03.07.2006
Глобально интегрированное предприятие
№3 2006 Май/Июнь

НА СМЕНУ МУЛЬТИНАЦИОНАЛЬНЫМ КОРПОРАЦИЯМ

Мультинациональная корпорация (МНК), в которой часто видят
основной фактор глобализации, обретает новую форму, одинаково
перспективную как для бизнеса, так и для общества в целом. Смысл
этой новой разновидности предприятия с точки зрения бизнеса
становится понятен, если рассматривать его не как
«мультинациональный», а как «глобальный» проект.

На протяжении длительного исторического периода МНК постоянно
развивалась, и в конце XX века она имела мало общего с
международными компаниями позапрошлого столетия, последние же в
свое время существенно отличались от великих торговых компаний
XVIII века. Возникновение современной организационной формы
бизнеса, каковой является глобально интегрированное предприятие,
сопровождалось столь же стремительными переменами.

Многие участники дебатов о глобализации ошибочно пытаются
проецировать в будущее сегодняшний или даже вчерашний день
корпораций. Причем это одинаково характерно как для приверженцев
свободного рынка, так и для противников глобализации. Между тем в
ответ на императивы глобализации и новых технологий коренным
образом меняются структура, деятельность и корпоративная культура
деловых предприятий. Как генеральному директору и председателю
совета директоров IBM мне приходилось непосредственно наблюдать
этот процесс и на своем предприятии, и на примере наших клиентов. У
меня сложилось убеждение, что регулирующие органы, научное
сообщество, неправительственные организации, общественные деятели и
руководители бизнеса продолжают уделять слишком много внимания
моделям прошлого, вместо того чтобы с пользой для дела подумать о
глобальных корпорациях будущего и их значении в развитии новых
подходов к вопросам регулирования, образования, профессиональной и
коммерческой деятельности.

ЭВОЛЮЦИЯ КОРПОРАЦИИ

В своих ранних формах корпорации создавались государством.
Правительства учреждали их на основе устава и санкционировали
выполнение ими определенных поручений. Положение несколько
изменилось в XIX столетии, когда Великобритания, Соединенные Штаты
и другие страны стали наделять владельцев компаний ограниченным
правом на самостоятельность, предоставляя корпорациям более
свободный статус независимых «юридических лиц».

Корпорации, которые можно назвать международными, начали
появляться в середине XIX века. Акционерные компании,
организационно представлявшие собой простую сеть предприятий с
центральным узлом и периферийными ответвлениями, создавали и
контролировали международные торговые маршруты, часто полагаясь при
этом на то, что будут находиться под защитой армий своих стран. В
некоторых отраслях такие корпорации использовали торговые пути для
импорта сырья (алмазы, каучук, чай и нефть) и экспорта готовой
продукции (шоколад, мыло, маргарин и другие потребительские товары
промышленного производства). Основной структурный принцип
внутреннего производства и международного товарооборота находил
одинаковое применение практически во всех отраслях.

Начало следующего этапа в жизни корпораций совпадает с 1914
годом, Первой мировой войной и последующим крахом экономик США и
Европы. Сеть международных корпораций, в основе функционирования
которой лежала необходимость постоянного внешнего товарообмена,
оказалась заблокированной. Протекционизм, получивший широкое
распространение в 1920–1930-е, сопровождался повышением тарифов,
ужесточением валютного контроля и других торговых ограничений. В
ответ бизнес начал эволюционировать в сторону сегодняшних МНК,
представлявших собой своего рода гибрид. С одной стороны, они
приспосабливались к торговым барьерам, создавая местное
производство. Такие американские МНК, как General Motors и Ford,
например, строили автомобильные заводы в Европе и Азии, что
позволяло им сбывать продукцию на основных местных рынках, не
подвергаясь тарифным штрафам. С другой стороны, МНК брали на себя
выполнение некоторых глобальных задач, таких, как
научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) и
проектирование изделий.

