06.05.2016
Как Китай воспринимает Россию
№3 2016 Май/Июнь
Фу Ин

Председатель комитата по международным делам Всекитайского собрания народных представителей и специально приглашенный вице-председатель Китайского центра международного экономического обмена.

Пекин и Москва сблизились, но не стали союзниками

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 1, 2016 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

В то время как в отношениях России с Соединенными Штатами и западноевропейскими странами нарастает охлаждение, относительно теплые связи Китая и России вызывают особый интерес. На Западе обсуждают природу российско-китайского партнерства и задаются вопросом, перерастет ли оно в альянс.

После окончания холодной войны в западных оценках российско-китайских отношений и их будущего доминировали две точки зрения. Согласно первой, связи между Пекином и Москвой уязвимы, зависят от многих составляющих и характеризуются неопределенностью. Это «брак по расчету», и две страны вряд ли сблизятся больше, зато вполне могут отдалиться друг от друга. Сторонники иной точки зрения полагают, что основу российско-китайских связей формируют стратегические и даже идеологические факторы. Обе державы рассматривают США как возможное препятствие для достижения своих целей и в конечном итоге могут создать антиамериканский, антизападный союз.

Ни одна из этих точек зрения не отражает реальность. Российско-китайские отношения – стабильное стратегическое партнерство и ни в коей мере не брак по расчету. Это сложные, прочные и устоявшиеся связи. Сближение обусловлено изменениями в международной системе после окончания холодной войны. Некоторые западные аналитики и представители власти утверждали (и, возможно, даже надеялись), что конфликты в Сирии и на Украине, в которые серьезно вовлечена Россия, приведут к напряженности, а то и разрыву между Пекином и Москвой. Но этого не произошло.

Тем не менее Китай не заинтересован в формальном альянсе с Россией или в создании какого-либо антиамериканского или антизападного блока. Пекин скорее надеется, что Китай и Россия укрепят отношения так, чтобы создать благоприятные условия для достижения целей своего развития и поддержки друг друга путем взаимовыгодного сотрудничества. Таким образом будет предложена модель, позволяющая крупным странам преодолевать разногласия и сотрудничать в интересах укрепления международной системы.

Крепкие связи

Несколько раз с конца XIX до середины XX века Китай вступал в альянс с Российской империей, а затем с Советским Союзом. Но договоренности оказывались недолговечными, оставаясь союзом неравных государств, ищущих выгоды. В последующие десятилетия два мощных коммунистических государства иногда сотрудничали, но чаще их отношения характеризовались соперничеством и недоверием. В 1989 г., в период упадка Советского Союза, отношения наконец нормализовались. Стороны заявили, что будут развивать двусторонние связи на основе «взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности, взаимного ненападения и невмешательства во внутренние дела друг друга, равенства, взаимной выгоды и мирного сосуществования». Спустя два года СССР рухнул, но российско-китайские контакты по-прежнему строились по принципу «никакого альянса, никакого конфликта, никакой направленности против третьих стран».

Вскоре молодая Российская Федерация взяла на вооружение так называемый атлантистский подход. Стремясь завоевать доверие и получить помощь Запада, Россия не только следовала его предписаниям в проведении экономических реформ, но и шла на уступки по важным вопросам безопасности, включая сокращение стратегических ядерных вооружений. Ситуация развивалась не так, как надеялась Москва: экономика перестала работать, а региональное влияние страны упало. Россия, разочарованная тем, что, как ей казалось, США и Европа не выполнили своих обещаний, а также раздраженная разговорами о расширении НАТО на восток, начала уделять больше внимания Азии. Китай и Россия объявили, что будут относиться друг к другу как к «дружественным странам» и еще в 1992 г. опубликовали совместное заявление, в котором говорилось, что свободу народов выбирать пути своего развития необходимо уважать, в то время как различия в социальных системах и идеологиях не должны препятствовать прогрессу взаимоотношений.

