05.07.2009
Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая
№3 2009 Май/Июнь
Сюн Гуанкай

Бывший заместитель начальника Генерального Штаба Народно-освободительной армии Китая (НОАК), профессор Университета Синьхуа и Пекинского Университета.

В 2009 году Китайская Народная Республика отмечает 60-летие
провозглашения. За этот период эволюция Концепции национальной
безопасности КНР прошла два этапа.

Первые 30 лет после образования нового Китая считалось, что
основными проблемами мирового характера являются война и революция,
поэтому концепция безопасности была сконцентрирована на оборонной и
политической безопасности, т. е. на защите территориальной
целостности и суверенитета страны, а также на укреплении
государственной власти. Такую концепцию мы называем
традиционной.

В последующие 30 лет закрепилось понимание того, что обеспечение
мира и гарантия развития являются двумя главными задачами
современной эпохи. В данный период Китай, не упуская из виду
традиционных угроз безопасности, акцентирует внимание и на
нетрадиционных угрозах в таких областях, как экономика, финансы,
информатика, энергетика, продовольствие, здравоохранение, а после
11 сентября 2001-го – также и на борьбе с терроризмом. Таким
образом, сформирована Всеобъемлющая концепция национальной
безопасности КНР, учитывающая как традиционные, так и
нетрадиционные угрозы.

НЕЛЬЗЯ ИГНОРИРОВАТЬ ТРАДИЦИОННЫЕ УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Традиционные угрозы дают о себе знать преимущественно в
политической и военной сферах. После окончания холодной войны
традиционными угрозами остаются гегемонизм и политика с позиции
силы. В настоящее время они проявляются следующим образом.

Во-первых, сохраняется тенденция к росту числа
локальных войн и вооруженных конфликтов, отличительными
особенностями которых являются продолжительность, сравнительно
высокая географическая концентрированность, а также сложность и
многообразие причин. В 2008 году на нашей планете произошло 46
локальных войн и вооруженных конфликтов, в то время как в 2007-м их
было гораздо меньше – 33. Кроме того, после холодной войны для них
характерно применение высоких и информационных технологий.

Во-вторых, крупные мировые державы постоянно
наращивают военные расходы для трансформации своих вооруженных сил,
ядром которой служат информационные технологии. Мировым лидером
являются Соединенные Штаты. В 2008-м США израсходовали на военные
нужды 481,4 млрд долларов (не учитывая средств, потраченных на
ведение войн). В том же году оборонные расходы Китая, одной из
развивающихся стран, составили около 60 млрд долларов, то есть
всего одну восьмую американского показателя. И в расчете на душу
населения китайские военные расходы гораздо меньше
американских.

КНР необходимо постоянно увеличивать финансирование армейского
строительства в процессе модернизации народного хозяйства в четырех
областях, с тем чтобы подготовить высококвалифицированных
специалистов и повысить боеспособность военнослужащих в эпоху
информационных технологий. На данном этапе Народно-освободительная
армия Китая (НОАК) оснащена механизированной и полумеханизированной
военной техникой. К 2020 году, когда будет обеспечен
среднезажиточный уровень жизни населения, завершится механизация
вооруженных сил с ориентацией на переход к информационным
технологиям. А к 2050-му, когда Китай осуществит модернизацию во
всех областях и выйдет в ряды среднеразвитых стран, закончится и
процесс информатизации вооруженных сил. НОАК обретет способность
одерживать победы в войнах локального характера с применением
информационных технологий.

В-третьих, в центре внимания мирового сообщества находится
вопрос о нераспространении ядерного оружия. Ядерные проблемы на
Корейском полуострове и в Иране остаются самыми острыми вопросами
международной безопасности.

КНР проводит независимую, самостоятельную внешнюю политику.
Священная миссия – осуществить полное объединение Родины – пока не
выполнена. Перед нами стоят задачи противодействия расколу страны и
попыткам свержения государственной власти. Тем более что пока не
решены полностью территориальные споры с другими государствами.
Учитывая внутреннюю и внешнюю ситуацию, ни в коем случае нельзя
игнорировать традиционные угрозы безопасности. Требуется также
приложить значительные усилия для совершенствования всеобъемлющей
концепции национальной безопасности Китая.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ ВСЁ БОЛЕЕ СЕРЬЕЗНЫ

Нетрадиционные угрозы в лице терроризма становятся всё более
серьезными. Они превращаются в важнейший фактор, оказывающий
отрицательное влияние на глобальную безопасность. В 2008 году все
более ощутимо стали проявляться угрозы в таких областях, как
финансы, энергетика, продовольствие, изменение климата,
информационная безопасность, безопасность пищевых продуктов и
здравоохранения.