Разумеется, в XX столетии появился целый ряд получивших мировое
признание продуктов – от кока-колы до фирменных плееров Sony. Их
успешное продвижение по планете явилось ярким свидетельством
возраставшей роли брендинга и маркетинга. Однако в большинстве
своем корпорации продолжали организовывать производство на базе
отдельных рынков, в пределах традиционных границ национальных
государств.

И все же в последние три десятилетия XX века мировая экономика
претерпела серию значительных перемен. Во-первых, ослабли узы
экономического национализма, что привело к снижению торговых и
инвестиционных барьеров. В результате изменилось представление
компаний о приемлемых типах глобализации. Во-вторых, с начала
1970-х годов революция в сфере информационных технологий (ИТ) на
несколько порядков улучшила качество и снизила стоимость
коммуникаций и деловых операций, имеющих место на мировом уровне. А
самое главное, вслед за ней произошла стандартизация технологий и
деловых операций во всем мире, что способствовало упрощению
деятельности компаний и развитию связей между ними. Сочетание
общедоступных технологий и общепринятых деловых стандартов,
использующих информационные технологии и коммуникационную
инфраструктуру, изменило представление компаний о возможных типах
глобализации.

В совокупности новые представления о том, что разрешается и что
возможно, привели к углублению процесса корпоративной глобализации,
переместив акцент с продукции на производство – с того, что
производить, на то, как производить; с того, какие услуги
предлагать, на то, каким должен быть способ их предоставления.
Попросту говоря, возникающее сегодня глобально интегрированное
предприятие – это компания, чья стратегия, управление и операции
направлены на достижение новой цели: интегрирование производства и
экономичное предоставление товаров и услуг во всемирном масштабе.
Государственные границы во все меньшей степени определяют способ
мышления и практическую деятельность корпораций.

ГЛОБАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ

Переход от мультинациональных корпораций к глобально
интегрированным предприятиям принял две четкие формы. Во-первых,
произошли изменения в выборе места производства продукции.
Во-вторых, перемены коснулись кандидатуры производителя. До
недавнего времени компании, как правило, предпочитали производить
товары ближе к месту сбыта. Как следствие, бЧльшая часть
иностранных инвестиций направлялась на конкретные зарубежные рынки.
Сегодня иностранные инвестиции по-прежнему осуществляются
вкладчиком с намерением получить доступ к важным источникам
зарубежного спроса, но более значительную часть капитала компании
вкладывают в целях изменения способа поставок на всем глобальном
рынке в целом. Глобальная интеграция производства способствует
снижению затрат и привлекает новые источники профессиональных
навыков и знаний.

Самые заметные перемены в этом отношении можно наблюдать в Китае
и Индии. Согласно одной из оценок, только в период с 2000 по 2003
год зарубежные фирмы открыли в КНР 60 тысяч производств. Некоторые
из фабрик нацелены на местный китайский рынок, остальные направлены
на освоение глобального рынка. Европейские химические компании,
японские производители автомобилей и индустриальные конгломераты из
США – все они уже приступили или объявили о намерении приступить к
строительству фабрик в Китае, с тем чтобы затем осуществлять
поставки продукции на мировые экспортные рынки. Аналогичным образом
банки, страховые компании, фирмы по предоставлению профессиональных
услуг и ИТ-компании создают научно-исследовательские центры и
центры обслуживания в Индии для поддержки сотрудников, клиентов и
производств во всем мире.

