10.03.2006
Корпоративное управление в России и странах ЕС: пути совершенствования
№1 2006 Январь/Февраль

Процесс утверждения современных норм корпоративного управления –
механизма взаимодействия между собственниками компании, ее советом
директоров и наемным менеджментом, акционерами и инвесторами – в
последнее время приобрел глобальный характер. Эксперты Организации
экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), задающей тон в
установлении международных стандартов в данной области, отмечают
прогресс, достигнутый целым рядом государств Восточной и
Юго-Восточной Европы (Венгрия, Россия, Хорватия, Чехия), Латинской
Америки (Аргентина, Бразилия, Колумбия, Чили). В этой сфере
совпадают интересы государства и бизнеса, которые в равной степени
нуждаются в формировании благоприятной и прозрачной
предпринимательской среды. Очевидно, что грамотно выстроенная
система корпоративного управления является необходимым условием
роста капитализации компаний, развития фондового рынка и повышения
инвестиционной привлекательности экономики.

Практика корпоративного управления в странах Европейского союза,
с одной стороны, и в России – с другой, существенно отличается.
Однако существуют объективные и субъективные факторы, позволяющие
проводить аналогии и сопоставления. Да и в самой «еврозоне» степень
зрелости институтов корпоративного управления различна. Это
особенно отчетливо проявилось после присоединения к ЕС ряда
государств Восточной Европы, хотя некоторые «старые» члены
Евросоюза, например Португалия или Греция, лишь незначительно
обогнали Россию по уровню развития таких институтов.

В Европе пальма первенства в инициировании и реформировании этой
области традиционно принадлежит государству. Бизнес-сообщество не
только в России, но и во многих европейских странах еще не достигло
настолько высокого уровня самоорганизации и самодостаточности,
чтобы самостоятельно влиять на формирование принципов
корпоративного управления. Преобладание в российских и в
большинстве европейских компаний концентрированной структуры
собственности существенно сказывается на таких ключевых аспектах их
деятельности, как взаимоотношения собственников и менеджмента,
акционеров и менеджеров, информационная прозрачность и статус
независимых директоров.

Немало общего легко обнаружить, сопоставляя отдельные институты
корпоративного управления в России и ведущих странах Европейского
союза. Например, советы директоров во Франции, Германии или Италии,
как и в России, не отличаются особой активностью и в основном
состоят из «инсайдеров», аффилированных с владельцами и
менеджментом компаний. Представители миноритарных акционеров
составляют в них явное меньшинство. Напротив, в Великобритании и
США советы директоров выделяются кипучей деятельностью и по
преимуществу формируются из независимых директоров.

МОДЕРНИЗАЦИЯ КОРПОРАТИВНЫХ СТАНДАРТОВ: ЕВРОПЕЙСКИЙ ПОДХОД

В последнее время Европейская комиссия заметно активизировала
деятельность по совершенствованию корпоративного законодательства и
практики корпоративного управления. Нынешний комиссар ЕС по
вопросам внутреннего рынка и услуг, экс-министр финансов Ирландии
Чарли Маккриви с момента вступления на эту должность в ноябре 2004
года поддерживает инициативы, выдвинутые его предшественником
Фритцем Болкестейном (бывший министр обороны Нидерландов).

