СНГ: ядерный терроризм реален

18 апреля 2007

Андрей Новиков

Резюме: После распада СССР считалось, что, поскольку холодная война закончилась, исчезла и угроза ядерного конфликта. Однако ядерное противостояние вполне реально и ныне. «Клуб ядерных держав» пополняется, но не все «новички» способны в должной мере обеспечить безопасность своих ядерных арсеналов.

После распада СССР считалось, что, поскольку холодная война закончилась, исчезла и угроза ядерного конфликта. Однако ядерное противостояние вполне реально и ныне.

Еще большую угрозу представляет собой ядерный терроризм. В 1990-х годах специалисты-атомщики полагали, что в условиях глобализации и научно-технического прогресса большинству стран удастся завладеть ядерным оружием не ранее чем к 2020-му. Но процесс идет гораздо быстрее. «Клуб ядерных держав» пополняется, однако не все «новички» способны в должной мере обеспечить безопасность своих ядерных арсеналов. Это многократно увеличивает вероятность того, что оружие массового уничтожения (ОМУ), прежде всего ядерное или радиологическое, а также материалы, пригодные для его изготовления, станут доступны для террористов.

Председатель Комитета Государственной думы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей Кокошин уверен, что теракты с использованием ядерного оружия, расщепляющихся материалов особо опасны и должны находиться в фокусе самого пристального внимания всего мирового сообщества.

ОРУЖИЕ УСТРАШЕНИЯ

Выведение в неконтролируемый оборот различных радиоактивных материалов наделяет адептов ядерного террора новыми возможностями. По мнению технических экспертов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), представленному на специальном заседании по вопросам борьбы с ядерным терроризмом (Вена, ноябрь 2006 г.), создать «грязную» бомбу можно с помощью любых радиоактивных изотопов. Цепная реакция в такой бомбе невозможна, но ее взрыв приведет к радиоактивному заражению местности. Его уровень в ряде случаев будет не настолько высок, чтобы существенно повлиять на здоровье людей, однако сам факт применения ОМУ и угроза рассеивания радиации способны вызвать страх и панику. А ведь именно устрашение населения является основной целью террористов, которые надеются тем самым принудить государства к определенным действиям в своих интересах.

По мнению чикагской организации «Бюллетень ученых-атомщиков», которое приводит Би-Би-Си, заполучить и применить ядерное оружие стремятся в первую очередь организации типа «Аль-Каиды». В ходе судебных слушаний по делу этой террористической сети (Нью-Йорк, февраль 2001 г.) свидетель обвинения Джамаль аль-Фадль рассказал, что переговоры алькаидовцев с гражданином Судана о приобретении урана в Южной Африке велись еще в 1993-м. В сентябре 2006 года один из лидеров «Аль-Каиды» в Ираке Абу Хамза аль-Мухаджер призвал ученых вступать в эту организацию и проводить эксперименты с радиоактивными устройствами, дабы приспособить их для использования против коалиционных войск. Канал Al Arabiya в октябре 2006-го продемонстрировал видеообращение другого соратника Усамы бен Ладена, Абу Яхима, с призывами учиться собирать «ядерную бомбу джихада».

Журналист Льюис Смит на страницах The Times обоснованно отмечает, что даже известия о конфискации радиоактивных материалов подпитывают страхи перед «грязной» бомбой. Особенно когда речь идет о нескольких килограммах радиоактивного вещества (так называемый «желтый кек»), обнаруженных в партии металлолома в порту Роттердама (Нидерланды) в декабре 2003 года. Или об освинцованных ящиках со стронцием-90 и цезием-137, которые были изъяты полицией Грузии у тбилисского таксиста Тедо Макерия в мае того же года.

Генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи в одном из своих обращений сообщил, что за последнее десятилетие агентство зафиксировало в разных странах 650 попыток контрабанды ядерных материалов, и призвал мировое сообщество умножить усилия по защите имеющихся на планете запасов ядерных материалов от возможных посягательств со стороны террористов. А британская The Times добавляет, что с 2002-го число случаев контрабанды в Европе радиоактивных материалов, пригодных для изготовления «грязной» бомбы, удвоилось и, согласно данным МАГАТЭ, достигло 300. Но реальный уровень контрабанды, предупреждает агентство, может быть значительно выше, поскольку еще 344 факта за последние 11 лет не были подтверждены ни одной из 75 стран, ведущих мониторинг незаконной торговли радиоактивными материалами. Только в 2005 году западные спецслужбы предотвратили 16 попыток контрабанды плутония и урана.

Одним из фронтов этой борьбы является и постсоветское пространство. Как сообщает Федеральная таможенная служба Российской Федерации, в 1995-м она предупредила четыре попытки перемещения через границу товаров и транспортных средств с повышенным уровнем ионизирующего излучения, а в 2004 году - уже около 200. При этом в 2004-м 80 % таких случаев пришлось на ввоз в РФ, а 20 % - на вывоз из страны. По данным Генеральной прокуратуры РФ, за последние десять лет пресечено более 40 хищений ядерных материалов. В Белоруссии в 1996-2003 годах органам таможенного контроля удалось 26 раз срывать попытки контрабанды радиоактивных грузов, две из них - из России.

Если западные специалисты обращают внимание на вероятность утечки радиоактивных материалов с «легальных» объектов энергетики и армии, то ученые-ядерщики из стран - участниц Содружества Независимых Государств видят основную опасность в заброшенных промышленных объектах, медицинских и научных учреждениях, законсервированных рудниках, отработанных хвостохранилищах (устройства для приема и хранения отходов обогащения полезных ископаемых, т. н. отвальных хвостов; обычно размещаются в понижениях рельефа: ущельях, котловинах и пр. - Ред.).

В марте 2002-го сотрудники МВД Таджикистана задержали в городе Чкаловске четверых человек, осуществлявших с 1998 (!) года торговлю радиоактивными материалами, и изъяли у них 2 кг необогащенного урана. В 2005-м были зафиксированы участившиеся вылазки неизвестных граждан в Бободжан-Гафуровское хвостохранилище. В результате необдуманных действий людей, которые вели раскопки в поисках цветных металлов, значительно повысился местный радиационный фон, причем до значения, превышающего допустимую норму в 10 раз (Информационная служба CARNet Таджикистан (www.caresd.net 21.06.05).

Вопреки расхожему мнению, согласно которому Афганистан не представляет интереса с точки зрения полезных ископаемых (за исключением месторождения рубинов), на территории данного государства в районе Ханнешина обнаружена урановая руда с высоким показателем обогащенности. По некоторым данным, интерес к урану проявили талибы, а необогащенный уран вывозился из Кандагара. Выступая на заседании Совета Россия - НАТО, тогдашний российский министр обороны Сергей Иванов заявил, что в Афганистане на черном рынке предлагают контейнеры с технической маркировкой на русском языке, якобы содержащие обогащенный уран. Подобные «находки» могут расцениваться как предпосылки к актам «провокационного» терроризма, ответственность за которые может быть возложена на Россию, которая, дескать, не обеспечивает контроля за ядерными объектами.

ПОСЛЕ ОБВАЛА ЯДЕРНОГО КОНТРОЛЯ

После распада СССР в ряде стран - бывших республик Советского Союза остро встал вопрос об обеспечении безопасности находящихся на их территории ядерных объектов. Экономические трудности, политическая нестабильность, а то и вооруженные конфликты в некоторых из них подорвали прежнюю систему, гарантировавшую жесткий контроль за состоянием ядерного арсенала и над соответствующими материалами.