Подобные изменения выходят далеко за пределы Китая и Индии.
Американские рентгенологи посылают рентгенограммы для оцифровки в
Австралию. Центры обслуживания потребителей в Новой Шотландии
обрабатывают гарантийные запросы покупателей из Соединенных Штатов.
Закупочные центры в Маниле занимаются подготовкой документов по
корпоративным решениям о закупках от имени крупных и мелких фирм со
всего мира. Вспомогательные офисы брокерско-дилерских компаний в
Дублине обрабатывают сделки с производными ценными бумагами для
глобальных инвестиционных банков. В США европейские биотехнические
и фармацевтические компании, такие, как Roche, Boehringer Ingelheim
и Eppendorf, строят производственные и научно-исследовательские
центры для поддержки глобальных исследований и производства. А
изготовители чипов, как Samsung и Infineon Technologies, а также
производители оборудования по созданию чипов, как Tokyo Electron,
используют американские инженерные кадры и ноу-хау для
совершенствования производственных технологий. Повсюду
экономическая активность обращается вовне за счет принятия общих
деловых и технологических стандартов, позволяющих бизнесу
подключиться к поистине глобальной системе производства.

Эти общие стандарты одновременно предоставляют компаниям
возможность выбора производителей. По мере того как наряду с
одинаковыми методами ведения бизнеса распространяются и
соответствующие способы связи, компании передают внешним
специалистам все больший объем работ, который раньше они выполняли
самостоятельно. От взаимодействия со вспомогательными офисами,
например по обработке счетов или управлению льготами для
сотрудников, до сбыта научно-исследовательских разработок и
предоставления технической поддержки клиентам.

Ранее корпорация рассматривалась как совокупность филиалов,
бизнес-подразделений или производственных линий, находящихся на
территории одной страны. (Например, 30 лет назад IBM во многих
отношениях воплощала собой эталон мультинациональной корпорации. За
последнее десятилетие в ответ на развитие глобализации и новых
технологий IBM и ее клиенты изменились и с точки зрения структуры,
и с точки зрения оперативной организации и корпоративной культуры.)
Сегодня распространение аутсорсинга поощряет компании рассматривать
себя как стройную систему специализированных элементов: закупки,
производство, исследования, продажи, распространение и т. д. По
каждой из этих составляющих глобальная интеграция хозяйственной
деятельности заставляет компании выбирать, где они предпочитают
выполнять данную работу, хотят ли они выполнять ее сами или с
опорой на привлеченных извне партнеров. (Например, Procter &
Gamble полагается на внешних специалистов в том, что касается почти
всех сфер своего бизнеса.) Тем самым корпорация превращается в
сочетание как тесно переплетающихся, так и слабо связанных между
собой разнообразных функций и профессиональных навыков и
интегрирует эти элементы деловой активности и производства на
глобальной основе. Этот простой перечень изменений, затронувших
цели и миссию корпораций, влечет за собой дальнейшие сдвиги.

СИСТЕМНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Глобально интегрированное предприятие потребует радикально новых
подходов к производству, распространению, а также подбору и
расстановке кадров, что, собственно, уже происходит. Поскольку
новые технологии и бизнес-модели позволяют компаниям относиться к
своим разнообразным функциям и операциям как к отдельным элементам,
фирмы имеют возможность производить с ними различные комбинации.
Они могут членить и соединять их между собой, исходя из
стратегической оценки того, какие операции позволят данной компании
добиться необходимых результатов самостоятельно, а какие она
предпочтет передоверить своим партнерам.

Подобные решения принимаются не просто в целях разгрузки
компании от второстепенной работы или спекуляции на разнице в цене
рабочей силы. Они призваны развязать узел проблем, связанных с
развитием активного менеджмента. Имеется в виду использование
различных операций, человеческого опыта и знаний, а также
потенциальных возможностей, с тем чтобы сделать предприятие
открытым в самых разных отношениях и позволить ему установить более
тесную связь с партнерами, поставщиками и клиентами. Это становится
реальностью благодаря чрезвычайно интенсивному росту числа
сервисных фирм, предоставляющих специализированные услуги.