Внимание к этой проблеме в Старом Свете возросло после ряда
корпоративных скандалов – громких и не очень (Parmalat, Vivendi
Universal, Royal Ahold, Skandia Insurance, Adecco и др.). Под их
влиянием институциональные инвесторы и акционеры, как никогда,
остро почувствовали, что имеют дело с серьезным фактором риска. В
не меньшей степени усилия Еврокомиссии по формированию эффективной
системы корпоративного управления продиктованы стремлением
восстановить пошатнувшееся доверие к фондовому рынку и, главное,
приостановить падение темпов роста экономики Европейского союза.
Помимо этого, европейские компании, чьи акции котируются на
американских биржах, обязаны соотносить свою деятельность с
предельно жесткими требованиями по финансовой отчетности,
предъявляемыми к ним законом Сарбейнса – Оксли (2002). Наконец,
вступление в ЕС новых стран-членов поставило в повестку дня такой
вопрос, как приведение к общеевропейскому знаменателю венгерской,
польской, чешской и иных моделей корпоративного управления, прежде
развивавшихся автономно.
В настоящее время в странах – членах Евросоюза полным ходом идет
процесс корректировки действующих в данной сфере кодексов
корпоративного управления в соответствии с обновленными в 2004-м
Принципами ОЭСР. В брюссельских коридорах власти все громче звучат
мнения о целесообразности унифицировать законодательные и
нормативные документы для выработки наиболее эффективной 
практики внутрикорпоративного контроля в масштабах всего
Европейского союза. При этом еврочиновники уверяют, что речь вовсе
не идет о полном разрушении страновых моделей, сформировавшихся под
влиянием национальных политических и культурных традиций. 
Больше того, они отрицают возможность составления общеевропейского
кодекса корпоративного управления по аналогии с европейской
Конституцией.
Как отметил в данной связи еврокомиссар Чарли Маккриви, «роль
Европейской комиссии заключается в координации усилий государств –
членов ЕС, направленных на совершенствование практики
корпоративного управления путем внесения изменений в национальное
законодательство и кодексы корпоративного поведения. В странах –
членах Евросоюза исторически сложились различные традиции, к
которым надлежит относиться с должным уважением. Вместе с тем
необходимо устранять не продиктованные необходимостью расхождения в
законодательной сфере, которые тормозят формирование единого
финансового рынка и создают дополнительные препятствия
инвесторам».
Европейский форум по корпоративному управлению (специальный
консультативный орган, образованный при Еврокомиссии в конце 2004
года) призван выработать приоритетные направления и подготовить
конкретные рекомендации. В его состав вошли 15 наиболее
авторитетных в профессиональном сообществе экспертов,
представляющих эмитентов, инвесторов, регуляторов, аудиторов и
академические круги. В их числе Антонио Боргез – заместитель
председателя совета директоров Goldman Sachs International, Аластер
Росс Губи – до недавнего времени председатель влиятельной
Международной сети корпоративного управления, Яап Винтер –
профессор Амстердамского университета, партнер De Brauw Blackstone
Westbroek и другие.

Создание форума стало частью Плана действий по модернизации
корпоративного законодательства и повышению стандартов
корпоративного управления в странах Европейского союза, принятого в
мае 2003-го. В соответствии с ним Еврокомиссия на протяжении
последних двух лет регулярно публикует нормативные документы,
адресованные национальным правительствам и предназначенные заложить
основу общеевропейских принципов в этой области. По сравнению с
достаточно жесткими требованиями американского закона Сарбейнса –
Оксли предложения европейских регуляторов выглядят гораздо мягче и
носят по преимуществу рекомендательный характер.

Заседания форума в Брюсселе и Люксембурге (в январе и в июне
2005 года соответственно) показали, что наиболее уязвимой сферой в
европейской практике корпоративного управления «совет мудрецов ЕС»
считает несоблюдение в полной мере прав различных групп акционеров.
В частности, иностранные держатели ценных бумаг сталкиваются при
реализации своих прав с серьезными юридическими преградами. Между
тем, по данным Европейской комиссии, в публичных компаниях крупных
государств – членов Евросоюза насчитывается 30–35 % зарубежных
акционеров, а в компаниях малых стран Европы – 70–80 %. Не менее
актуальна и необходимость совершенствовать механизмы и процедуры
внутрикорпоративного контроля с целью минимизировать инвестиционные
риски.

