07.04.2004
Китайский человек – основа всего
№2 2004 Март/Апрель
Александр Ломанов

Доктор исторических наук, профессор РАН, заместитель директора по научной работе Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН), член научно-консультативного совета журнала «Россия в глобальной политике».

Новое китайское руководство – председатель КНР Ху Цзиньтао и
премьер Вэнь Цзябао – демонстрируют стремление преодолеть
унаследованный от предшественников технократический перекос во
внутренней политике. Новый курс выстраивается вокруг лозунга
«Человек – основа всего», что заметно отличается от официальной
реформаторской идеологии 1990-х годов, когда приоритетом служило
развитие «передовых производительных сил».

Новая политика уже оформилась в партийные постановления и
законодательные инициативы. На октябрьском (2003 г.) пленуме ЦК КПК
были утверждены программа дальнейших экономических преобразований и
список поправок к Конституции КНР. В марте 2004-го сессия
Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) единодушно
одобрила все 13 конституционных поправок.

Права человека как воля государства

Конституция КНР обогатилась фразой «Государство уважает
и гарантирует права человека
» (ст. 33). Это не означает,
что оно готово в обозримом будущем ввести многопартийную систему,
состязательные выборы в высшие эшелоны власти или согласиться на
существование независимых СМИ. Китайские эксперты подчеркивают, что
вышеназванная поправка решает две задачи – повысить уровень
правового сознания граждан и укрепить авторитет КНР на мировой
арене, где Пекин столь часто критикуют за нарушение прав
человека.

Заместитель председателя официального Китайского общества по
изучению прав человека Дун Юньху полагает, что новая формулировка
превратила «права человека» из понятия политического в юридическое,
а уважение и соблюдение прав человека теперь зависят не от воли
партии и правительства, а являются проявлением воли народа и
государства. Чтобы это утверждение стало полностью справедливым, в
китайской политической системе необходимо провести реальное
разграничение между государством и монопольно правящей
компартией.

Одновременно власти постарались прояснить, в каких случаях права
граждан могут быть ограничены по закону. Понятие «чрезвычайное
положение» в ряде статей заменили на «чрезвычайную
ситуацию
». Эпидемии атипичной пневмонии и куриного гриппа,
многочисленные ЧП и стихийные бедствия, финансовые потрясения
заставили китайские власти задуматься о создании правовой базы для
реагирования на подобные форс-мажоры. Напомним, что исключенное из
обращения понятие «чрезвычайное положение» вызывает у китайцев
воспоминания о драматических событиях весны 1989 года, когда армия
была задействована для подавления демонстраций в Пекине.

В текст Конституции добавлена фраза о «продвижении
скоординированного развития материальной, политической и духовной
цивилизаций
». Она указывает на необходимость совмещать
рост экономического процветания со становлением демократической
правовой системы и повышением культурного уровня людей. Вэнь Цзябао
заявил: «Без успешного реформирования политической системы
невозможно  добиться хороших результатов в проведении реформы
экономической системы». Хотя китайский лозунг построения правового
государства направлен прежде всего на защиту экономических и
социальных прав граждан, а не свобод «западного образца», новые
положения Конституции дадут реформаторски настроенной интеллигенции
возможность активизировать дискуссии о пути модернизации
политической системы.

Идеологический раздел преамбулы Конституции пополнился
положением о руководящей роли «важных идей “тройного
представительства”
», вставших в одну шеренгу с
марксизмом-ленинизмом, идеями революционера Мао Цзэдуна и теорией
реформатора Дэн Сяопина. Суть «важных идей», выдвинутых четыре года
назад прежним партийно-государственным лидером Цзян Цзэминем,
незамысловато: компартия должна представлять интересы передовых
производительных сил, передовой культуры и «коренные интересы самых
широких масс китайского народа». Акцент на развитии экономики вне
зависимости от формы собственности дал возможность истолковать
«тройное представительство» как идеологическое обоснование призыва
Цзян Цзэминя допустить капиталистов в ряды коммунистов.

Упоминание в Конституции «тройного представительства» вызвало
споры в партийно-государственной верхушке. Допустимо ли включать в
Основной закон относительно новый партийный лозунг, еще не
пользующийся достаточным признанием и авторитетом в массах? Не
скрывается ли за этим попытка Цзян Цзэминя упрочить свое закулисное
влияние на политику? Ху Цзиньтао согласился на придание «тройному
представительству» конституционного статуса, но интерпретировал его
по-своему. На первое и главное место вышел призыв к выражению
«коренных интересов самых широких народных масс», следовавший у
Цзян Цзэминя на третьем месте. В новой формулировке суть «тройного
представительства» сводится к лозунгам «осуществления правления
ради народа» и «установления партии для всех».

Вместе с тем не забыты и «новые китайцы», обеспечивающие
процветание и экономическую динамику Поднебесной. Раздел преамбулы,
затрагивающий тему единого патриотического фронта под руководством
компартии, пополнится новым понятием «строители дела
социализма
». Его значение расшифровал в речи на XVI съезде
КПК Цзян Цзэминь: это новые социальные слои, возникшие за годы
реформ, – предприниматели, менеджеры, работники частных
научно-технических предприятий, посредники, лица свободных
профессий.

