27.05.2003
Голос Европы должен быть услышан
№2 2003 Апрель/Июнь

Масштабное расширение Европейского союза, которое станет фактом
в ближайшие месяцы, создаст в Европе новую ситуацию. Перед нами
стоит амбициозная, но в высшей степени благородная задача – вновь
превратить в единое целое континент, который до недавнего времени
был расколот надвое. Хартия единства, основополагающая база этого
процесса, четко формулирует нашу цель: сделать Европу оплотом мира
и свободы на основе тех ценностей, которые мы, страны – участницы
ЕС, разделяем. Принятие государств Центральной и Восточной Европы,
Балтии способствует сплочению народов, укрепит мир и процветание,
придаст всей Европе больший политический вес.

Это полностью отвечает и интересам России. Она, к сожалению,
слишком велика, чтобы стать полноправным членом ЕС. Но сомнений в
том, что Россия принадлежит к Европе, не может возникнуть ни у
кого. Страна величайшей культуры, литературы, искусства, она
многократно доказывала, что является неотъемлемой частью
европейской цивилизации. На протяжении всей своей истории Россия
проводила ясную европейскую политику, оказывая заметное влияние на
весь континент.

Подтвердить это готовы, например, мои соотечественники – жители
Люксембурга, который во многом обязан именно России упрочением
своей независимости. Когда в 1867 году в Лондоне был подписан
договор о выделении Люксембурга в самостоятельное государство,
русский царь Александр II стал одним из официальных гарантов нашего
суверенитета. Уверен, что каждая из европейских стран сможет
привести свои примеры, доказывающие безусловную роль и значение
России для Европы.

Расширение ЕС – процесс сложный, влияющий на многие аспекты
политики стран-кандидатов и государств-соседей. В отношениях с
Москвой могут возникнуть дополнительные трудности, но путем
переговоров можно найти выход из любого конфликта. Ведь очень
непростой вопрос о Калининграде был в конце концов решен на
условиях, приемлемых для обеих сторон. Не исключено, что проблемы
появятся и в торгово-экономической сфере, а это очень обширная
область взаимодействия: Европа – крупнейший торговый партнер
России. В 1994-м мы заключили с Россией очень важное Соглашение о
партнерстве и сотрудничестве, и наше дальнейшее взаимодействие
будет развиваться именно в духе этого документа. Полностью убежден,
что сотрудничество с Евросоюзом идет на пользу экономическому и
политическому усилению России. Мы должны двигаться к созданию
экономического пространства, в рамках которого можно было бы
сотрудничать и со странами, не входящими в ЕС. Однако помимо
взаимовыгодного экономического взаимодействия, в центре которого
энергетический диалог, необходим постоянный политический диалог с
Россией.

Несмотря на трудности и издержки, неизбежные при столь глубокой
трансформации, как та, что переживает Россия, страна, как мне
кажется, вышла на верную дорогу. Она обретает свое достойное место
в хоре наций планеты. В этой связи особенно примечательно, что в
иракском кризисе Россия поддержала Францию и Германию. Факт сам по
себе весьма значительный и во многом определяющий вектор
дальнейшего сотрудничества России с Европой в международных
делах.

Конфликт вокруг Ирака ярчайшим образом высветил острую проблему
самого Евросоюза – неспособность проводить единую внешнюю политику.
Пятнадцать стран-членов не смогли сформулировать общую позицию по
важнейшему вопросу. Деятельность европейского Конвента, который
готовит программу развития Евросоюза на перспективу, призвана
устранить этот недостаток и создать условия для того, чтобы в
будущем Европа говорила в один голос на мировой арене. В документе,
работу над которым возглавляет бывший президент Франции Валери
Жискар д’Эстен, будет предусмотрен соответствующий раздел. Смогли
же мы при всех различиях европейских стран и народов перейти на
общую валюту евро, которая уже стала второй по значению валютой
мира. Так почему же мы не можем прийти к единой политической линии?
Роль Евросоюза в мировой политике должна соответствовать той роли,
которую он играет в мировой экономике. Сегодня получается иначе.
При всей своей экономической значимости, при том колоссальном
вкладе, который ЕС вносит, оказывая помощь в развитии других стран
(на его долю приходится 60 % всех субсидий, выделяемых западным
миром), Европа, этот экономический гигант, остается пока в
некотором роде политическим карликом.

Чтобы исправить такое положение, потребуются изменения в
структуре ЕС. Сегодня за внешнюю политику в Евросоюзе отвечают
несколько высокопоставленных чиновников. Вместо этого следует
учредить должность вице-председателя Европейской комиссии. Человек,
который займет эту должность, фактически станет министром
иностранных дел объединенной Европы. Тогда вместо нынешней
разноголосицы в ООН и иных международных организациях будет звучать
один весомый голос Европы. Это повысит ее авторитет на
международной арене, у нас появятся новые возможности и в диалоге с
США.