Ряд государств Содружества частично утратили контроль над радиоактивными материалами. Ядерные «закрома», точнее, ядерные «задворки» постсоветских государств стали предметом интереса со стороны криминальных сил. Внимание потенциальных изготовителей и покупателей «грязной» бомбы привлекают предприятия по утилизации ядерных подводных лодок, а также промышленные предприятия (прежде всего заброшенные), так или иначе использовавшие радиоактивные материалы, медицинские и научные учреждения, в меньшей степени - законсервированные урановые рудники.

Как отмечалось в докладе «Инвентаризация и утилизация источников ионизирующего излучения на территории стран СНГ», представленном в июне 2005 года в Киеве на Седьмом заседании Комиссии стран - участниц СНГ по использованию атомной энергии в мирных целях, «источники ионизирующего излучения не могут быть обеспечены надежной охраной, как АЭС или хранилища отработанного ядерного топлива; в последнее десятилетие в связи с реформами, вызвавшими прекращение деятельности ряда учреждений, появляется много бесхозных источников ионизирующего излучения; сравнительно небольшие габариты и вес источников ионизирующего излучения дают возможность их несанкционированного перемещения либо хищения, что должно вызывать особенную озабоченность в последнее время в свете возросшей угрозы терроризма» (http://sng.ainf.ru/po/images/stories/zasedaniya_komissii/7zasedanie/6.pdf).

Не ставя под сомнение компетентность и добросовестность правительств государств, на территории которых находятся потенциально опасные объекты, необходимо учитывать вероятность хищения и выведения в неконтролируемый оборот имеющихся там радиоактивных материалов. На состоянии радиационной обстановки могут критически сказаться и природные катаклизмы, а также антропогенные внешние воздействия, в том числе диверсии. Содружество Независимых Государств должно в полной мере осознавать угрозы, тем более что одним из центров черного рынка урана является Центрально-Азиатский регион. Для него характерны политическая, геомагнитная и климатическая нестабильность, неблагоприятные условия содержания ядерных отходов, географически он близок к Афганистану и Ближнему Востоку.

Например, около 13 % территории Казахстана загрязнено радионуклидами, считают в Институте ядерной физики Национального ядерного центра страны. В информационных материалах рабочего совещания по программе безопасности НАТО «Радиологические риски в Центральной Азии», организованного институтом в июне 2006-го, отмечается: «Основными источниками этого загрязнения являются ядерные испытания и отходы урановой промышленности. Центральноазиатские республики были основными производителями урана в Советском Союзе. Казахстан остается одним из [них]. ...Крупномасштабная деятельность по добыче и переработке урана привела к образованию "хвостов" и отвалов отработанной горной породы, которые зачастую располагаются в населенных районах или в непосредственной близости от них». По оценкам ученых, которые приводит Интерфакс-Казахстан, в урановых хранилищах Киргизии, Узбекистана и Таджикистана насчитывается более 100 млн тонн отходов, а объемы отработанных горных пород в несколько раз превышают размеры отвалов урановых обогатительных фабрик.

Судя по предпринимаемым усилиям, Астана весьма заинтересована в устранении «радиологических рисков». Рассматриваются такие крупные международные проекты, как «Навруз» и «Реки Каспия», призванные создать и ввести систему радиационного мониторинга в бассейнах трансграничных рек Центральной Азии, России и Кавказа.

Важным шагом вперед стал ряд совместных документов, подписанных в ходе официального визита вице-президента США Ричарда Чейни в Казахстан в 2006 году. Это поправка к Соглашению между Министерством энергетики и минеральных ресурсов Казахстана и Министерством обороны США о ликвидации инфраструктуры оружия массового уничтожения, а также исполнительное Соглашение между Министерством финансов Казахстана и Министерством энергетики США о сотрудничестве в области предотвращения незаконного перемещения ядерных материалов.