От общего – к частному

Самый большой интерес в Китае и за рубежом вызвало появление в
Конституции положения о том, что «законное частное имущество
граждан неприкосновенно» (ст. 13). Эта поправка очень важна для
состоятельных китайцев, опасавшихся инвестировать деньги в
расширение своего дела без достаточных гарантий неприкосновенности
имущества. В кулуарах сессии ВСНП глава Всекитайской федерации
промышленников и торговцев Хуан Мэнфу так описал настроения членов
своей организации: «XVI съезд КПК предоставил им политический
статус – удостоверение строителей (социализма. – А.Л.). Правовая
защита частной собственности в Конституции дала им успокоительную
пилюлю. Поэтому теперь они еще более спокойно и безбоязненно будут
вести строительство и расширять производство».

Руководитель группы «Синь сиван» Лю Юнхао, которого журнал
Forbes назвал «первым богачом» Китая, признал, что
нововведение избавляет бизнесменов от необходимости маскироваться.
Ранее из опасений, что после расширения дела у них могут возникнуть
проблемы с правами собственности, «многим предпринимателям
приходилось надевать “красную шапку”, они создавали массу
предприятий с фиктивной государственной, коллективной или
иностранной собственностью».

Более того, отныне частный бизнес («экономика необщественной
собственности») может рассчитывать не только на «руководство», но и
на «поощрение и поддержку» со стороны государства
(ст. 11). Однако признание буржуев «строителями дела социализма»
мало помогает улучшению их имиджа в глазах простых людей. Лю Юнхао
жалуется на китайские СМИ, в которых современная ненависть к
богатству накладывается на традиционное для конфуцианской культуры
«презрение к торговцам». «Если среди действующих лиц телефильма или
сериала появляется чиновник-взяточник, то за его спиной немедленно
возникает частный предприниматель, который снабжает его деньгами и
женщинами. Бизнесменов описывают как криминальных авторитетов.
Разве это справедливо? Ведь абсолютное большинство частных
предпринимателей обогатились совершенно законно, заработали свои
капиталы тяжким трудом, они никак не связаны с взяточниками и
мафией», – сетует «первый богач».

Видный экономист, член правления Народного политического
консультативного совета Китая Ли Инин надеется убедить общество,
что богатство одной части людей не является причиной бедности
других: «Если часть людей обогатится первой, это поможет быстрее
привести к богатству другую часть». Однако другой влиятельный
эксперт, глава Центра исследований Китая Ху Аньган, полагает, что
речь идет о смещении акцентов: если Дэн Сяопин выступил на заре
реформ с теорией «опережающего обогащения», то теперь руководители
КНР приступают к полномасштабной реализации концепции «совместного
процветания».

Защита частной собственности нужна не только богатым, но и
бедным китайцам. Для реализации прибыльных коммерческих проектов
бизнесмены и власти за гроши изымают у людей жилье и права на
аренду земли. В результате «огораживания» без земли осталось более
40 млн крестьян, их число ежегодно возрастает на 2 миллиона. В
Конституции закреплено теперь положение о выплате
компенсации
при конфискации государством земли (ст. 10)
или частной собственности граждан (ст. 13). Реализация этих
поправок учитывает интересы низших слоев населения. Заведующий
пекинской адвокатской конторой «Дэхэн» Ван Ли отмечает низкий
уровень культуры и правовой грамотности этих людей, которые просто
не знают своих прав. «Включение в Конституцию положения о частной
собственности поможет повысить настрой людей на переговоры с
органами власти – в этом его практический смысл для защиты слабых
групп», – полагает юрист.

Еще одним проявлением политики «правления для народа» стало
введение в Основной закон положения «Государство создает
всестороннюю и соответствующую уровню экономического развития
систему социального обеспечения
» (ст. 14). Тем самым
власти дали еще одно важное обязательство гражданам, правда, с
красноречивой оговоркой: социальные гарантии привязаны к уровню
экономики.

Содержание номера
Бизнес вместо геополитики
Владимир Милов
Современный Китай: вызов или открывающиеся возможности?
Сергей Караганов
Китайский человек – основа всего
Александр Ломанов
Москва — Пекин: мы нужны друг другу
Сергей Приходько
Ядерный дрейф Украины
Юрий Дубинин
Пакистан против международной «мантры»
Евгений Антонов
Как остановить ядерный терроризм
Грэм Эллисон
Рождение новой Европы
Альгирдас Бразаускас
Знать теорию, освоить практику
Василий Лихачёв
Россия: конец европеизации?
Тимофей Бордачёв, Аркадий Мошес
Нормальная страна в ненормальном мире
Фёдор Лукьянов
Энергобезопасность Запада и роль России
Нодари Симония
Мафия, радикализм и право
Владимир Овчинский
Окна роста и приоритеты экономики
Владимир Мау
Россия – нормальная страна
Андрей Шлейфер, Даниел Трейзман
Опасность простых решений
Марк Медиш
Призвать экспертов в армию!
Виталий Шлыков
Время Марса
Станислав Лем
Зыбучие пески гегемонии
Збигнев Бжезинский