Во-первых, все мы оказались свидетелями
быстрого распространения международного финансового кризиса,
относящегося к числу нетрадиционных угроз. Проблема обеспечения
финансовой безопасности крайне актуальна. Кризис, возникший в
Соединенных Штатах, распространился по Европе и Японии, сказался на
китайской экономике.

Для развития экономики КНР текущий год оказывается самым трудным
в новом столетии, хотя шансы и возможности сохраняются.
Придерживаясь принципов «обеспечить рост, расширить внутренний
спрос, оптимизировать структуру», вся нация объединяет усилия в
борьбе с кризисом. Китай обменивается мнениями с другими странами,
сообща переживает временные трудности и расширяет возможности
международного сотрудничества. КНР поддерживает идею изменения
нерационального международного финансового порядка путем совместных
консультаций. При этом процесс должен быть постепенным, поспешность
же приведет к плачевным последствиям, которые могли бы сказаться на
экономиках разных государств, включая Китай.

КНР не прибегает к торговому протекционизму и выступает против
такой политики. Конечно, мы не можем жертвовать собственными
интересами. Необходимо разработать политику, способную улучшить
экономическую ситуацию и укрепить международное
торгово-экономическое сотрудничество.

Во-вторых, борьба с терроризмом по-прежнему
остается сложной проблемой. Теракты совершаются на Среднем Востоке,
в Центральной и Южной Азии и в некоторых странах Африки. В
частности, Южная Азия стала новым полигоном международного
терроризма. С января по октябрь прошлого года там совершено более
380 терактов. Среди них – вооруженные атаки террористов на Мумбаи
(прежнее название – Бомбей) в ноябре 2008-го, которые потрясли весь
мир.

В-третьих, на фоне резкого колебания цен на
мировом нефтяном рынке большую актуальность приобретают вопросы
энергетической безопасности. Дать разумный ответ на вызовы в этой
области стало для Китая новой задачей стратегического характера, от
выполнения которой будет зависеть обеспечение стабильного развития.
В данный момент падение цен на нефть вызвано неблагоприятными
экономическими ожиданиями. Однако глобальные запасы нефти и других
видов углеводородного топлива сокращаются с каждым днем, что
заставляет использовать альтернативные энергоносители, экологически
чистые технологии и возобновляемые энергоисточники, такие, к
примеру, как гидроэнергия, биогаз, ветряная и атомная энергия.
Китайская Народная Республика выступает против распространения
ядерного оружия, но поддерживает широкомасштабное использование
атомной энергии. В настоящее время мощность энергоблоков на АЭС
составляет лишь 1,2 % суммарной мощности китайских электростанций.
Страна имеет очень хорошие перспективы для развития атомной
энергии.

В-четвертых, в условиях колебания мировых цен
на зерно усугубляется проблема обеспечения продовольственной
безопасности. В первой половине 2008 года отмечен динамичный рост
цен на ведущих мировых фью- черсных биржах сельскохозяйственной
продукции. Фьючерсные цены на рис и соевые бобы достигли самого
высокого уровня за последние 20 и 34 года соответственно, а цены на
пшеницу – исторического рекорда, что вызвало продовольственные
кризисы и беспорядки в более чем 40 странах. Хотя в III квартале
прошлого года цены упали, эксперты Продовольственной и
сельскохозяйственной организации ООН прогнозируют сохранение их на
высоком уровне из-за существующего в течение длительного времени
дисбаланса между предложением и спросом.

Продовольственная безопасность КНР в основном гарантирована.
Степень самообеспечения продовольствием превышает 95 %. Но
необходимы заблаговременные меры предосторожности – ведь проблема
снабжения питанием 1,3-миллиардного населения является
первоочередной задачей в управлении государством. В начале текущего
года 15 административных единиц провинциального уровня пострадали
от небывалой засухи, вследствие чего впервые в истории страны был
введен режим быстрого реагирования первой степени.