В своде рекомендаций Еврокомиссии приоритетное внимание
уделяется обеспечению интересов акционеров. Речь идет о том, чтобы
расширить их право на получение информации о деятельности
менеджмента и совета директоров, на участие в дискуссиях и
присутствие при голосовании на общих собраниях, а также о том,
чтобы повысить их роль в принятии решений, определяющих размер
вознаграждения руководства. Размер жалования топ-менеджмента должен
быть транспарентным и максимально соответствующим результатам
финансовой деятельности компании. В специальном обращении
Европейской комиссии (декабрь 2004 г.) правительству Испании
рекомендовалось внести в национальное законодательство изменения,
направленные против дискриминации миноритарных акционеров, в
частности, при проведении дополнительных эмиссий акций. В интересах
акционеров Генеральный директорат по вопросам внутреннего рынка и
услуг Еврокомиссии предложил компаниям-эмитентам ежегодно
публиковать специальные отчеты, детально освещающие текущее
состояние, практику и ключевые процедуры корпоративного
управления.

Вместе с тем европейские регуляторы отдают себе отчет: если
влияние акционеров в управлении компании превысит определенный
уровень, это грозит свести к минимуму роль менеджмента и превратить
его в сугубо бюрократический придаток. Последнее, в свою очередь,
чревато увеличением рисков и снижением экономической эффективности.
По их убеждению, интересы акционеров и менеджмента в идеале должны
совпадать.

В числе других рекомендаций Европейской комиссии – увеличение
представительства и повышение роли в советах директоров независимых
членов, призванных «вносить гармонию во взаимоотношения
менеджмента, мажоритарных и миноритарных акционеров». Одновременно
особое внимание уделяется обеспечению их надлежащей
профессиональной квалификации. Инициаторы введения общеевропейских
стандартов предлагают также повысить коллективную ответственность
за принимаемые решения членов советов директоров перед инвесторами
и акционерами, прежде всего в финансовых вопросах.

Вместе с тем некоторые рекомендации Еврокомиссии не встречают
понимания и одобрения со стороны правительств тех европейских
стран, в которых десятилетиями укоренялись традиции корпоративного
управления, окрашенные в национальные цвета. В Старом Свете, где, в
отличие от США, преобладает концентрированная, а не «распыленная»
структура собственности, не видят особого смысла в форсированном
расширении числа независимых директоров. Так, недавно обновленный
Кодекс корпоративного управления Швеции, по существу, закрепляет
практику предоставления большинства мест в советах директоров
представителям мажоритарных акционеров.

Принцип равноправия между различными группами акционеров,
последовательно проводимый в жизнь Брюсселем, наталкивается на
широко распространенную, особенно в средних по размерам французских
компаниях, традицию, согласно которой держатели акций «со стажем»
оказываются в привилегированном положении по сравнению с
«новоиспеченными» акционерами (например, при голосовании на общих
собраниях). Более жесткие предписания Европейской комиссии по
раскрытию информации также вызвали оживленные дискуссии в деловом
сообществе. Например, топ-менеджмент крупных германских концернов
явно не в восторге от идеи обнародовать в обязательном порядке
размер индивидуального вознаграждения членов правления. В свою
очередь акционеры, поддерживаемые Федеральным правительством
Германии, естественно, настаивают на законодательном закреплении
этой процедуры.

Вектор изменений, очерченный Еврокомиссией, вовсе не означает
движения в сторону заокеанской практики со свойственными ей
чрезмерным регулированием, излишне жесткими и детализированными
регламентациями. В Брюсселе отдают предпочтение более
унифицированной, чем прежде, модели корпоративного управления,
принимающей, однако, в расчет национальную специфику и основанной
на гибком сочетании рекомендательных и обязательных для исполнения
процедур.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО В РОССИИ

В России и других странах с переходной экономикой государство и
деловое сообщество, по сути, только формируют институциональные
рамки и юридические нормы для создания полноценной системы
внутрикорпоративного управления. В глазах наиболее дальновидной
части российского бизнеса эта сфера деятельности постепенно
обретает все более осязаемое финансово-экономическое измерение.
Информационная прозрачность деятельности руководителей предприятия,
укрепляющая его репутацию, приносит сегодня гораздо больше
дивидендов, чем вывод активов из страны. В ведущих российских
компаниях увеличивают расходы на совершенствование корпоративного
управления. Для иностранных инвесторов это индикатор, на который
они реагируют подчас оперативнее, чем на улучшение
макроэкономических показателей. Поэтому неудивительно, что многие
российские компании, проводя road show (встречи, презентации,
конференции с представителями инвестиционного сообщества. – Ред.)
на Западе, делают главный акцент именно на данной тематике.

