09.11.2020
С открытым финалом
№6 2020 Ноябрь/Декабрь
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Вместо эпилога

Последний номер журнала о мировой политике за 2020 г. похож на подведение итогов того, что только началось, неизвестно, когда и чем завершится, но всем хочется увидеть конец главы.

В этом году мир, остановившись, пришёл в движение. Изменения копились давно и в итоге аккумулировались в количестве, достаточном для перехода в качество. Нужен был толчок. О том, что пандемия не перевернула мир, а лишь проявила и ускорила тенденции, начавшиеся давно, сказано и написано много, в том числе на наших страницах. Меньше внимания обращают на другое, более важное. Она фактически отменила феномен безальтернативности развития, с которым все свыклись даже не на интеллектуальном, а на психологическом уровне.

Да, как минимум десять лет шли разговоры о кризисе глобализации, подъёме новых стран и сил, об усугубляющейся конфликтности международной среды и прочем – всё это превратилось в рефрен. Общим местом стало и прогнозирование событий, которые ввергнут планету в хаос неуправляемых перемен. Но, как часто бывает, пророчества оракулов или выкладки умников пребывали в одном измерении, а бытовая рутина и политическая практика – в другом. В первом ожидали шквальных порывов ветра, во втором были практически уверены, что шторм минует, а кардинально измениться ничего не может, ибо сущее – пусть не вполне справедливо, но разумно. По крайней мере, разумнее всего прочего. Глобализация, несмотря на изъяны и претензии к ней, воспринималась как нечто необратимое. Всеобщая открытость (точнее – недостижимость закрытости) и тотальная мобильность представлялись чем-то неотъемлемым. По умолчанию считалось, что издержки от изменения статус-кво превысят любые выгоды от этого изменения.

Борьба же на мировой арене шла не за революцию в международных делах, а за то, чтобы обустроить себе более комфортабельное место в существующей системе.

Пандемия поставила под сомнение всё вышеизложенное. Оказалось, что под воздействием внезапных обстоятельств легко происходит и перекрытие всех границ с остановкой большей части перемещений, и одномоментный ступор значительной части мировой экономики, и фактическая отмена ценностей и принципов, декларировавшихся в качестве аксиом. А то, что было принято осуждать (национальный эгоизм и стремление отгородиться от взаимозависимости), является чуть ли не единственным рациональным способом поведения.

Бессмысленно рассуждать в любимой уже не только в России парадигме: кому это было выгодно и кто всё это устроил? Но нельзя отрицать, что к 2020 г. международные дела запутались донельзя, а стремление сделать что-то, чтобы выйти из замкнутого круга, витало в воздухе. Вероятно, в этом и заключается логика истории, что объективно назревшие обстоятельства неизбежно порождают ответ.

Мировой экспресс аварийно затормозил и встал. Пандемия выбила жизнь из колеи резче, чем прежде это делали мировые войны. Надежды, что она сыграет роль такой войны и сведёт на нет противоречия, не оправдываются – палитра конфликтов становится только ярче и обширнее. Но впервые за долгое время дальнейший ход событий зависит от решений, которые будут приняты конкретными странами. До сих пор они скорее плыли по течению.

Закрытие произошло резко, и иного пути, по сути, ни у кого не было – от распространения инфекции не защититься иначе, как изолируясь. Вопрос – открываться ли обратно, когда, как и в какой степени? Тут есть варианты. Во-первых, решения едва ли окажутся синхронизированы – каждая столица станет ждать оптимального момента, руководствуясь собственными соображениями, не только эпидемиологическими. Во-вторых, решения могут быть разными, поскольку нежданная остановка позволяет задуматься о маршруте передвижения, который прежде воспринимался как единственно правильный/возможный. Эрозия универсализма норм и правил началась отнюдь не в 2020 г. – много раньше, но пандемия подвела черту под самой идеей о том, что все должны действовать в общем ключе, потому что он подходит к любому замку. Зараза напомнила, что в случае острого кризиса, затрагивающего физическую безопасность людей, каждое государство само отвечает за себя и своих граждан (и перед ними), а также может уверенно полагаться лишь на собственные возможности. А вот как их максимально увеличить – ноу-хау, если и не совсем самобытное, то прочно привязанное к специфическим обстоятельствам.

Момент решения, выбора – это качественный сдвиг. И завершение более чем тридцатилетней эпохи кажущейся предопределённости.

Очень многие будут страстно ждать новогодних праздников, просто чтобы сменился календарный номер. 2021 год не станет новой главой. Скорее в этой бесконечной книге открывается очередной разворот, где слева – последняя страница предыдущего раздела, а справа – первая следующего. И чтобы правильно понимать то, что справа, придётся всё время сверяться с тем, что слева, – сюжет тесно связан. Но то, что произойдёт дальше, определяют сами герои. Мировая политика снова – книга с открытым финалом, читать которую интересно и страшновато, потому что неизвестно, что дальше.

№6
2020 Ноябрь/Декабрь
Полистать номер
Содержание номера
К Совершенной Гармонии
Евгений Водолазкин
В прошлое и обратно
Россия и Запад: вторая «холодная» или первая «прохладная»?
Константин Худолей
Уроки Второй мировой войны
Филип Дэвид Зеликов
Миф: монтаж или демонтаж?
Томас Шерлок
Другое прошлое
Ольга Солодкова
Приказано выжить
Будущее обществ и место России
Яков Миркин
Большая стратегия устойчивости
Ганеш Ситараман
От общего к частному
COVID-19, или Конец эпохи цифровой невинности
Тома Гомар
Интернет после глобальности
Полина Колозариди, Дмитрий Муравьёв
Эпоха на разрыв
Павел Салин
Компании укрепляются, страны слабеют
Ван Вэнь
Грани Востока
Конструируя Аркто-Пацифику
Алексей Куприянов
Как Тегеран и Эр-Рияд Залив делили
Андрей Чупрыгин, Лариса Чупрыгина, Валерий Матросов
Антикитайские протесты на постсоветском пространстве
Иван Зуенко, Юрий Кулинцев, Алибек Мукамбаев, Кубатбек Рахимов
«Восточноазиатский социум – общество иерархии»
Андрей Ланьков, Александр Ломанов, Александр Мещеряков, Фёдор Лукьянов
Рецензии
Союзническая политика России: что делать и что менять?
Дмитрий Тренин
Слайды о революции
Ирина Стародубровская
С открытым финалом
Фёдор Лукьянов