В Китае предусмотрено сохранение пахотных земель на уровне не
менее 1,8 млрд му (120 млн га), что требуется для обеспечения
продовольственной безопасности в самой населенной державе мира. КНР
ни в коем случае нельзя рассчитывать на зарубежные страны в вопросе
снабжения себя зерном.

В-пятых, важными остаются проблемы изменения
климата, информационной безопасности, безопасности пищевых
продуктов и здравоохранения.

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ И РАЗНООБРАЗНЫЕ УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Чтобы справиться с традиционными угрозами, нашей армии следует
постоянно повышать свою боеспособность. Внедрение информационных
технологий является ядром трансформации вооруженных сил с китайской
спецификой и ключевым фактором в повышении их боевых качеств.

Руководствуясь всеобъемлющей концепцией национальной
безопасности, НОАК должна уделять повышенное внимание укреплению
потенциала невоенного характера для реагирования на нетрадиционные
угрозы и вызовы. Так, в начале 2008-го для ликвидации последствий
холодов и снегопадов, обрушившихся на южные районы страны было
привлечено более 421 тыс. военнослужащих НОАК и бойцов Вооруженной
народной полиции Китая (ВНПК), а также 1,352 млн резервистов
народного ополчения. Было задействовано свыше 40 тыс. транспортных
средств.

12 мая прошлого года в провинции Сычуань и соседних с ней
районах произошло разрушительное землетрясение. Спустя 13 минут в
НОАК была объявлена полная готовность в борьбе со стихией. Меньше
чем за 10 часов первые подразделения НОАК и ВНПК численностью в 12
тыс. человек уже прибыли в зону бедствия. В течение месяца после
землетрясения туда было переброшено до 134 тыс. бойцов НОАК и
ВНПК.

Огромное количество военнослужащих в августе прошлого года
обеспечивали безопасность Олимпийских игр, прошедших в Пекине, и
содействие их организации. Перед правоохранительными органами
страны стояла задача проведения «безопасной Олимпиады», и она была
достойно выполнена. К различным мероприятиям привлекалось более 157
тыс. офицеров и солдат, в частности 30 тыс. из них непосредственно
участвовали в операциях по обеспечению безопасности Олимпийских и
Параолимпийских игр в Пекине. Было задействовано 33 корабля, 74
самолета, 38 вертолетов и 39 зенитно-ракетных комплексов.

НОАК расширяет международное сотрудничество в сфере
миротворчества, принимая активное участие в операциях под эгидой
ООН. С 1988 по декабрь 2008 года 11 063 китайских миротворца
приняли участие в 18 ооновских операциях. Восемь из них погибли. В
настоящее время 1 952 китайских миротворца несут службу в девяти
зонах конфликтов и командовании воинских контингентов ООН по
поддержанию мира. Китай занимает первое место среди постоянных
членов СБ ООН по числу миротворцев-участников ооновских миссий.

Непрерывно расширяется международное сотрудничество в борьбе с
терроризмом. В августе 2005-го во Владивостоке, на полуострове
Шаньдун и прилегающей к нему морской акватории прошли совместные
китайско-российские антитеррористические учения под кодовым
названием «Мирная миссия-2005». В августе 2007 года в Синьцзяне и
Челябинске успешно проведены антитеррористические учения «Мирная
миссия-2007» в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).
Решено осуществить в 2010-м совместные антитеррористические учения
в рамках ШОС на территории Казахстана.

НОАК участвует также в международной борьбе с пиратством. 20
декабря 2008 года Китай объявил об отправке кораблей ВМС к берегам
Сомали для защиты международного судоходства. Данное решение
призвано обеспечить безопасность для китайских гражданских судов,
что является важной мерой по содействию международному
взаимодействию в области безопасности.

С точки зрения Всеобъемлющей концепции национальной безопасности
человечество остро нуждается в укреплении международного
сотрудничества для поддержания мира. В этом направлении вооруженные
силы КНР должны играть важную роль.