Не секрет, что уровень корпоративного управления в России пока
далек от передовых европейских стандартов. Вместе с тем в ряде
компаний налицо повышение качества в этой области, хотя позитивная
динамика по-прежнему невысока. За последние год-два наибольший
прогресс достигнут в том, что касается внедрения новых процедур и
чисто количественного расширения инструментариев корпоративного
управления. Постепенно возрастает роль советов директоров в решении
наиболее важных вопросов деятельности компаний, пополняется
перечень крупных сделок, подлежащих их одобрению. Внутренняя
структура компаний совершенствуется путем создания
специализированных комитетов – по аудиту, кадрам и вознаграждениям,
по стратегическому планированию, отношениям с инвесторами… В
советах директоров не только крупных, но и ряда средних
бизнес-структур продолжает увеличиваться представительство
независимых директоров. В некоторых крупных компаниях и банках
бенефициарные собственники (реальные собственники ценных бумаг,
информация о которых по российским законам не обязательно должна
подлежать обнародованию. – Ред.) переходят от оперативного
управления к стратегическому планированию, оставляя менеджменту
руководство повседневной деятельностью (Магнитогорский
металлургический комбинат, Трубная металлургическая компания,
СУАЛ-Холдинг, МДМ-Банк).

Присутствие европейского и американского капитала в российских
компаниях («Вымпелком», ТНК-ВР, «Вимм-Билль-Данн», НК «ЛУКОЙЛ»)
оказывает ощутимое позитивное влияние на состояние корпоративного
управления в них.

Недостатки российской практики в этой сфере деятельности в целом
типичны для стран с переходной экономикой. Корпоративное управление
нередко рассматривается в лучшем случае как обязательный ритуал, в
худшем – как своеобразная «отмычка» для проникновения на фондовый
рынок. Налицо неразвитость законодательной базы, которая явно
отстает от потребностей отечественного бизнеса. Для современного
корпоративного права характерны значительные внутренние
противоречия, устаревшие нормы и предписания. И как следствие –
многочисленные корпоративные конфликты, связанные с
недобросовестным переделом собственности. Опасность враждебных
захватов и поглощений предприятий во многом определяет высокие
инвестиционные риски, крайне концентрированную структуру
собственности и соответственно незначительный объем акций,
находящихся в свободном обращении на российском фондовом рынке.

Дальнейшего восполнения и корректировки требует в первую очередь
законодательство, регулирующее корпоративные конфликты, процесс
слияний, поглощений и реорганизаций компаний, взаимоотношения между
мажоритарными и миноритарными акционерами, дивидендную политику,
использование инсайдерской информации, сделки с
заинтересованностью, а также определяющее критерии
аффилированности.
В конце 2004 – в 2005 году была предпринята попытка серьезного
прорыва в области совершенствования корпоративного права. С
интервалом в несколько месяцев свое виЂдение основных направлений
развития российского корпоративного законодательства представили
сразу три государственных регулирующих органа. Первым рекомендации
обнародовал (в ноябре 2004-го по итогам парламентских слушаний)
Комитет Государственной думы по собственности. В мае 2005-го
Экспертный совет по корпоративному управлению при Министерстве
экономического развития и торговли (МЭРТ) вынес на обсуждение
проект Концепции развития корпоративного законодательства на период
до 2008 года. В состав совета входят авторитетные эксперты в
области корпоративного и финансового права, представляющие
Исследовательский центр частного права при Президенте РФ,
Российский союз юристов, консалтинговую компанию Baker &
McKenzie. Возглавляет совет заместитель министра Андрей Шаронов.
Наконец, в июне 2005 года Федеральная служба по финансовым рынкам
(ФСФР) выступила со Стратегией развития финансового рынка РФ, в
которой также содержится перечень предложений по совершенствованию
норм корпоративного права.
Предполагается, что ключевые положения представленных документов
будут одобрены на заседании Правительства Российской Федерации и
интегрированы в качестве поправок и дополнений в действующие
федеральные законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных
бумаг» и др.

