и Ираке тот
неизбежно примет американские условия. Именно на это время
приходится и ужесточение позиции КНДР, которая заявляет о выходе из
ДНЯО и разработке ОМУ.

Между тем, отметили эксперты, в настоящее время можно говорить о
некоей эволюции взглядов американской администрации на проблему
конфронтации с КНДР. США отказались от оскорбительной риторики в
адрес северокорейского лидера, возобновили переговорный процесс и
сознательно стремятся к ослаблению напряженности. Характерно, что
во время визита в Соединенные Штаты южнокорейского президента Но Му
Хёна его проинформировали о том, что США не будут отводить войска
от 38-й параллели. Ранее Вашингтон, напротив, заявлял о намерении
отвести свои силы от демаркационной линии, что было воспринято как
подготовка военной операции против КНДР.

Если прежде Соединенные Штаты отказывались давать какие бы то ни
было гарантии безопасности северокорейскому государству, чтобы «не
укреплять Ким Чен Ира», то сегодня США выдвинули предложение о
предоставлении КНДР гарантий безопасности всеми участниками
переговоров в формате «шестерки», причем в письменной форме.

По мнению экспертов, такое развитие событий вызвано комплексом
причин: политическими неудачами США в Афганистане и Ираке;
отсутствием там быстрых и очевидных решений; антивоенной позицией
многих стран; серьезными возражениями против военного варианта со
стороны Японии и Южной Кореи – союзников США в
Азиатско-Тихоокеанском регионе; приближением президентских выборов
в США. Помимо этого США не уверены, что смогут одержать легкую
победу в войне с Северной Кореей, тем более что им пришлось бы
одновременно вести уже три локальные войны. Все эти факторы и
привели к отказу от военного варианта преодоления корейского
ядерного кризиса. С точки зрения большинства участников
ситуационного анализа, это достаточно устойчивый отказ, что связано
с долговременным характером обусловивших его причин.

Интересы администрации Буша. Эксперты по-разному определили
приоритетность интересов администрации Буша. Одни поставили на
первое место геополитические интересы – стремление Соединенных
Штатов укрепить свои позиции на Корейском полуострове и в Японии, а
также избежать напряженности в отношениях с Китаем, особенно с
учетом Договора о дружбе между Китаем и Северной Кореей 1961 года.
Второе место по степени приоритетности для Америки, считают эти
эксперты, занимают ядерные проблемы, прежде всего те, что связаны с
недопущением расширения ядерной зоны на Японию, Республику Корея и
Тайвань. И, наконец, на последней позиции – создание препятствий
укреплению режима Ким Чен Ира и сближению двух Корей не по
американскому сценарию.

В то же время другие эксперты полагают, что основным мотивом для
Соединенных Штатов является недопущение распространения ядерного
оружия и укрепления северокорейского режима. Было отмечено, что
пример Северной Кореи способен стимулировать большое число
«пороговых» и «предпороговых» государств к развитию собственных
ядерных программ и приобретению ядерного оружия. Опасения США,
очевидно, не в последнюю очередь связаны с возможностью передачи
Северной Кореей технологий и компонентов ядерного оружия другим
проблемным странам.

Связывая американские интересы с прекращением северокорейской
ядерной программы, эксперты считают, что Соединенные Штаты
продолжат курс на «пакетное» решение, если, конечно, от него не
откажется КНДР. США начали осознавать полезность такого механизма
разрешения конфликта, как «шестерка».

Некоторые эксперты полагают, что ради прекращения Северной
Кореей ядерной программы Вашингтон может пойти на дополнительные
уступки – признать суверенитет КНДР и снять экономические санкции.
Один из мотивов возможного признания суверенитета КНДР состоит в
том, что США опасаются такого объединения Севера и Юга, которое
может привести к негативным последствиям для региона в целом и
американских интересов в частности. Кроме того, США не способны
полностью изолировать КНДР от внешнего мира из-за особой позиции
Китая и Республики Корея, которые, желая предупредить наплыв
северокорейских беженцев, могут пойти и на несанкционированные
поставки в КНДР топлива и продовольствия.

ИНТЕРЕСЫ И РЫЧАГИ ВЛИЯНИЯ СТРАН «ВТОРОГО РЯДА»

У всех стран, так или иначе вовлеченных в конфликт, имеется
широкое поле совпадающих интересов: ни одна из них не желает ни
военного столкновения между США и КНДР, ни реализации
северокорейской ядерной программы. Совпадающие интересы помогают
странам «второго ряда» играть конструктивную роль в урегулировании
северокорейского ядерного кризиса.