В Киргизии «угрозу радиационной безопасности населению создают закрытые радиоактивные источники в количестве 1 200 шт., которые хранятся на объектах, но в связи с отсутствием финансирования не представляется возможным их захоронение» (доклад «Инвентаризация и утилизация источников ионизирующего излучения на территории стран СНГ»). Специалисты утверждают: «Пункт захоронения радиоактивных отходов, размещенный вблизи аэропорта "Манас", не имеет соответствующего ограждения, отсутствует сигнализация, телефонизация. Отсутствие ангара над каньонами открывает доступ посторонним лицам. Асфальтовое покрытие покрыто глубокими трещинами. Проникновение атмосферных осадков в каньоны вызывает коррозию металла, что может привести к загрязнению подземных вод».

В Баткенской области Киргизии находятся (еще с тех времен, когда СССР активно добывал здесь уран) свыше 20 крупных хвостохранилищ радиоактивных отходов. Как ранее неоднократно заявляло руководство Киргизии, многие из этих объектов нуждаются в срочной рекультивации, на которую у республики не хватает собственных средств. Эксперты не исключают, что в случае разрушения «хвостов» (например, в результате сильного землетрясения) экологическая катастрофа может угрожать всей густонаселенной Ферганской долине.

По оценкам экспертов миссии «Экосан», в 23 могильниках на берегах реки Майлиcу в Киргизии ныне хранится не менее 7 тыс. тонн радиоактивных полужидких веществ. Помимо этого здесь же находятся еще 13 отвалов, так называемых забалансовых руд общей массой 2,7 млн куб. м с содержанием активного урана примерно 200 граммов на тонну. Радиационный фон на поверхности этих отвалов достигает 100-200 микрорентген в час при предельно допустимой норме 17 (мкР/ч). Независимые экологи утверждают, что уровень радиации на отдельных участках может достигать даже 2-3 тыс. мкР/ч.

Рудники Таджикистана сконцентрированы в Ферганской долине - это месторождения радиоактивных руд Тюямуюн, Табошар, Адрасман, Майлису и др. На их основе был заложен Ленинабадский комбинат - один из первенцев добычи урана в СССР (с 1990-го производственное объединение «Востокредмет» по добыче и переработке урановых руд Центральной Азии).

В июле 2005 года в городе Кайраккум на севере Таджикистана прошла международная конференция «Урановое наследие в Республике Таджикистан», организованная в рамках Бишкекской декларации (2003), предусматривающей скорейшее решение проблемы радиоактивных отходов. Участники конференции - специалисты из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, России и Германии - посетили могильники Согдийской области, где, по различным оценкам, захоронено до 54,8 млн тонн отходов гидрометаллургических комбинатов. Хотя отходы являются низкорадиоактивными, они могут представлять опасность в течение еще многих сотен лет; технологией же, необходимой для рекультивации хвостохранилищ, Таджикистан в настоящее время не располагает.

По утверждению специалистов-экологов, с которыми согласен и Зафар Разыков, директор «Востокредмета», который отвечает за контроль уровня радиации и состояния окружающей среды в районах захоронений, если не принять экстренных мер, природный или техногенный катаклизм может привести к тому, что воды реки Сырдарьи распространят радионуклиды из согдийских могильников и заброшенных урановых рудников по всему региону.

Наиболее проблемным, по мнению руководителя НПО «Экология и научно-технический прогресс» Хотама Муртазоева, является хвостохранилище в поселке Дехмай, расположенном в 9 километрах от реки. Этот могильник, в котором содержится 36 млн тонн отходов, в том числе завезенных из Киргизии, уже более десяти лет не охраняется. В его котловане в зимний период скапливается огромное количество воды, которая летом высыхает, а радиоактивная пыль, поднимающаяся со дна, оседает в кварталах Чкаловска неподалеку от Худжанда - областного центра. По данным экспертов, в некоторых точках Худжанда (причем в центре города, в жилых кварталах) радиационный фон достигает 80 мкР/ч и выше. А в районе шахт, разбросанных по территории Согдийской области, имеются участки, где радиационный фон достигает 1 000 и более микрорентген в час (IWPR; nuclear.kz 04.04.05). Санитарно-допустимой нормой в Таджикистане считается 57 мкР/ч.