Концепция МЭРТ содержит ряд практических рекомендаций по
совершенствованию управления в компаниях. Речь идет о дальнейшем
сокращении числа исполнительных директоров в советах директоров, с
тем чтобы реально дистанцировать их от управленческих структур.
Серьезным изъяном российской практики корпоративного управления
является слабость системы внутреннего контроля, ее подчиненность
менеджменту компании. Предлагается изменить порядок формирования
ревизионных комиссий: установить запрет на вхождение в них всех
руководителей компании, ввести кумулятивное голосование при выборах
их членов с целью учета мнений и обеспечения представительства
миноритарных акционеров.

В действующем законодательстве отсутствуют положения о
привлечении к ответственности независимых директоров, которые
причинили ущерб компании, проголосовав вразрез с ее интересами, но
в соответствии с пожеланиями «своих» акционеров. В этих целях
предлагается внести изменения в Федеральный закон «Об акционерных
обществах», детализирующие обязанности члена совета директоров и
регламентирующие процедуру его действий в случае конфликта
интересов между компанией и акционерами.

В российском корпоративном законодательстве по-прежнему не
решены вопросы использования инсайдерской информации. Между тем на
фондовом рынке происходит регулярное манипулирование ценами на
акции. Так, в апреле 2003-го инсайдеры изрядно заработали на
«вбросе» информации о готовившемся, но так и не состоявшемся
слиянии «ЮКОСа» и «Сибнефти». Согласно Федеральному закону «О рынке
ценных бумаг», круг лиц, располагающих служебной информацией,
является достаточно узким и не охватывает, например, членов совета
директоров и ревизионной комиссии, крупных акционеров. В настоящее
время разработан и подготовлен к внесению в Государственную думу
законопроект «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком».
В нем дается четкое определение «инсайдерской информации», а также
приведен перечень ценных бумаг, в отношении которых возможно
использование служебной информации, вводится ряд запретов на ее
использование, расширяется круг инсайдеров за счет включения в него
не только должностных лиц компаний, но также и государственных
служащих, имеющих доступ к базе данных эмитента.

На повестке дня стоит вопрос о внесении изменений в Кодекс
корпоративного поведения – свод норм и установлений, который был
подготовлен в соответствии со стандартами Организации
экономического сотрудничества и развития, одобрен Правительством
Российской Федерации в феврале 2002 года и с тех пор служит
основным ориентиром для компаний, стремящихся следовать передовым
принципам корпоративного управления. Документ «Стратегия развития
финансового рынка», подготовленный ФСФР, предлагает дополнить
Кодекс корпоративного поведения положениями, предусматривающими
формирование независимых советов директоров, составление и
раскрытие консолидированной финансовой отчетности в соответствии с
международными стандартами финансовой отчетности (МСФО),
недопустимость использования инсайдерской информации.

Позитивные изменения пока слабо затрагивают такую область
корпоративного управления, как положение миноритарных акционеров.
Сегодня в крупных российских компаниях насчитывается почти 188 тыс.
миноритариев, владеющих акциями на 3,1 млрд дол. США. Их положение
остается одной из наиболее серьезных проблем, хотя многие компании
стремятся зарекомендовать себя как доброжелательно настроенные по
отношению к мелким держателям акций. К существенным недостаткам в
практике российского корпоративного управления эксперты справедливо
относят ущемление прав мелких акционеров, низкий уровень их влияния
на принимаемые решения, недостаток либо полное отсутствие их
представителей в советах директоров.