С этого момента российско-китайские отношения постепенно улучшались и укреплялись. За 20 лет двусторонняя торговля и инвестиции значительно возросли. В 2011 г. Китай стал крупнейшим торговым партнером России. Только за 2014 г. китайские инвестиции в Россию увеличились на 80%, и тенденция сохраняется. Чтобы оценить рост экономических связей, представьте: в начале 1990-х гг. годовой двусторонний торговый оборот составлял около 5 млрд долларов, в 2014 г. он достиг почти 100 миллиардов. В том же году Пекин и Москва подписали знаковое соглашение о строительстве трубопровода, по которому к 2018 г. в Китай будет поставляться 38 млрд кубометров российского газа. Стороны также готовят крупные соглашения в сфере атомной энергетики, аэрокосмонавтики, скоростных железных дорог и инфраструктурного развития. Кроме того, они сотрудничают в рамках новых многосторонних финансовых институтов – Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Нового банка развития БРИКС и пуле валютных резервов БРИКС.

Контакты в сфере безопасности также укрепились. Китай стал одним из крупнейших импортеров российского вооружения, обсуждаются проекты совместной разработки оружия. Оборонное сотрудничество включает консультации высокопоставленных военных и совместные учения, в том числе антитеррористические, которые не раз проводились за последние 10 лет на двусторонней основе или под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). За 20 лет тысячи китайских военнослужащих обучались в России, а многие российские военные прошли краткосрочные курсы в Университете национальной обороны Китая.

С укреплением экономических и военных связей улучшились и политические отношения. В 2008 г. Китаю и России удалось мирно разрешить территориальные споры, осложнявшие отношения на протяжении десятилетий – проведена официальная демаркация границы протяженностью 4200 км и устранена главная причина напряженности. В последние годы регулярно проходят встречи глав государств, правительств, спикеров парламентов и министров иностранных дел двух стран. С 2013 г., когда Си Цзиньпин занял пост председателя КНР, он пять раз посетил Россию, за этот же период президент России Владимир Путин трижды побывал в Китае. Всего Си и Путин встречались 12 раз, при этом с Путиным Си общается чаще, чем с другими иностранными лидерами.

Преодоление разногласий

Несмотря на достигнутый прогресс, разногласия существуют, и соседи не всегда смотрят на вопросы внешней политики одинаково. Россия традиционно ориентирована на Европу, в то время как Китай больше заботит Азия. Дипломатический стиль двух стран тоже отличается. Россия более опытна в играх на мировой арене и предпочитает силовые, активные, часто неожиданные маневры. Китайская дипломатия, напротив, более реактивна и осторожна.

Подъем Китая вызвал беспокойство некоторых россиян, которым трудно приспособиться к изменившемуся балансу сил между КНР и Россией. В России по-прежнему говорят о «китайской угрозе», хотя это выражение – явный пережиток прошлого. Опрос, проведенный российским Фондом «Общественное мнение» в 2008 г., показал: около 60% россиян опасаются, что китайская миграция в приграничных районах Дальнего Востока ставит под угрозу территориальную целостность страны; 41% считают, что усиление Китая навредит России. Пекин постоянно ищет новые инвестиционные и торговые возможности за границей, что привело к расширению сотрудничества с бывшими советскими республиками, поэтому россияне опасаются, что КНР будет конкурировать в борьбе за влияние в сопредельных государствах. Отчасти из-за этого Москва сначала колебалась по поводу «Экономического пояса Шелкового пути», но в итоге поддержала инициативу Пекина. В то же время некоторые китайцы затаили обиду на Россию. Несмотря на урегулирование пограничного вопроса, китайские эксперты иногда критически высказываются по поводу 1,5 млн кв. км китайской территории, аннексированной царской Россией в конце XIX века.

Однако эти разногласия вряд ли подтверждают спекуляции западных аналитиков о том, что Пекин и Москва отдаляются друг от друга. Подобные мнения периодически высказывались в последние два года на фоне ухудшения отношений России с США и Евросоюзом из-за кризисов в Сирии и на Украине. Несмотря на некоторые разногласия, Китай и Россия стремятся развивать двусторонние отношения и понимают, что им нужно объединить усилия в интересах национальной безопасности и развития. Их сотрудничество способствует поддержанию баланса в международной системе и облегчает решение ряда международных проблем. Иногда они согласны друг с другом, иногда нет. Но способны признавать и преодолевать эти разногласия, продолжая расширять поле консенсуса. Как отметил министр иностранных дел КНР Ван И, российско-китайские отношения предлагают новый подход к внешнеполитическим связям и могут стать моделью для других стран.