Есть все основания считать, что Китай крайне озабочен угрозой
распространения ядерного оружия в регионе. Особенно его тревожит,
что собственным ядерным оружием могут обзавестись Япония и Тайвань,
– а это вполне вероятно в случае успешной реализации ядерной
программы КНДР. В целом китайская сторона заинтересована в
разрешении конфликта. Пекин поддержал резолюцию МАГАТЭ в январе
2003-го, оказывал давление на Пхеньян, с тем чтобы тот вернулся к
Рамочным договоренностям 1994 года и согласился на продолжение
переговоров в формате «шестерки».

По мнению экспертов, военный вариант разрешения ситуации в корне
противоречит интересам КНР, которая выступает против усиления
американских позиций в регионе и опасается последствий масштабных
военных действий на Корейском полуострове: потока беженцев, а также
экологической и гуманитарной катастрофы.

Китай видит себя одним из главных участников разрешения
конфликта, опорным пунктом переговорного процесса. Пекин
действительно обладает широким набором инструментов для воздействия
на ситуацию, при этом у него значительно больше возможностей
оказывать влияние на КНДР, чем на Соединенные Штаты.

Япония не заинтересована в объединении двух корейских
государств, не желает появления сильного в экономическом и военном
плане единого государства. Она выступает против создания в КНДР
ядерного оружия. Токио категорически не заинтересован в военном
решении проблемы, которое чревато разрушительными последствиями для
Японии в силу ее географической близости к Корейскому полуострову.
На позицию Японии существенное влияние оказывают США, и этот фактор
необходимо учитывать.

Премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми ставит вопрос о
продлении моратория на запуски северокорейских баллистических ракет
и об ограничении разведывательной деятельности судов КНДР в
японских территориальных водах. Он также выступает за допуск на
территорию КНДР международных инспекторов, которые могли бы
проверить, действительно ли Северная Корея заморозила свою ядерную
программу. Впрочем, по мнению ряда экспертов, такое поведение
японского премьера обусловлено скорее его союзническими
обязательствами перед США.

Возможности влияния Японии на КНДР внешне ограничены: Пхеньян
относится к Японии хуже, чем к любому другому государству «второго
ряда», будь то Китай, Россия или даже Республика Корея. Об этом
свидетельствуют его периодические требования исключить Токио из
переговорного процесса. Японо-северокорейские отношения осложняются
проблемой, связанной с похищением спецслужбами КНДР японских
граждан. Она приобрела особую актуальность после того, как Северная
Корея официально призналась в похищении японцев. Коидзуми не может
игнорировать мнение общественности, занявшей по этому вопросу
весьма активную позицию.

Тем не менее на сенсационной встрече между лидерами Северной
Кореи и Японии, состоявшейся 17 сентября 2002 года, Коидзуми заявил
о готовности Токио в качестве «компенсации» за отказ от ядерной
программы предоставить Пхеньяну льготную экономическую помощь,
объем которой, по некоторым данным, может достигнуть 13 млрд
долларов. Токио также заявил о предоставлении очередной партии
продовольственной помощи (400 тыс. тонн) Северной Корее.

Некоторые участники обсуждения отметили и тот факт, что основные
финансовые активы КНДР находятся в японских и китайских банках. В
Японии проживает довольно многочисленная корейская диаспора,
определенная часть которой вполне лояльно настроена по отношению к
КНДР. Все это надо учитывать при оценке степени влияния Японии на
Северную Корею.

Что же касается влияния Японии на США, то, по мнению некоторых
участников ситуационного анализа, его степень невелика. Однако
большинство экспертов склонны полагать, что при проведении своего
курса в отношении Северной Кореи США все-таки вынуждены считаться с
позицией Японии по той или иной проблеме.

Республика Корея стремится не допустить перерастания конфликта
вокруг северокорейской ядерной программы в вооруженное
противостояние, поскольку война чревата гуманитарной и
экологической катастрофой на полуострове. Возможные негативные
последствия такой войны вкупе с большими материальными затратами и
нестабильностью могут привести к тяжелому экономическому кризису в
Южной Корее. Поэтому РК заинтересована в ослаблении напряженности
на полуострове. Реализации этой цели может посодействовать целый
ряд экономических проектов: он позволит «вовлечь» КНДР в более
тесное сотрудничество и способен послужить основой для более
конструктивного диалога между Севером и Югом.

В Южной Корее постепенно осознаюЂт наличие общекорейских
интересов, состоящих главным образом в достижении мирного
сосуществования двух Корей и последующем «мягком» объединении их в
конфедерацию. Взаимный интерес представляют такие вопросы, как
воссоединение корейских семей, разлученных в результате войны
1950–53 годов, возвращение военнопленных времен корейской войны и
южнокорейских рыбаков, захваченных в море пограничниками Северной
Кореи. Однако идеологические разногласия, непрекращающееся
информационное противостояние, а также наращивание военного
потенциала с обеих сторон мешают сближению позиций. Все это сужает
возможности влияния Республики Корея на КНДР.