Большое внимание в документах МЭРТ и Комитета Госдумы по
собственности уделено формированию юридических механизмов защиты от
недружественных поглощений. В частности, в Федеральный закон «Об
акционерных обществах» предлагается внести изменения, запрещающие
принудительное изъятие реестра акционеров в рамках исполнительного
производства, а решения общего собрания акционеров, проведенного
без согласия совета директоров, должны считаться недействительными.
Интересы крупнейшего корпоративного собственника могут также
обеспечиваться путем вытеснения миноритарных акционеров из компании
путем принудительного выкупа их акций по рыночной цене. На практике
значительная часть корпоративных захватов осуществляется именно
через процедуру внеочередного общего собрания акционеров,
проводимого миноритариями, обладающими в совокупности не менее чем
10 % акций. В этой связи члены Экспертного совета по корпоративному
управлению при МЭРТ рекомендуют дополнить законодательство
положением о том, что внеочередное собрание может быть созвано
группой мелких держателей акций только после судебной проверки
правомерности отказа в его проведении со стороны совета
директоров.

Руководство Комитета Государственной думы по собственности
вообще исходит из того, что миноритарные держатели акций наделены
избыточными правами, которыми они намеренно злоупотребляют. По
мнению председателя этого Комитета Виктора Плескачевского, сегодня
от недобросовестных миноритариев необходимо защищать сами компании
и их крупнейших акционеров. Согласно действующему российскому
законодательству, обладатели даже одной-двух акций наделены правом
обращаться в суды с исками о защите своих имущественных интересов.
В обеспечение этих претензий суды могут накладывать различного рода
ограничения на компании, парализуя таким образом их экономическую
деятельность. Например, несколько лет назад по надуманному иску
миноритарного акционера была приостановлена крупная внешнеторговая
сделка НК «ЛУКОЙЛ».

С целью постепенного искоренения корпоративного шантажа
предлагается внести в законодательство поправки, ограничивающие
права миноритариев на обращение в суды с исками по вопросам созыва
внеочередных собраний акционеров, ареста пакетов акций, проведения
дополнительных эмиссий, реорганизации акционерных обществ. Взамен
Комитет Госдумы по собственности считает необходимым законодательно
принудить все открытые акционерные общества к начислению и выплате
дивидендов. В то же время оппоненты полагают, что подобный шаг
может привести к искусственному занижению прибылей компаний с целью
минимизации дивидендов.

В июле 2004 года Государственная дума по инициативе
председателей сразу четырех своих  ключевых комитетов – по
собственности, по кредитным организациям и финансовым рынкам, по
гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному
законодательству, по конституционному законодательству и
государственному строительству – единогласно приняла в первом
чтении изменения к Федеральному закону «Об акционерных обществах».
В соответствии с этими изменениями владелец контрольного пакета,
обладающий более чем 90 % акций компании, наделяется правом
принудительного выкупа акций миноритарных акционеров. Однако уже
осенью вокруг данного вопроса разгорелись жаркие дебаты, не
утихающие до сих пор. В сентябре 2004-го большая группа зарубежных
и российских инвесторов, представляющих компании Hermitage Capital
Management, Prosperity Capital Management, Firebird Management,
«Атон», Charlemagne Capital, East Capital, Halcyon Advisors, Morgan
Stanley Investment Management, MC Trust, Third Point Management,
«Тройка Диалог», Vostok Nafta, Alfred Berg Asset Management,
обратилась к президенту России с призывом снять законопроект с
обсуждения. По их убеждению, инициатива депутатов грозила больно
ударить по интересам инвесторов и миноритарных акционеров
крупнейших компаний. В подавляющем большинстве случаев внешний
инвестор в России является миноритарным держателем акций.
Экспертное управление Президента РФ поддержало инвестиционное
сообщество, дав отрицательное заключение на законопроект. В
результате проект закона, устанавливавший механизм «вытеснения»
мелких акционеров из компании, сначала был отправлен на доработку,
а летом 2005 года вообще снят с обсуждения.

