Империализм, геополитика и религия

11 марта 2019

Что несет раскол между Москвой и Константинополем

Димитрис Константакопулос - независимый аналитик, бывший активист греческой партии «Сириза».

Резюме: Вместе Россия, Греция, другие христианские общины славянских и арабских стран представляют значительно более влиятельную силу, нежели по отдельности. Схизма станет ударом для Константинопольского патриархата, сделав его более уязвимым перед лицом турецкого режима и повысив зависимость от Вашингтона.

Отношения между Вселенским Константинопольским патриархатом и Русской православной церковью заметно охладились в связи с Украиной. Непосредственной причиной разлада стало принятое Константинополем решения признать автокефалию Украинской церкви и подчинить ее напрямую Фанару. Распри внутри православного мира случались и раньше, но до сих пор сор из избы не выносили, а конфликты не касались основополагающих вопросов. Теперь же на наших глазах разворачивается процесс, который может привести к «разводу», схизме.

Это станет крупнейшим потрясением для православия с 1453 г., когда турки захватили Константинополь. Мощный удар будет нанесен по единству православного мира, поскольку не исключено, что каждая поместная церковь займет собственную позицию. С обеих сторон для отстаивания своей позиции выдвигаются доводы канонического и церковного плана. Но нас интересуют не они, а сопутствующие им геополитические факторы.

Церковный кризис тесно связан и переплетен с двумя явными геополитическими тенденциями:

  • «второй холодной войной», в которой Украина оказалась передовой линией фронта,
  • подъемом тоталитарной Империи финансов в условиях глубоких трансформаций, обусловленных эпохой неолиберализма.

Продолжающийся с 2010 г. «греческий эксперимент» (так называемое «оздоровление» экономики Греции по лекалам европейских банков) следует рассматривать именно в контексте становления упомянутой Империи финансов, которая стремится в частности поставить под контроль органы государственной власти Греции, ее политические силы, любые проявления сопротивления и недовольства, чтобы использовать их вопреки идентичности и в ущерб национальным интересам Греции.

Война цивилизаций и православная вера

Все  это создает благоприятные условия для активизации борьбы против православных стран и церквей с попытками изолировать их, внести раскол и, если получится, завладеть умами народов этих стран или их лидеров и превратить их в орудия противников. И это не плод воображения автора и не сугубо теоретические рассуждения. Не кто иной, как Сэмюэль Хантингтон неоднократно называл православных христиан вторым по значимости соперником после ислама.

Хантингтон считается самым видным, глубоким и влиятельным неконсервативным теоретиком. Для него единственным критерием классификации цивилизаций является религия, которую он использует для структурирования и «оправдания» неоконсервативно-империалистического проекта установления всемирной диктатуры после холодной войны. Как близкий к Киссинджеру мыслитель Хантингтон стал одним из авторов «урбанизации» Вьетнама в результате бомбежек сельской местности. В 1975 г. он выступал одним из основных пропагандистов неолиберализма в составе Трехсторонней комиссии. Его идеи стали отправной точкой для дюжины войн на Ближнем Востоке, имевших катастрофические последствия. Ими продолжает руководствоваться администрация Трампа и люди типа Стива Бэннона.

Идеи Хантингтона ознаменовали переход от «демократического» империализма к империализму тоталитарному. При такой трансформации возникают определенные трудности, поскольку для выражения тоталитарных идей приходится использовать язык и идеологию демократического строя. Особенно ясно это просматривается на примере Греции. Попытки характеризовать народ страны, являющейся родиной Аристотеля и Платона, на языке которой впервые в истории были написаны такие слова, как «свобода», «разум» и «демократия», как варваров (а именно так Хантингтон по сути относится ко всем незападным странам) представляются смехотворными.

Очевидно, что это не единственное затруднение, возникающее при применении идей Хантингтона к Греции. Не менее важно и то, что страна находится в стратегически важной точке Восточного Средиземноморья. Кроме того, греки время от времени своим «анархическим» поведением и стремлением сопротивляться империям делают ситуацию абсолютно неконтролируемой. В качестве примера можно привести антифашистское сопротивление в Греции. Называя Грецию «аномалией», Хантингтон признает сложность применения своей теории к этой стране. Чтобы избежать совмещения символических ценностей стран Аристотеля и Достоевского, что разрушило бы всю эту расистскую систему, Хантингтон придумал термин «православно-славянская» цивилизация.

Как уже говорилось, это были не просто идеи, а теоретическое обоснование для развязывания войн на Ближнем Востоке и возрождения ядерных угроз. В случае с Грецией программы предоставления экстренной финансовой помощи создают условия для формирования Греции (или Кипра) без греков, что решило бы проблему греческой «аномалии».