Ущерб, нанесенный отношениям между Старым и Новым Светом, стал
еще одним опасным следствием иракской кампании. У меня нет сомнений
в том, что прочные трансатлантические отношения в одинаковой
степени нужны и Европе, и Соединенным Штатам. Остается только
глубоко сожалеть, что в результате разногласий вокруг проблемы
Ирака в наших отношениях образовалось «много разбитой посуды».
Потребуется немало времени, чтобы все это восстановить и исправить.
Но мы в любом случае останемся партнерами с США. С американцами нас
связывают самые интенсивные торговые связи, хотя и здесь есть свои
«занозы» – конфликты из-за генетически модифицированных продуктов,
«банановый» спор и т. п.

Не следует, однако, закрывать глаза на то, что в самих
Соединенных Штатах после 11 сентября 2001 года проявилась новая
тенденция, суть которой заключается в том, что Америка считает себя
вправе навязывать свою волю всему остальному миру. Мы не можем
принять это. Ведь партнерство означает в первую очередь взаимное
доверие. В отношениях с США это доверие переживает сейчас трудный
период, проходит проверку на прочность. Америка против
многополярного мира. Но на нашей планете нет одного полюса, как
этого кому-то хотелось бы. Реальность такова, что мир многополярен:
есть Соединенные Штаты, есть Европа, Азия, Китай, Индия, есть
Россия.

Коллективные действия особенно важны в свете тех угроз
безопасности, с которыми сталкивается сегодня человечество; речь
идет прежде всего об угрозах терроризма. Вопрос этот касается всех,
поэтому гарантировать безопасность должны все сообща. Безопасность
невозможно обеспечить порознь, каждому для себя. Нереалистична и
точка зрения, что всеобщую безопасность в состоянии обеспечить
Соединенные Штаты, как самая могущественная держава мира. Нужен
альянс стран, противостоящих угрозам, – альянс с участием США,
Европы, России, Китая и под эгидой ООН.

От того, как будет развиваться Европейский союз, сможет ли он
стать эффективным и консолидированным мировым игроком, во многом
зависит и вся международная стабильность. В ЕС сложилось ядро,
которое задает тон, – это прежде всего основатели Европейского
союза, инициаторы объединения Европы. Сердцевина ядра – дуэт
Франции и Германии. Обе страны играют главную роль в европейском
ансамбле, и это оправданно, потому что создание Европейского
сообщества, ставшего затем Европейским союзом, с самого начала было
основано на франко-германском примирении. Взаимодействие этих двух
государств необходимо для всех остальных партнеров.

Увеличение числа стран – участниц ЕС сулит сложности для
функционирования организации. Поэтому еще до того, как Европейский
союз раздастся вширь, должен быть решен вопрос о внутренних
реформах, выработана и принята общеевропейская конституция. Для
того чтобы эффективно и четко управлять столь сложной и громадной
конструкцией, какой со временем станет союз 25–30 государств,
потребуется значительно укрепить и усовершенствовать Европейскую
комиссию – наднациональный исполнительный орган объединенной
Европы. Председатель Еврокомиссии должен иметь больше власти,
полномочий, но и нести большую ответственность.

С дальнейшим расширением Евросоюза после принятия 10–12 новых
партнеров спешить пока не стоит. Необходимо время, чтобы вступившие
в него государства смогли как следует адаптироваться к новой
обстановке. Кто будет следующим – станет ясно из развития событий.
Надо оказать содействие процессу стабилизации на Балканах, помочь
республикам бывшей Югославии разобраться в их непростых внутренних
делах. Со временем настанет очередь и Албании. Все государства,
стремящиеся вступить в Европейский союз, обязаны выполнить целый
набор определенных требований: обрести прочную внутреннюю
стабильность, осуществить экономические реформы и демократические
преобразования. Эти требования совершенствуются, постоянно
меняются, поскольку меняются и сами обстоятельства.

На повестке дня и вопрос о Турции, но переговоры о ее вступлении
в ЕС могут начаться лишь тогда, когда Анкара будет отвечать всем
критериям членства. В стране должны полностью соблюдаться
демократические нормы, ее политика не может определяться и
направляться военными. В 2004 году члены Евросоюза должны вынести
свой вердикт относительно целесообразности переговоров с
Турцией.

Европейский союз – федерация государств-наций. Определенную
часть своего суверенитета каждое государство делегирует высшей
наднациональной инстанции в ЕС. Но при этом каждое государство
остается суверенным, сохраняет свою индивидуальность, не
растворяясь в европейской массе. По-иному и быть не может,
поскольку Европа – многонациональный континент, где та или иная
нация отличается от другой, и порой весьма значительно. Каждый
народ обязан сохранять свою самобытность, культуру, которые
создавались веками, и это достояние не должно страдать от процесса
интеграции.

Но, с другой стороны, мы все хорошо знаем, к чему приводит
национализм, которым Европа переболела в минувшем веке. Выступая с
прощальной речью в стенах Европейского парламента, экс-президент
Франции Франсуа Миттеран, один из активных энтузиастов интеграции,
сказал: «Там, где национализм, там война». Войн в Европе хватало
всегда. Идея объединить страны континента в единый союз
преследовала основную цель – обеспечить прочный, надежный мир в
Европе. Достигли ли мы этой цели? Европа переживает самый
длительный период мира и спокойствия за всю свою многовековую
историю. Между партнерами по Европейскому союзу войны невозможны по
определению, а таких партнеров становится все больше. Это – главное
завоевание интеграции, и мы должны свято хранить его.