Вместе с тем, полагают эксперты, РК обладает определенными
возможностями влиять на США. Однако в настоящее время эти
возможности сокращаются вследствие расхождения позиций по различным
вопросам, в том числе связанным со способом разрешения конфликтной
ситуации.

Каковы интересы России на Корейском полуострове? Это –
стабильный мир в регионе; безъядерный статус полуострова; мирное
объединение двух корейских государств при условии, что единое
корейское государство будет дружественно настроено по отношению к
России и другим соседям.

В то же время Россия, стремясь к ускорению темпов своего
экономического роста, хозяйственному освоению Восточной Сибири и
Дальнего Востока и привлечению туда инвестиций, заинтересована в
расширении сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского
региона. Москва нуждается в развитии экономического взаимодействия
в этом регионе. Сохранение напряженности на Корейском полуострове
препятствует достижению данных целей.

По мнению ряда экспертов, степень влияния России на развитие
ситуации на Корейском полуострове невелика – во многом в силу ее
слабого экономического присутствия в регионе. Однако влияние России
на Корейском полуострове в определенной мере возрастает, что
обусловлено ее политическим присутствием там. В частности, Россия
выступает как стимулятор многостороннего переговорного процесса.
Существенное значение имеет действующий Договор о дружбе,
добрососедстве и сотрудничестве между РФ и КНДР. Определенную роль
играет фактор личных взаимоотношений президента РФ и
северокорейского лидера. Кроме того, участие России в разрешении
конфликта выгодно самой КНДР, стремящейся «сбалансировать» свои
отношения с Китаем.

России, полагают участники ситуационного анализа, следует
принять активное участие в совместной деятельности, направленной на
выработку единого подхода к мирному урегулированию конфликта на
Корейском полуострове. Необходимо, с одной стороны,
противодействовать ядерным амбициям КНДР, а с другой – предложить
Северной Корее гарантии безопасности и конкретную программу
экономической помощи в случае безоговорочного свертывания ею своей
ядерной программы.

ВАРИАНТЫ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ

Сценарий I. На ближайшую перспективу наиболее вероятны «тягучие
переговоры» при «закулисном» продвижении ядерной программы КНДР.
Такая ситуация практически наверняка приведет к поиску и
использованию альтернативных мер давления на КНДР. При этом полной
изоляции КНДР не допустят ни Китай, ни Республика Корея; это не
выгодно и России.

Результатом развития событий по данному сценарию может стать
смягчение Пхеньяном его позиции, что в конечном итоге приведет к
успеху переговоров. Участники обсуждения сошлись во мнении, что
переговорный процесс будет наиболее эффективен в формате
«шестерки». Возможно также привлечение к участию в обсуждении
Европейского союза.

Сценарий II (менее вероятный). Пхеньян уже в ближайшей
перспективе примет предложенный ему план – разработанное с участием
США пакетное соглашение, оговаривающее первоочередность прекращения
северокорейской ядерной программы под жестким международным
контролем.

Сценарий III (наименее вероятный). Военный вариант развития
событий. Северная Корея заведомо знает, что в прямом вооруженном
конфликте она наверняка потерпит поражение и это неминуемо приведет
к ликвидации нынешнего правящего режима. США, в свою очередь,
понимают, что военный вариант нежелателен, особенно с учетом тех
затруднений, которые они испытывают в Ираке и Афганистане. Более
того, выбор такого варианта противоречит интересам Буша-младшего в
связи с предстоящими президентскими выборами в США.

Рассматривая различные сценарии развития ситуации на Корейском
полуострове, важно учитывать возможные изменения в самой КНДР. Это
могут быть постепенные, радикальные или эволюционно-радикальные
(достаточно длительная по времени эволюция с радикальной развязкой)
перемены.

На сегодняшний день, по мнению участников дискуссии, наиболее
вероятны постепенные эволюционные изменения, которые уже начались в
экономике Северной Кореи. Однако если власти КНДР попытаются
замедлить процесс перемен, то возможен, хотя и маловероятен,
эволюционно-радикальный путь. Что касается радикальных изменений,
то, по мнению экспертов, в настоящее время они исключаются,
учитывая характерные особенности режима и некоторые отличительные
свойства национального характера северных корейцев.

 

В качестве экспертов выступили студенты магистратуры
МГИМО(У):

Е.В. Арбекова, Р.А. Большов, Ю.Г. Зиновский, К.А. Константинов,
В.А. Космун, М.С. Кузовникова, М.В. Лебедев, А.В. Попов, К.Н.
Рыжак, Л.Н. Смирнова, Д.Г. Степанян, В.В. Терещенко, Г.В. Фомин,
Н.В. Фуженкова, А.З. Хуснитдинова. В анализе ситуации приняли
участие ректор МГИМО(У) МИД РФ член-корреспондент РАН А.В. Торкунов
и профессор В.И. Денисов.