Кризисы в Сирии и на Украине продемонстрировали, как Китаю и России удается эффективно управлять партнерством. Многие в Соединенных Штатах считают отношение КНР к конфликту на Украине неопределенным и подозревают, что Пекин встал на сторону России. На самом деле после аннексии Крыма в 2014 г. официальный представитель МИД КНР однозначно заявил, что независимость, суверенитет и территориальная целостность Украины следует уважать. Китай подчеркнул, что все стороны украинского конфликта должны урегулировать разногласия посредством диалога, создать координационные механизмы, воздержаться от действий, усугубляющих ситуацию, и помочь стране поддержать экономическую и финансовую стабильность. Пекин не принял чью-либо сторону: справедливость и объективность являются для него основополагающими принципами, когда дело касается внешней политики.

Но китайские дипломаты и руководители не забывают о том, что привело к кризису, включая серию поддержанных Западом «цветных революций» на постсоветском пространстве и давление на Россию из-за расширения НАТО. Стоит учитывать сложные исторические, этнические, религиозные и территориальные вопросы в отношениях России с бывшими советскими республиками. Украинский кризис – результат всех этих факторов. По словам Си Цзиньпина, кризис «не приходит ниоткуда».

Что касается Сирии, то Пекин считает, что Россия вмешалась по просьбе сирийского правительства, чтобы бороться с силами террористов и экстремистов. Хотя Вашингтон призывал сирийского президента Башара Асада уйти в отставку, он поддерживает цель России – остановить «Исламское государство» (ИГИЛ, организация запрещена в России. – Ред.). Таким образом, с одной стороны, США критикуют интервенцию России, а с другой – выражают готовность взаимодействовать с ней в борьбе с терроризмом. Действия Москвы – не совсем то, чего хотели Соединенные Штаты, но это не самое плохое развитие событий для американских интересов. С точки зрения Китая, Россия и США заинтересованы в противодействии жестоким террористам ИГИЛ. Китай надеется, что переговоры России, Соединенных Штатов, Ирана и других региональных игроков позволят добиться прогресса в урегулировании конфликта.

Но пока сложно представить, насколько может продвинуться сотрудничество Вашингтона и Москвы без общего представления, что приведет к миру и порядку в Сирии. Многие в Китае обеспокоены тем, что позиции США и России до сих пор подвержены влиянию холодной войны. Американские политики и эксперты по-прежнему говорят о России как о противнике, проигравшем холодную войну. В свою очередь, российские руководители и специалисты часто критикуют Америку за высокомерное, имперское поведение. Некоторые аналитики с обеих сторон полагают, что противостояние по Сирии и Украине может привести к новой холодной войне. Но, по мнению Китая, нынешняя конфронтация больше похожа на ее затянувшееся окончание. Пока неясно, воспользуются ли Москва и Вашингтон возможностью оставить в прошлом старую вражду.

Отказ от игры с нулевой суммой

Учитывая взаимосвязанность отношений Китая, России и США, ни один анализ российско-китайских связей не будет полным без рассмотрения ситуации между Пекином и Вашингтоном. Связи КНР и Соединенных Штатов более широкие и сложные, чем российско-китайские. На Китай и США в сумме приходится треть мирового ВВП. В 2014 г. торговый оборот достиг почти 600 млрд долларов, а объем взаимных инвестиций превысил 120 миллиардов. 37 лет назад, когда КНР установила дипломатические отношения с Соединенными Штатами, никто не ожидал такого мощного партнерства.

