28.12.2006
Спецслужбы, полиция и права человека
№6 2006 Ноябрь/Декабрь

Рост активности мирового сообщества в борьбе с терроризмом
отражают многочисленные форумы, где обсуждаются принципы и формы
демократического контроля над спецслужбами. Европейский комитет по
проблемам преступности провел специальное исследование по данным
вопросам. Женевский центр демократического контроля над
вооруженными силами и Норвежский парламентский комитет по контролю
над деятельностью спецслужб подготовили глубокое монографическое
исследование «Подотчетность спецслужб: правовые нормы, опыт и
рекомендации». Парламентская ассамблея Совета Европы разработала
Рекомендации 1713 (2005) «Демократический надзор за сферой
безопасности в государствах-членах» от 23 июня 2005 года. Есть и
ответ на эти рекомендации, который дал Комитет министров Совета
Европы 12 июня 2006-го на 969-м заседании заместителей
министров.

Казалось бы, в этих документах должны быть изложены подробные
подходы к проблеме демократического надзора за сферой безопасности.
Но останавливаться на достигнутом преждевременно. Есть еще немало
аспектов данной проблемы, где требуются и углубленный анализ, и
разработка соответствующих рекомендаций.

Одной из таких сфер является обеспечение защиты прав человека и
основных свобод при осуществлении специальными службами и полицией
своих функций в условиях противодействия новым вызовам и
угрозам.

Почему именно проблема сформулирована таким образом?

Во-первых, вопрос о необходимости усиления
защиты прав человека и основных свобод в условиях борьбы с
терроризмом неоднократно ставился в концептуальных документах
Организации Объединенных Наций. Особенно остро и всеобъемлюще он
сформулирован в Глобальной контртеррористической стратегии ООН,
принятой в сентябре 2006 года Генеральной Ассамблеей ООН, а также в
документах июльского (2006 г.) саммита «Большой восьмерки» в
Санкт-Петербурге.

Во-вторых, не следует ограничиваться только
антитеррористическими мерами. Терроризм теснейшим образом
переплетен с организованной преступностью, коррупцией,
наркобизнесом, незаконной миграцией, торговлей людьми и оружием.
Каждая операция, проводимая спецслужбами и полицией, обычно имеет
комплексный характер. Иногда трудно установить четкие границы, где
кончается один вид преступной деятельности и начинается другой, или
что является причиной, а что следствием. Об этом красноречиво
свидетельствует современная ситуация в Афганистане, где наркобизнес
питает терроризм, а сам наркобизнес не может существовать без всех
прочих форм преступности.

В-третьих, в ряд со спецслужбами везде надо
ставить полицию. Дело в том, что в некоторых странах, в том числе в
России, вообще нет правового понятия «спецслужба». Кроме того,
полиция часто сама выполняет функции спецслужбы. Как правило, они
действуют, особенно при проведении контртеррористических операций,
как единый механизм, несут, естественно, солидарную ответственность
в случаях нарушений прав человека и демократических свобод.

Какие конкретные проблемы, требующие решений, следует
выделить?

Первое. Соблюдение суверенитета национальных
государств. Мировые лидеры неоднократно заявляли о своем твердом
намерении поддерживать все усилия, направленные на то, чтобы
обеспечить суверенное равенство всех государств, уважение их
территориальной целостности и политической независимости. Постоянно
раздаются призывы воздерживаться в международных отношениях от
угрозы силой или ее применения, которое не соответствовало бы целям
и принципам ООН. Неизменно подчеркивается готовность обеспечивать
урегулирование споров мирными средствами и согласно принципам
справедливости и права на самоопределение народов, все еще
находящихся в условиях колониального господства или иностранной
оккупации. Провозглашаются принципы невмешательства во внутренние
дела государств, уважения прав человека и основных свобод,
равноправия всех без различия расы, пола, языка или религии,
международного сотрудничества в решении проблем экономического,
социального, культурного либо гуманитарного характера.

Эти вопросы напрямую связаны с обеспечением прав человека при
осуществлении спецслужбами, полицией и вооруженными силами своей
деятельности.

Прямолинейные, грубые действия, подрывающие суверенитет,
отмеченные, например, в Ираке непосредственно со стороны
вооруженных сил и спецслужб США, а также ряда европейских
государств, влекут за собой ожесточенное сопротивление граждан
соответствующих стран. Этим пользуются различные деструктивные
элементы. В результате насилие превосходит все допустимые пределы и
поднимает новые волны терроризма.

Ни одно решение о военном вмешательстве не принимается без
ведома спецслужб и без их конкретного содействия. Соответственно
необходимы особые национальные формы контроля над органами
разведки. Нужны международно-правовые нормы по ограничению их
влияния.