Одним словом, учитывая ситуацию, сложившуюся в результате
сплетения традиционных и нетрадиционных угроз, НОАК в соответствии
с требованиями Всеобъемлющей концепции национальной безопасности
всемерно повышает способность отвечать на угрозы в любой форме и
выполнять разнообразные боевые задачи. НОАК должна неустанно
повышать свою способность одерживать победы в локальных войнах в
условиях использования информационных технологий, и эту задачу
следует рассматривать как ключевую. На фоне постоянного возрастания
числа нетрадиционных проблем в сфере безопасности большое внимание
необходимо уделять повышению способности НОАК решать боевые задачи
невоенного характера.

* * *

Всеобъемлющая концепция национальной безопасности КНР шаг за
шагом формировалась в течение 30 лет проведения политики реформ и
открытости. В первое десятилетие этого процесса наша планета
находилась в состоянии холодной войны. Затем наступила эпоха, когда
в стратегической ситуации и международных отношениях произошли и
происходят колоссальные изменения и коренные перекомпоновки. В
настоящее время сохраняется тенденция мирного и стабильного
развития, однако заметно растет число факторов дестабилизации и
непредсказуемости, постоянно усиливается суммарное воздействие
традиционных и нетрадиционных угроз. Меры предосторожности
требуется принимать заблаговременно.

Наличие противоречий и конфликтов между странами в том, что
касается мер по обеспечению их собственной безопасности, сочетается
с постоянным расширением круга общих интересов в сфере гарантий
международной безопасности. Заметно возросли возможности
сотрудничества на основе обоюдного выигрыша в противодействии
нетрадиционным угрозам.

Руководствуясь Всеобъемлющей концепцией национальной
безопасности и повышая собственную способность справиться с
угрозами и вызовами, Китай активизирует сотрудничество в рамках
ООН, ШОС, иных международных организаций посредством многосторонних
и двусторонних механизмов. В начале текущего года в Шанхае по
инициативе Китайского института международных стратегических
исследований прошел научный симпозиум с участием специалистов из
КНР, России и Соединенных Штатов. Его участники сошлись во мнении,
что мир вступил в новый период после холодной войны.

Многополярность и глобализация – общая тенденция развития
мировой политики и экономики. Треугольника Китай – Россия – США,
для которого характерно сочетание и союза, и конфронтации, больше
не существует. Для каждой из пар его участников характерны разный
уровень отношений и различная степень разногласий. Так, и в Пекине,
и в Москве считают неприемлемой американскую стратегию «глобального
лидерства». Содействие превращению треугольника Китай – Россия –
США, участники которого в свое время строили козни друг против
друга, в «тройственные отношения», основанные на здоровом
взаимодействии, будет благоприятствовать их
национально-государственным интересам, миру и развитию на нашей
планете.

В области международного сотрудничества по безопасности мы
выступаем за реализацию новой концепции, которая гласит: «Взаимное
доверие, взаимовыгода, равноправие, взаимодействие». Это идентично
основным целям и принципам ШОС – шанхайскому духу,
характеризующемуся как «взаимное доверие, взаимовыгода,
равноправие, взаимодействие, уважение многообразия цивилизаций и
стремление к совместному развитию». КНР и РФ – инициаторы создания
ШОС и основные творцы шанхайского духа. Давайте же совместными и
неустанными усилиями развивать этот дух!

 

Содержание номера
После кризиса: привычные проблемы
Фёдор Лукьянов
Как развитие ведет к демократии
Кристиан Вельцель, Рональд Инглхарт
Модернизация России: снова на развилке
Дмитрий Бадовский
Государственный капитализм достиг совершеннолетия
Иэн Бреммер
Автономное управление
Чарльз Капчан, Адам Маунт
Передышка для гегемона
Владимир Овчинский, Андрей Фурсов
Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая
Сюн Гуанкай
Преодолеть национальный кризис
Виктор Кременюк
«Три кита» российской диаспоральной политики
Александр Чепурин
Энергорынки в зоне турбулентности
Татьяна Митрова
Страсти по воде
Василий Белозёров
Основополагающий конфликт
Евгений Примаков
Центральной Евразии нужны институты
Джахангир Карами
Афганская проблема в региональном контексте
Иван Сафранчук
Дипломатия инкорпорейтед
Джон Ньюхаус
Контуры посткризисного
мира
Владислав Иноземцев