Пройдя через период политико-экономической катастрофы, Греция вступила в стадию геополитического разрушения, которая подразумевает расстройство любых отношений с традиционными и потенциальными союзниками и друзьями, включая Россию. Греческая драма закончится лишь тогда, когда жертва окажется в полной изоляции и ощутит бессилие и безнадежность настолько, что сама попросит себя казнить, как Йозеф К. из романа Кафки «Процесс».

Последствия схизмы

На два патриархата в настоящее время приходится около половины мировой православной общины. В результате раскола их влияние сократится больше чем наполовину. Деятельность Русской церкви окажется загнана в узкие рамки славянского мира – в лучшем случае. Еще более значительными окажутся последствия для Константинополя, что, как представляется, там понимают. Иными словами, вместе Россия, Греция, другие христианские общины славянских и арабских стран представляют значительно более влиятельную силу, нежели по отдельности.

Схизма станет ударом для Константинопольского патриархата, сделав его более уязвимым перед лицом турецкого режима и повысив зависимость от Вашингтона. Значительно снизится статус всех православных церквей по отношению к Ватикану.

Если (вполне легитимное) желание патриарха Варфоломея состоит в том, чтобы направить Константинополь по пути экуменизма, его политика по отношению к Украине может свести на нет все эти усилия. Успешность политики экуменизма обеспечивается не числом верующих, а международным престижем патриархата. Его репутацию этот инцидент не улучшит даже в Греции, если это будет расценено как содействие возрождению холодной войны в интересах США и ЦРУ, а также квазидиктатуры Порошенко, опирающейся на нацистские вооруженные группировки.

Любой разумный человек рассчитывает, что экуменический патриарх, всякий вменяемый политик, интеллектуал или религиозный деятель должен стремиться примирить православных и их церкви на Украине, способствовать примирению украинцев и русских, продвигать дело мира в Европе. Ведь христианство, в конце концов, – это религия любви, а не ненависти.

Православный мир в осаде

Учение Христа было чрезвычайно популярно во всем Восточном Средиземноморье, поскольку представлялось подходящим средством для выживания в удушающей атмосфере Римской империи, олицетворявшей в древности идею глобализации. И теперь для завоевания значимого влияния любой церкви необходимо выступить поборником страдающих народов, в первую очередь исповедующих одну религию. В борьбе против православных стран западный империализм и неоколониализм применял как военную силу, так и политические и финансовые методы. В настоящее время почти все православные страны испытывают жестокое давление Запада, этой всепроникающей Империи финансов, пытающейся подчинить себе весь мир.

  • Первыми на себе это испытали сербы, при этом Ватикан сыграл важную роль в кампании по развалу многонациональной Югославии.
  • В 2010 г. Греция стала объектом беспрецедентного эксперимента, который привел к социальной, экономической, политической и демографической катастрофе.
  • Против России развязана «вторая холодная война».
  • Значительные части Юго-Восточной Европы от Кипра до Украины, где доминирует православие, в руинах, целые регионы превращены в протектораты, олигархические псевдодемократии, имеющие меньше суверенитета, чем в годы холодной войны.

Под угрозой физическое существование таких государств, значительная часть населения которых в попытке выжить бежит за границу. Нельзя не вспомнить о христианских общинах в арабском мире, которые стали косвенными жертвами войн, развязанных неоконсерваторами. Чтобы выжить, этим странам рано или поздно придется вступить в борьбу, для чего им потребуется сохранить свои институты и религиозную идентичность. Важно, чтобы религиозные общины оставались на стороне таких стран, а не на стороне западного империализма и неоколониализма. Им также необходимо наладить равноправное сотрудничество друг с другом и с Россией. Они нуждаются в России так же, как и Россия, втянутая во «вторую холодную войну», нуждается в них. Такое сотрудничество может быть успешным только при условии равенства и паритета.

Будущее православия

Из всего сказанного можно сделать вывод, что православным церквам следует быть союзницами своих стран в их борьбе за выживание. Способность к сопротивлению будет во многом зависеть от способности сформировать альтернативную стратегию. Это отнюдь не означает, что восточная часть континента вступает в противоборство с его западной частью. Отстаивая свои интересы, народы и страны Восточной Европы могут внести вклад в становление социально-ориентированной и независимой Европы, что необходимо для преодоления самого крупного кризиса, с которым когда-либо сталкивалось человечество.

Данный текст – сокращенная и обработанная версия материала, написанного для Международного дискуссионного клуба «Валдай» и впервые опубликованного на сайте: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/religiya-raskol/

} Cтр. 1 из 5