Страны - участницы СНГ не склонны игнорировать вопросы ядерной безопасности. Например, в Украине, где существует проблема «чернобыльских мародеров», правительство одобрило законопроекты о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс, предусматривающих более жесткую ответственность за нарушение правил радиационной безопасности. Согласно оценкам Седьмого заседания Комиссии стран - участниц СНГ по использованию атомной энергии в мирных целях, лучше всего хранение и утилизация источников ионизирующего излучения осуществляются на сегодняшний день в России, Казахстане и Армении. На Восьмом заседании этой комиссии (Ереван, сентябрь 2006 г.) была рассмотрена такая важная тема, как проведение работ по локализации радиоактивных источников на территории государств Содружества и ликвидации последствий деятельности предприятий ядерного комплекса СССР.

Необходимо, однако, признать, что комплексный мониторинг и анализ криминальных радиологических угроз безопасности стран - участниц СНГ в региональном масштабе остаются «белым пятном». В этой связи коллективные усилия государств Содружества должны быть направлены на установление контроля над всеми источниками, способными привлечь интерес потенциальных создателей «грязной» бомбы.

ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА И ЯДЕРНЫЙ ТЕРРОРИЗМ

Так называемая «ядерная проблема» имеет и другую сторону, будучи частью проблемы обеспечения энергобезопасности. Опасаясь энергетического кризиса, правительства стремятся диверсифицировать источники энергоносителей. Достаточно сказать, что в начале 2007 года Вашингтон принял решение о расконсервировании нефтяных скважин на Аляске и одновременно о строительстве трех десятков атомных электростанций (АЭС). О масштабном расширении доли атомной энергетики объявили Япония и Китай. Последний планирует к 2020-му построить 30 ядерных реакторов в дополнение к уже существующим 9 атомным блокам. Без этого китайская программа-максимум - «удвоение ВВП к 2020 году» - невыполнима.

По оценкам МАГАТЭ, только в Азии от 30 % до 80 % прироста энергетических мощностей может быть обеспечено за счет строительства АЭС. Как отмечает президент казахстанской компании «Казатомпром» Мухтар Джакишев, «по оценкам международных энергоинститутов, к 2030-му энергопотребление человечества по сравнению с сегодняшним днем удвоится. Автоматически делается вывод, что единственным источником, который спасет человечество от энергодефицита до момента появления промышленных термоядерных станций, является атомная энергетика. И именно этим объясняются заявления уже практически всех руководителей развитых стран о развитии и поддержке атомной энергетики» (www.c-asia.org/analit 01.12.06).

По данным американской компании International Nuclear Inc., с 1985 по 2003 год коммерческие запасы урана в мире сократились наполовину. На шахтах добыто около 55 % всего урана, использованного в 2003-м. В 2005 году мировое производство урана составило около 40 тыс. тонн при годовом потреблении 69 тыс. тонн. Урановый дефицит пока еще покрывается складскими запасами и вторичными источниками. По прогнозам МАГАТЭ, к 2020-му годовое производство урана вырастет до 65-70 тыс. тонн при росте потребления до 82-85 тыс. тонн. Согласно экспертным оценкам, в недрах планеты имеется более 5 млн тонн урана. Мировой лидер по разведанным запасам - Австралия (989 тыс. т), за ней следуют Казахстан (622 тыс.), Россия (615 тыс.), Канада (441 тыс.), ЮАР (398 тыс.) и Украина (250 тыс. т). Самыми богатыми рудами в мире располагает Канада (10 % урана в руде), в то время как в Австралии содержание урана в рудах равно лишь 0,5 %, а в России - всего 0,1 %.