Важное условие, способствующее снижению вероятности и уровня
интенсивности корпоративных конфликтов, – обеспечение
информационной прозрачности компаний. Согласно данным сентябрьского
исследования международного рейтингового агентства Standard &
Poor’s, отечественный бизнес приобретает все большую информационную
открытость. Индекс транспарентности российских компаний вырос с 40
% в 2003-м до 46 % в 2004-м и 50 % в 2005 году. Самого
значительного прогресса в течение одного года добился концерн
«Мечел», который из аутсайдеров сразу вошел в тройку лидеров вместе
с МТС и «Ростелекомом». Однако решающий вклад в повышение данного
показателя внесли не крупные, а средние по размерам компании.
Примечательно, что российские корпорации гораздо охотнее делятся
информацией о социальной и благотворительной деятельности, нежели
сведениями о вознаграждении своих топ-менеджеров, членов советов
директоров и внешних аудиторов. Большинство по-прежнему отличается
упорным нежеланием делать достоянием гласности структуру
собственности. Вместе с тем многие первые лица российских компаний
склонны рассматривать «излишнюю» транспарентность как фактор риска,
способствующий враждебным поглощениям и административному давлению
со стороны коррумпированной части чиновничества.

Главным приоритетом российских законодателей на данном этапе
являются установление четких юридических рамок для урегулирования
корпоративных конфликтов, создание цивилизованных механизмов
слияний, поглощений и реорганизаций компаний, определение критериев
аффилированности,  регламентация использования инсайдерской
информации. Иными словами, расчистка «площадки» для формирования
благоприятной внешней среды, без чего становление в стране
полноценной системы корпоративного управления вряд ли возможно.

Выступая на Первой международной конференции «Корпоративное
управление и экономический рост в России» в июне 2004 года, видный
теоретик корпоративного управления Айра Миллстейн провел любопытную
аналогию: «На протяжении всей своей истории Россия успешно
противостояла иностранным вторжениям. Ваша страна подвергалась
нападениям со стороны всех, кого только можно себе представить, –
немцев, французов, турок, шведов. Вместе с тем существует такой вид
вторжения, сопротивляться которому бесполезно. Речь идет о
корпоративном управлении и глобальном распространении потребности в
привлечении капитала для роста производства и повышения
конкурентоспособности. Это – универсальное правило, которое не было
изобретено в Америке, Англии, Германии, Канаде или еще где-либо.
Оно в равной степени распространяется на всех. Если Россия хочет
стать частью глобальной мировой экономики, в чем я не сомневаюсь,
то она должна вести игру по общим правилам. И если вы хотите
успешно привлекать капитал в Россию, то вам необходимо жить в
соответствии с этими правилами».

Содержание номера
Битва за Черноморский флот
Юрий Дубинин
«Зона КТО» и ее окрестности
Иван Сухов
Гарантировать энергетическую безопасность
Дэниел Ергин
Последний суверен на распутье
Збигнев Бжезинский
Диктат некомпетентности
Константин Косачёв
Корпоративное управление в России и странах ЕС: пути совершенствования
Сергей Поршаков
На пути к стратегическому союзу
Тимофей Бордачёв
«Проблема-2007»: что дальше?
Надежда Арбатова
От желаемого к действительному
Леонид Заико
Война и глобальный мир
Фёдор Лукьянов
Косово: точка или многоточие?
Павел Кандель
Земля и воля
Сергей Маркедонов
К богатству – через собственность
Хосе Пиньера
Цены на нефть и демократия
Мохсен Массарат
Газ в Европе: есть ли альтернатива?
Аскар Губайдуллин, Надя Кампанер
Единство и борьба сырьевых противоположностей
Александр Арбатов, Мария Белова
Кто будет контролировать Интернет
Кеннет Нил Кукьер
Внешняя политика Ирана: между историей и религией
Махди Санаи