Например, IMS Health управляет продукцией фармацевтических
компаний, Celestica производит электронное оборудование, State
Street управляет финансовыми активами, Industrial Light & Magic
создает передовые спецэффекты для киноиндустрии, а International
Flavors & Fragrances разрабатывает вкусы и ароматы для
потребительских товаров, производимых другими компаниями. Новые
формы сотрудничества распространяются повсеместно, начиная со все
более сложных межкорпоративных производственных сетей и кончая
спросом на программное компьютерное обеспечение с открытым исходным
кодом, которое помогло преобразить традиционную модель инноваций.
Сегодня инновации не могут быть результатом деятельности
талантливых одиночек, пытающихся что-то изобрести на своих
чердаках. Это процесс, объединяющий деятельность разных людей, а
также их знания и опыт в области технологий и маркетинга. Открытые
подходы, о которых идет речь, распространяются далеко не только на
разработку программного обеспечения и ИТ, они влияют также на такие
сферы, как образование, государственноe управление и на многие
промышленные отрасли.

Достижение устойчивого конкурентного преимущества зависит не
только от производительности или изобретательности. Сегодня более
чем когда-либо залогом успеха является сочетание изобретательского
таланта и интуиции, позволяющее преображать привычный ход
деятельности. Настоящая инновация – это не просто разработка и
запуск в производство новых продуктов. Это также способ
предоставления услуг, интегрирования бизнес-процессов, управления
компаниями и институтами, способ передачи знаний, формирования
социальной политики, а также участия в этом процессе различных
предприятий, сообществ, организаций и извлечения ими из всего этого
преимуществ.

Исследователь технологического прогресса Карлота Перес считает,
что мы вступаем в золотой век глубинных инноваций. Она утверждает,
что за последние 250 лет появление каждой из пяти групп
технологических инноваций – искусственные каналы и ирригационные
системы; паровые двигатели и железные дороги; производство стали,
электричество и тяжелое машиностроение; выпуск автомобилей, нефть и
массовое производство; компьютеризация и телекоммуникации – сначала
вызывало неконтролируемый рост, затем фазу выправления, наконец,
несколько десятилетий стабильного применения по мере интеграции
революционной технологии в функционирование бизнеса и общества.

Информационные и сетевые технологии, явившись поначалу причиной
бурного роста, а затем коллапса электронного бизнеса, вступают
сегодня в стадию интеграции. Тесная связь между всемирной
интеграцией и инновациями вовсе не случайна, учитывая изначально
глобальный характер используемых технологий. В свою очередь, по
мере того как двойной императив интеграции и инновации обнаруживает
неэффективность и даже избыточность старых сетей МНК, становится
все очевиднее, что корпоративная модель XX века уже не является
оптимальной для осуществления инноваций.

ВОЗМОЖНОСТИ И ПРОБЛЕМЫ

Глобально интегрированные предприятия способны принести
значительные выгоды как развитым, так и развивающимся странам.
Интеграция рабочей силы в развивающихся странах в глобальные
системы производства уже сейчас повышает уровень жизни, улучшает
условия труда и создает дополнительные рабочие места. Эти изменения
создают особые преимущества для развития мелкого и среднего
бизнеса. На сегодняшний день и мелкий, и средний бизнес повсеместно
извлекают выгоду. По мере того как новые услуги – начиная с
администрирования операций и кончая поддержкой продаж – создают
инфраструктуру, которая раньше была доступна только крупным
организациям, мелкому и среднему бизнесу теперь также открывается
дверь для участия в глобальной экономике.

Возьмем, например, Bharti Enterprises, которая благодаря
всепроникающей сети и за счет знаний и ресурсов внешних партнеров
превратилась в крупнейшего провайдера телекоммуникационных услуг в
частном секторе Индии. Эта компания пользуется аутсорсингом для
своих основных операций, высвобождая инвестиционный капитал и не
упуская, таким образом, возможностей развития. Bharti применяет
совершенно новые методы работы во всем, что касается планирования
роста, способов обслуживания клиентов и развертывания новых сетевых
возможностей. В результате в 2005 году доходы компании увеличились
более чем на 60 %, а абонентская база за последнюю пару лет
расширилась примерно с 7 до 18 миллионов единиц.