Национальный суверенитет нередко страдает также в ходе
выполнения спецслужбами одной страны возложенной на нее миссии на
территории другой. Патологический характер носят случаи, когда
иностранная спецслужба нарушает права человека из другой страны,
используя при этом территорию и специальные учреждения третьей
страны. Имеется в виду скандал с так называемыми «секретными
тюрьмами ЦРУ» в некоторых европейских государствах. Подобного рода
деятельность не может быть признана допустимой ни при каких
обстоятельствах.

Второе. Позорные случаи пыток. Несмотря на все
международно-правовые запреты, эта средневековая практика
продолжается. По данным вопросам в европейских структурах много и
часто критикуют Россию в связи с контртеррористической операцией в
Чечне. К сожалению, в ряде эпизодов эта критика оправданна. По
таким фактам органами прокуратуры РФ расследуется несколько
уголовных дел.

Но пытками «прославилась» не только Россия. Достаточно вспомнить
неприглядные действия, в которых были замечены военнослужащие и
сотрудники спецслужб Соединенных Штатов Америки и некоторых
европейских стран в связи с антитеррористическими мероприятиями в
Ираке и Афганистане.

Грандиозный скандал разразился в Великобритании в ноябре
2006-го. Поводом для него послужило расследование в отношении 164
офицеров, которые в течение 10 лет практиковали и всячески скрывали
изощренные пытки в тюрьмах страны.

На общем фоне повсеместно продолжающихся пыток, информация о
которых содержится в строгом секрете, Генеральный секретарь ООН
Кофи Аннан отметил недавно еще более тревожную тенденцию: в
последнее время некоторые страны требуют для себя изъятий из
положений национального законодательства, касающихся запрета на
применение пыток, основываясь на своем собственном восприятии
национальной безопасности. Нельзя не согласиться с руководителем
ООН в том, что страх перед террористами не может оправдать
использование их же методов.

Кофи Аннан напомнил, что абсолютный запрет на применение пыток
четко закреплен в международном праве и обязателен для всех
государств на всех территориях, находящихся под их юрисдикцией или
контролем. Те, кто санкционирует и применяет пытки, не должны
оставаться безнаказанными. Ни одно государство не вправе закрывать
глаза на пытки, применяемые третьей стороной. Никакое лицо никогда
не должно выдаваться другому государству, в котором существует
угроза применения пыток.

Третье. Права человека и применение оружия и
спецсредств в борьбе с терроризмом и преступностью. Нельзя не
выразить обеспокоенность, в частности, по поводу случаев применения
оружия против предполагаемых террористов в ходе операций, влекущих
за собой многочисленные жертвы.

Все помнят о трагедии «Норд-Оста» в Москве, когда при попытке
освобождения заложников в результате использования спецсредств
погибло более 100 человек, а также о парламентском расследовании по
факту предпринятой акции по освобождению школьников и взрослых в
Беслане. Каждый раз возникает вопрос о соразмерности действий
спецслужб и полиции при освобождении заложников либо при захвате
террористов.

Еще один вопрос, также требующий решения, – физическая
ликвидация террористов. Возникает парадоксальная ситуация: во всех
европейских странах смертная казнь отменена, в России фактически
действует мораторий на нее. То есть на основании приговора суда
террориста казнить нельзя. Но любого террориста либо подозреваемого
в терроризме можно беспрепятственно уничтожить в ходе
контртеррористической операции, даже если тот не оказывает
сопротивления, а просто убегает, как это произошло в прошлом году в
Лондоне. Подобного рода ситуации довольно часто возникают и в
обычной полицейской практике.

Четвертое. Права человека и применение
спецслужбами и полицией биометрических и визуальных средств
контроля. В лондонском аэропорту Стэнстед, чтобы взять напрокат
машину, необходимо подвергнуться процедуре снятия отпечатков
пальцев. Пока что речь идет об эксперименте, проводимом полицией
графства Эссекс, где расположен аэропорт, совместно с фирмами
проката. Но это обязательный для всех эксперимент. Мероприятие
проводится с той целью, чтобы оставленные клиентами отпечатки
передавались полиции в случае угона или какого-либо другого
преступления, в котором фигурирует взятый напрокат автомобиль.

В 2006 году в Великобритании были введены биометрические
паспорта, снабженные микрочипами с данными владельца, и уже более
миллиона человек добровольно обзавелись такими паспортами.