Но нельзя отрицать структурных сложностей в двусторонних отношениях. Политические ценности и системы управления двух стран существенно различаются. Многие американцы воспринимают наращивание экономической мощи Китая и его укрепляющееся международное влияние как угрозу глобальному доминированию Вашингтона. Китай быстро превратился во вторую крупнейшую экономику мира. Когда Соединенные Штаты вторглись в Ирак в 2003 г., ВВП Китая составлял приблизительно 1/8 от американского. Спустя восемь лет, к моменту вывода войск США из Ирака, ВВП Китая вырос уже до половины американского. Согласно многим оценкам, к 2020 г. ВВП Китая приблизится к показателям Соединенных Штатов. Эти изменения заставляют опасаться, что Пекин и Вашингтон движутся к столкновению. Строительство, которое КНР ведет на островах Спратли в Южно-Китайском море, вызвало активные дебаты: как США реагировать на то, что некоторые американские эксперты называют экспансионизмом. Пекин, в свою очередь, считает провокацией присутствие американских военных кораблей в Южно-Китайском море вблизи своей территории. Отдельные аналитики считают, что американская политика в отношении Китая может измениться: вместо конструктивного сотрудничества начнется сдерживание.

На фоне этих дебатов в сентябре 2015 г. состоялся государственный визит Си Цзиньпина в Вашингтон. Председатель Си прямо высказался по поводу идеи, что развитие Китая является вызовом для глобального лидерства Соединенных Штатов: «Путь, по которому идет Китай, – это путь мирного развития, и Китай не представляет угрозы для других стран». Позже он добавил: «Люди должны отказаться от старых концепций “ты проигрываешь, я выигрываю”, или игры с нулевой суммой, и создать новую концепцию мирного развития и взаимовыгодного сотрудничества. Если Китай будет успешно развиваться, это принесет пользу всему миру, в том числе США. Если Соединенные Штаты будут успешно развиваться, это тоже принесет пользу всему миру и Китаю».

Китайские руководители связывают быстрый подъем своей страны с успешной интеграцией в мировую экономику. Они считают КНР бенефициаром международного порядка, ядром которого является ООН, и активным сторонником таких принципов, как суверенное равенство и невмешательство во внутренние дела, закрепленных в Уставе ООН. Китай считает, что ему еще долго придется сосредотачивать усилия прежде всего на собственном экономическом и социальном развитии, и поэтому высоко ценит мир и стабильность международной обстановки. КНР настроена защищать свои интересы и будет жестко отвечать на провокации, посягательства на территориальный суверенитет или угрозу правам и интересам страны, но его главная цель по-прежнему – поддержание мира и стабильности. Китай придерживается политики сохранения международного порядка, Азиатско-Тихоокеанского регионального порядка и дальнейшей интеграции в глобализированный мир.

Улучшение китайско-американских отношений – важная часть дипломатических усилий Пекина. В сентябре состоялся первый государственный визит Си Цзиньпина в Вашингтон, но с 2013 г. он уже пять раз встречался с президентом Бараком Обамой и трижды говорил с ним по телефону. В июне 2013 г., на саммите в Саннилендс (Калифорния), лидеры беседовали более семи часов. После встречи Си Цзиньпин заявил, что Китай и США будут следовать «новой модели отношений крупных держав», основанной на неконфликтности, неконфронтационности, взаимном уважении и взаимовыгодном сотрудничестве. С тех пор два лидера продолжают обсуждение этой темы: в ноябре 2014 г. в Пекине состоялся «диалог в резиденции Интай», продолжавшийся почти пять часов. В ходе визита в Вашингтон Си Цзиньпин и Обама беседовали в общей сложности более девяти часов и вместе посещали запланированные мероприятия. Эти продолжительные встречи помогли достичь понимания и не допустить конфронтации, которая, по мнению некоторых американских аналитиков, неизбежна.

Государственный визит оказался особенно продуктивным. Стороны достигли согласия по широкому спектру вопросов, включая координацию макроэкономической политики, противодействие изменению климата, здравоохранение, борьбу с терроризмом и нераспространение ядерного оружия. Си Цзиньпин и Обама также откровенно обсудили проблемы кибербезопасности, чувствительные в отношениях Пекина и Вашингтона; лидеры прояснили намерения двух стран, договорились организовать диалог и объединить усилия для разработки кодекса поведения в сфере международной кибербезопасности. Это подтверждает способность двух стран продвигать глобальное сотрудничество по ключевым темам.