В России дефицит урана для собственных нужд уже сейчас составляет 5 тыс. тонн в год и постоянно растет. Москва предполагает увеличить установленную мощность атомных электростанций более чем в полтора раза к 2010 году, а к 2050-му - более чем в 4,5 раза. Россия должна вначале сформировать стратегический склад объемом 22 тыс. тонн, на что с учетом ее собственных потребностей потребуется не менее 5-6 лет. Специалисты полагают, что в короткие сроки Россия превратится из экспортера природного урана в импортера. Прогнозируется неизбежное резкое снижение поступления урана из вторичных источников (складов) до полного его прекращения, что приведет к кризисной ситуации, когда любой рост цен будет не в состоянии предотвратить значительный дефицит урана на рынке. Ни у кого из основных производителей просто не хватит времени для соответствующего развития производства (доклад Д. Андерхила «Анализ уранового обеспечения до 2050 г.» на международном симпозиуме в МАГАТЭ (Вена, октябрь 2000 г.; Москва, декабрь 2000); доклад М. Джакишева «Анализ сырьевой базы и производства урана на десятилетие» мировому урановому сообществу (http://nuclear.kz/ru/illiteracy/uran).

Казахстан активно осваивает свои энергоресурсы. Как сообщает российская атомная госкомпания «Техснабэкспорт» (ее доля на мировом рынке ядерного топлива оценивается на уровне около 35 %), совместное российско-казахстанско-киргизское предприятие «Заречное» в Казахстане располагает запасами урана объемом около 19 тыс. тонн. «Казатомпром» - национальный оператор по экспорту-импорту урана и других материалов двойного назначения - увеличил добычу урана до 3,363 тыс. тонн, а к 2010 году планирует стать мировым лидером по добыче природного урана. На месторождении Восточный Мынкудук в Южном Казахстане заработал урановый рудник мощностью 1 тыс. тонн уранового концентрата в год. По некоторым данным, запасы этого месторождения составляют 22 тыс. тонн урана. Аналогичные рудники планируется соорудить в 2007-м на месторождениях Центральный Мынкудук (2 тыс. т), Южный Инкай (2 тыс. т), Ирколь (750 т), Харасан (2 тыс. т). В 2008-м должны открыться рудники «Западный Мынкудук» (1 тыс. т) и «Буденовское» (1 тыс. т). Вся добыча будет производиться методом подземного выщелачивания.

Подписав соглашение по ядерной энергетике с Казахстаном, Южная Корея обеспечила себе поставку почти 1 тыс. тонн урана ежегодно. Между Казахстаном (в лице «Казатомпрома») и Японией (представленной корпорациями Sumitomo Corporation и Canzay Electric Corporation) подписан меморандум о намерениях, предусматривающий создание совместного предприятия (СП) по разработке уранового месторождения Мынкудук в Южном Казахстане.

Таджикистан обладает 14 % мировых запасов урана. В Узбекистане разведанные запасы составляют, по одним данным, до 80 тыс. тонн, по другим - 120 тыс. тонн. Прогнозные запасы, сообщает МАГАТЭ, оцениваются на уровне 230 тыс. тонн, что обеспечит добычу в течение 50-60 лет. Согласно МАГАТЭ, Узбекистан занимает седьмое место в мире по запасам урана и пятое - по его добыче. Республика не обладает собственной атомной промышленностью и поставляет весь произведенный малообогащенный уран на экспорт 14. Узбекистан готов допустить к разработке уранового месторождения Джантуар в Центральных Кызылкумах южнокорейского инвестора Korea Resources Corporation. Южнокорейский рынок способен поглотить до 300 тонн урана ежегодно. Интерес проявила и Россия. ОАО «Техснабэкспорт» и ЗАО «Русбурмаш» планируют создать в 2007-м с узбекскими партнерами СП по разработке уранового месторождения Актау. Предполагаемая проектная мощность - 300 тонн урана ежегодно.