Технологический прогресс пока не в состоянии дать исчерпывающие
ответы на все вопросы, возникающие в связи с использованием
биометрии. Где и как станет храниться эта информация? Кто будет
иметь к ней доступ? Следует ли создать какой-то централизованный
орган? И почему вообще должны собираться данные ни в чем не
повинных людей?

Распространению биометрии не предшествовало публичное
обсуждение, и на сегодняшний день в этой области вопросов больше,
чем ответов. Технологии развиваются стремительными темпами, но
интересуется ли кто-нибудь мнением общественности?

Целесообразно рекомендовать, чтобы полиция и спецслужбы получили
четкие разъяснения относительно разумных пределов и поводов для
тотальной биометризации населения.

Пятое. Расширение практики постановки граждан
под надзор спецслужб и полиции и ограничение прав человека. После
терактов 11 сентября 2001 года в ряде европейских стран получила
распространение расширенная практика постановки граждан под надзор
спецслужб и полиции. Часто это влечет за собой ограничение прав
граждан, так как их могут без всяких оснований проверять,
обыскивать, передавать о них информацию в государственные органы, в
правоохранительные структуры других стран (например, по каналам
Интерпола и Европола). В свою очередь, это может быть чревато для
таких граждан самыми негативными последствиями: к примеру, отказом
в приеме на работу, высылкой из страны. Причем подобная практика,
как правило, осуществляется без объяснения причин. Негоже, когда
однократная оперативная информация, ставшая основанием для
постановки на учет, ломает судьбу человека.

Необходимо упорядочить опыт данной работы с населением, ввести
узаконенные критерии постановки граждан на учет у спецслужб и
полиции, а также жесткий внешний контроль за этой процедурой.

Шестое. Самый острый вопрос при осуществлении
контроля деятельности спецслужб и полиции – защита прав человека в
процессе оперативной работы, особенно в агентурной ее части. Здесь
отмечается масса нарушений, особенно когда речь идет об
инспирировании провокаций, побуждающих граждан к совершению
преступлений. К сожалению, нередко это делается даже не ради
раскрытия тяжкого преступления или обезвреживания террористов, а
просто для улучшения показателей деятельности спецслужб и
полиции.

Здесь необходимо рекомендовать включение в законодательство
европейских стран жестких ограничений на проведение подобных
мероприятий.

Седьмое. Свобода от дискриминации и
деятельность спецслужб и полиции. Меры по борьбе с терроризмом не
должны идти вразрез с запретом на дискриминацию по признаку расы,
цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, национального
происхождения либо аналогичным признакам.

Принимая меры, направленные против членов конкретных
террористических и преступных групп, спецслужбы и полиция обязаны
следить за тем, чтобы эти меры не носили дискриминационного
характера и не приводили к преследованиям по признакам расы, цвета
кожи, а также родового, национального или этнического
происхождения.

Нельзя не выразить обеспокоенность по поводу широко
распространенных случаев притеснения лиц определенной этнической
принадлежности, а также разделения по расовому признаку. Такие
факты встречаются и у нас в России, и в других европейских
странах.

Государства должны заблаговременно гарантировать обеспечение в
полном объеме религиозных и культурных прав, защиту права
задержанных лиц не подвергаться произволу и длительному содержанию
под стражей, а также такие основные свободы, как равенство перед
законом, неприкосновенность личности и право на справедливое
судебное разбирательство.

Восьмое. Деятельность спецслужб и полиции в
условиях чрезвычайного положения и других ограничивающих права
человека правовых режимов. Как известно, согласно пункту 1 статьи 4
Международного пакта о гражданских и политических правах, «во время
чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации
находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется…
государства-участники… могут принимать меры в отступление от своих
обязательств по настоящему Пакту только в такой степени, в какой
это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не
являются несовместимыми с их другими обязательствами по
международному праву и не влекут за собой дискриминации
исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или
социального происхождения». Далее в пункте 2 указанной статьи
перечисляются отдельные основополагающие права, отступления от
которых не допускаются, даже если в государстве сложилось
чрезвычайное положение.

К огромному сожалению, практика показывает, что со стороны
спецслужб и полиции нарушения прав человека допускаются в массовом
порядке даже в условиях правовых режимов контртеррористических
операций.

Государствам целесообразно провести инвентаризацию правовых
актов, регулирующих ограничения прав человека в ходе реализации
правовых режимов, и, главное, обеспечить все виды контроля над
спецслужбами и полицией со стороны парламентских и
правительственных структур.

Допуская компромисс в вопросах соблюдения спецслужбами и
полицией прав человека в условиях новых вызовов и угроз, мы даем
возможность преступникам и террористам добиваться в моральном и
идеологическом плане победы, которую сами они не в состоянии
одержать.

Содержание номера