Конечно, у Пекина и Вашингтона по-прежнему могут быть разногласия по Южно-Китайскому морю, Тайваню, правам человека, торговой политике и другим вопросам. Намерения США и их военных союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе вызывают серьезную обеспокоенность Китая, особенно после того как в 2011 г. Вашингтон объявил о повороте к Азии. Некоторые американские союзники в регионе претендуют на суверенную территорию Китая и нарушают его права в море в надежде, что, сблизившись с Соединенными Штатами, они смогут вовлечь их в свои конфликты с Пекином. Это опасный путь, напоминающий блоковую политику времен холодной войны.

Некоторые эксперты в Китае и других странах полагают, что, если США станут навязывать региону блоковую политику, Пекину и Москве придется задуматься о формировании собственного блока. Но китайское руководство не одобряет такие аргументы. КНР не стремится к блокам или альянсам, кроме того, подобные договоренности противоречат китайской политической культуре. Россия тоже не планирует создавать такой блок. Китаю и России следует придерживаться принципов партнерства, а не строить альянс. Что касается КНР и США, то им стоит продолжать развивать новую модель отношений крупных держав, в которой будет преобладать диалог, сотрудничество и преодоление разногласий.

Три стороны каждой истории

Отношения Китая, России и Соединенных Штатов напоминают неравносторонний треугольник, в котором наибольшее расстояние разделяет Москву и Вашингтон. Наиболее позитивными и стабильными внутри треугольника являются отношения России и Китая. Китайско-американские связи характеризуются частыми всплесками и спадами, а российско-американские стали очень напряженными, особенно учитывая санкции, введенные США против России. Пекин и Москва осуждают применение силы и введение Вашингтоном санкций против других стран, а также двойные стандарты, которых он придерживается во внешней политике.

Соединенные Штаты и их союзники могут интерпретировать сближение Китая и России как протоальянс, нацеленный на подрыв американского миропорядка или по крайней мере представляющий для него угрозу. Но, с точки зрения Пекина, трехсторонние отношения не должны рассматриваться как игра, в которой двое участников объединяются против третьего. Активное развитие российско-китайского взаимодействия не нацелено на нанесение вреда США, и американцам не нужно влиять на эти отношения. Точно так же сотрудничество Пекина и Вашингтона не затронет Россию и не скажется на напряженности между Москвой и Вашингтоном. Китаю не следует формировать альянсы, основанные на блоковой политике, или становиться союзником других стран.

Нынешний мировой порядок является краеугольным камнем глобальной стабильности, но он несовершенен. В 2005 г. Китай и Россия опубликовали совместное заявление о «мировом порядке в XXI веке», в котором призвали сделать международную систему более справедливой, укрепить ее легитимность принципами и нормами международного права. Заявление ясно давало понять, что Пекин и Москва считают эволюцию своих отношений – от недоверия и соперничества к партнерству и сотрудничеству – образцом того, как страны могут преодолевать разногласия и взаимодействовать ради сохранения глобального порядка и уменьшения вероятности конфликта великих держав и войны.

Содержание номера
От ВМФ до МВФ
Фёдор Лукьянов
Ближний Восток: что дальше?
В сетях архаики
Дмитрий Евстафьев
Извилистые пути секуляризма
Владимир Чернега
Борьба или бегство
Кеннет Поллак
Пределы возможностей
Прохор Тебин
Брак по расчету
Николай Кожанов
Не по-соседски
Сергей Маркедонов
Евразия от края до края
ЕАЭС и все-все-все
Сергей Ткачук
Грядущая анархия в Евразии
Роберт Каплан
Корейский полуостров: будет ли война?
Георгий Толорая
Лестница в небо
Пекин смотрит вдаль
Василий Кашин
Большие гонки
Владимир Портяков
Один путь – много возможностей
Фэн Шаолэй
Могут ли китайские компании завоевать мир?
Панкаж Жемават, Томас Хоут
Как Китай воспринимает Россию
Фу Ин
Глобальные скрепы
Зеркало перемен
Мартин Гилман
Туризм как фактор глобальной политики
Николай Новичков
Внутренний туризм как следствие внешней политики
Илья Косых