Таких примеров будет становиться все больше и больше. Однако
переход к модели глобально интегрированного предприятия сопряжен с
серьезными проблемами для тех, кто стоит у руководства в любой из
сфер общества. Сам факт получения равного доступа к процессу
производства и рынку со стороны все большего числа людей во всем
мире означает резкий подъем коммерческой деятельности и обострение
конкурентной борьбы. И несмотря на последующее изобилие и появление
новых возможностей, это может также привести к нарушениям
нормального хода производства и обеспокоенности, что в совокупности
представляет угрозу для глобальной интеграции. Законные опасения,
касающиеся потери рабочих мест и нехватки квалифицированной рабочей
силы, следует трезво и конструктивно анализировать.

Самая важная и стоящая особняком проблема, возникающая сегодня
при переходе к глобально интегрированным предприятиям (и
одновременно соображение, на основе которого принимается
большинство деловых решений), – это потребность в
высококвалифицированных кадрах. И государства, и компании обязаны
вкладывать капитал в более качественные программы общего и
специального образования и обучения. Необходим также качественно
новый подход к управлению. Иерархические, командно-административные
методы управления больше не работают. Они воздвигают преграды на
пути свободного перемещения информационного потока внутри компаний,
стесняют живой, подвижный и сотворческий дух современного
предприятия.

Вторым по важности шагом должно стать разумное регулирование
вопросов интеллектуальной собственности во всем мире. С одной
стороны, пиратство покушается на права отдельных изобретателей и
лишает их стимулов, и с ним необходимо бороться. С другой стороны,
следует всячески оберегать и поощрять сотрудничество между
корпорациями и их партнерами, поставщиками и клиентами – основу
современных инноваций, а также интеграции технологий и
бизнес-моделей. Необходимо найти баланс между этими двумя
интересами и последовательно отстаивать его соблюдение во всем
мире. В противном случае огромный инновационный потенциал глобально
интегрированной экономики будет ослаблен.

Интеллектуальная собственность обещает стать одной из ключевых
геополитических проблем XXI века. К счастью, уже опробуются
некоторые новые подающие надежды подходы. Уже сейчас внимание
переключается с защиты интеллектуальной собственности, что требует
ограничивать ее использование, на максимизацию интеллектуального
капитала, в основе которой – совместная собственность, инвестиции и
капитализация.

Третья проблема заключается в том, удастся ли нам найти способ
сохранить доверие внутри предприятий, работающих в соответствии с
бизнес-моделями, которые приобретают всё более рассредоточенный
характер. Стандарты управления, прозрачности, конфиденциальности и
качества той или иной компании должны оставаться незыблемыми, даже
если производство и операции последней рассредоточены среди
множества различных организаций по всему миру. Недостаточно
полагаться на иерархический принцип управления, идет ли речь о
должностной иерархии, предприятии или государстве, – его необходимо
дополнить новыми способами установления доверия, основанными на
разделяемых ценностях, которые не знают государственных границ и
формальных преград отдельных организаций.

И наконец, глобальная корпоративная интеграция приведет к
значительным изменениям в организационной культуре, вызовет к жизни
новые формы партнерства между предприятиями и сегментами общества,
будет способствовать появлению новых стандартов управления гораздо
более сложно структурированными рынками. Эти изменения, не менее
кардинальные, чем переход от вертикальной интеграции и массового
производства вековой давности к сегодняшним интегрированным
цепочкам поставок, займут немало времени.

Глобально интегрированное предприятие, по сути, представляет
собой более эффективный и выгодный способ организации бизнеса, но
рынки капиталов изобилуют деньгами, вложенными в краткосрочные
быстроокупаемые проекты. Движение в сторону глобально
интегрированного предприятия потребует от лидеров бизнеса
долгосрочного планирования и непрерывных инвестиций, не говоря уже
о необходимости сосредоточиться не на перспективной окупаемости, а
на реальных доходах, которые являются источником капитала,
вкладываемого в рост и инновации. Это также потребует терпения и
понимания от акционеров.

ГЛОБАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Распространение общих технологий и деловых стандартов создает
беспрецедентные возможности для дальнейшей глобальной интеграции не
только в рамках каждого отдельного сектора общества, но и между
всеми секторами в целом. По мере того как границы, разделяющие
традиционные «сословия», становятся всё более размытыми, новые
деловые предприятия получают возможность внести свой вклад в виде
ранее неизвестных форм торговли, обучения и передовых методов
управления. Лидеры государств найдут в бизнесе надежного партнера.
На него можно положиться в таких областях, как реформирование
здравоохранения и образования, безопасность мировых торговых путей
и электронной коммерции, обучение и обеспечение правоспособности
перемещенных и лишенных собственности лиц, решение проблем охраны
окружающей среды и борьбы с инфекционными заболеваниями,
преодоление множества других вызовов глобализации.

Среди безотлагательных проблем, которые предстоит решать
возникающим глобальным институтам во всех сферах общества, следует
указать на глобальную безопасность и порядок. Их отсутствие делает
тщетными все остальные усилия. Лишь уверенность в том, что
геополитические отношения, от которых зависит инвестиционный
климат, будут стабильными и долгосрочными, позволит компаниям
инвестировать в глобальные системы производства. В отсутствие оной
инвестирование прекратится.

Одну из положительных тенденций укрепления глобальной
стабильности составляет всемирный рост горизонтальных,
межправительственных объединений, включающих регулирующие и
законодательные органы. Можно провести любопытную аналогию между
этими объединениями, построенными на общих профессиональных
стандартах и родстве транснациональных экспертных сообществ, с
одной стороны, и новыми формами организации работы в бизнесе,
такими, как глобально интегрированные цепочки поставок,
коммерческие «экосистемы» и сообщества разработчиков открытых
исходных кодов, – с другой.

Альтернатива глобальной интеграции не выглядит привлекательной.
Если оставить ее без внимания, недовольство глобализацией только
возрастет. Люди в конечном итоге могут сделать выбор в пользу
правительств, склонных принять жесткое торговое или трудовое
законодательство, и – не исключено – крайне протекционистского
толка. Хуже того, могут проявиться наиболее экстремистские формы
национализма, ксенофобии и антимодернизма. Переход от МНК к
глобально интегрированным предприятиям откроет пространство
одновременно для развития бизнеса и социального прогресса. Вместе с
тем это сопряжено со слишком серьезными и взаимосвязанными
проблемами, которые не под силу решить бизнесу или государству
поодиночке.

Глобально интегрированное предприятие может сыграть новую
перспективную роль на мировой сцене. Сегодня лидеры в сфере
бизнеса, государственного управления, образования и гражданское
общество в целом должны ближе познакомиться с набирающей обороты
динамикой глобально интегрированного предприятия. А главное –
помочь ему достичь степени зрелости, при которой оно будет
способствовать социальному, экономическому и гуманитарному
прогрессу на планете.

Содержание номера
Экономическая свобода и международный мир
Эрик Гартцке
Россия в «Большой восьмерке»:
из гостей – в председатели
Вадим Луков
Снизить зависимость от ближневосточной нефти
Ариэль Коэн
Двукратное «ура» дорогостоящей нефти
Леонардо Мауджери
После «Дорожной карты»
Алек Эпштейн
Азербайджан между Америкой и Ираном
Ариф Юнусов
Эволюция успеха
Роберт Блэкуилл
Обстановка в Ираке: перспективы развития
Трудовая миграция: факторы и альтернативы
Сергей Иванов
Российский сезон
Фёдор Лукьянов
Глобально интегрированное предприятие
Самьюэл Палмизано
Россия и глобализация
Георгий Вельяминов
Революция компромиссов
Омар Энкарнасьон
Парадокс непостоянства
Тома Гомар
США и Россия: отношения сквозь призму идеологий
Леон Арон
Сохранится ли запрет на ядерные испытания?
Иван Сафранчук
Россия как локомотив мирового развития
Фёдор Шелов-Коведяев