В ближайшие годы интерес практически всех энергозависимых государств к Центральной Азии только усилится. Конкуренция будет возрастать и, не исключено, сопровождаться военно-политическим давлением, в том числе и прямым использованием военной силы. Не стоит сбрасывать со счетов возможность осуществления ядерных терактов или создания соответствующей угрозы в целях приобретения энергозависимыми государствами альтернативных источников энергосырья и установления контроля над ними.

Чтобы этого не произошло, при расширении энергетической экспансии следует, во-первых, соблюдать стандарты технической и антитеррористической безопасности объектов ядерной энергетики. Во-вторых, заинтересованные государства должны взять на себя ответственность за ликвидацию заброшенных рудников, решение проблем законсервированных объектов. В-третьих, гораздо более интенсивно должна решаться проблема ядерных хвостохранилищ и рекультивации земель.

Контртеррористические меры - обязательный элемент всех энергетических программ и проектов. Не следует воспринимать как фигуру речи заявление генерального директора МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадеи о «гонке на время». Действительно, речь идет о том, чтобы, развивая ядерную энергетику, «защитить себя, обеспечить сохранность потенциально смертоносных материалов и не дать террористам возможность добраться до них первыми».

НЕОТЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ СНГ

В 2005 году ООН приняла Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма. Этот документ призван упредить террористические акты с использованием ядерного материала и других радиоактивных веществ. В нем предусмотрен механизм сотрудничества государств в таких сферах, как предотвращение ядерного терроризма и обмен необходимой информацией. Разработан механизм возвращения похищенных радиоактивных материалов, ядерных устройств либо веществ, используемых террористами. Государство-участник, на территории которого находятся ядерные материалы, использовавшиеся при совершении теракта, обязаны принять меры по их обезвреживанию и хранить их в соответствии с гарантиями МАГАТЭ. Однако пока конвенцию подписали 107 государств, а ратифицировали всего пять, в то время как необходима ратификация 22 государствами.

Реализация положений этого актуального международного документа должна иметь, помимо национального, и субрегиональный аспект. В рамках СНГ реальные превентивные действия не могут быть ограничены территорией только одного государства, особенно с учетом того, что одна из функциональных задач Содружества - обеспечение коллективной безопасности, в том числе защищенности от террористических угроз. Очевидно, что субрегиональное сотрудничество в большей мере отразит особенности геополитической ситуации, позволит реализовать накопленный опыт противодействия терроризму.

В целях устранения угрозы ядерного терроризма, странам - участницам СНГ необходимо принять следующие экстренные меры:

  • ускоренное выполнение внутригосударственных процедур, необходимых для вступления в силу Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма от 13 апреля 2005 года;
  • разработка странами - участницами СНГ Соглашения о борьбе с актами ядерного терроризма, включающего комплекс превентивных мер и учитывающего положения Кодекса поведения по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных источников (Code of Conduct on the Safety and Security of Radioactive Sources, IAEA, 2003 г.);
  • интенсификация инвентаризации и паспортизации объектов радиоактивных материалов в масштабах СНГ, сопровождающаяся реальной оценкой угроз хищений таких материалов, выведения их в неконтролируемый оборот, использования для создания «грязной» бомбы - с учетом категоризации радиоактивных источников, рекомендованной МАГАТЭ (Categorization of Radioactive Sources, IAEA-TECDOC-1344);
  • мониторинг в масштабах СНГ объектов, потенциально опасных с точки зрения хищения и/или выведения в неконтролируемый оборот радиоактивных материалов, а также любых преступных посягательств, связанных с оборотом данных материалов, в особенности перемещенных через государственные и таможенные границы;
  • организация единой системы радиационного контроля субрегионального уровня, прежде всего «радиологического барьера» на границах стран - участниц СНГ;
  • продолжение практики проведения совместных антитеррористических учений на радиологически опасных объектах.

Последнее обновление 18 апреля 2007, 13:15

} Cтр. 1 из 5