04.12.2020
Администрация Байдена обещает России мало хорошего
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Николас Гвоздев

Профессор национальной безопасности в Военно-морском колледже, старший научный сотрудник Института исследований внешней политики.

Несмотря на удручающий заголовок, настрой автора скорее умеренно оптимистический. Он верит в разумность взаимного сдерживания и благотворность внутренних проблем для внешнеполитической повестки.

Каждые президентские выборы в США рождают искреннюю надежду на то, что новоизбранная администрация преуспеет в налаживании отношений с Россией больше, чем её предшественница. Но, похоже, выборы 2020 г. могут окончательно сломать эту модель. В лице бывшего вице-президента Джо Байдена президентское кресло займёт не идеалист или новичок в вопросах внешней политики, а её настоящий ветеран, политик с превосходно развитой способностью определять приоритеты и перспективы внешнеполитического развития – а это, хотим мы того или нет, предполагает здоровую долю скептицизма и разочарования в отношении того, чем обернулись усилия президента Барака Обамы по перезагрузке отношений с Россией, которую он начал в 2009 году.

Такой расклад, похоже, не очень обрадует Кремль или президента России Владимира Путина лично, чем, кстати, можно объяснить его решение воздержаться от «преждевременных» поздравлений Байдену. Находясь в Сенате, Джо Байден был последовательным критиком политики Кремля, а также поддерживал законодательные меры, имевшие большое значение для Москвы, – например, отказ США от применения торговых санкций против России в рамках поправки Джексона – Вэника, чтобы заставить Россию быть более уступчивой, когда дело касалось необходимости учитывать американские интересы. Будучи главным сторонником расширения НАТО, бывший вице-президент также был ключевым человеком Обамы по вопросам Украины, поддерживая Киев в стремлении вывести страну из российской геополитической орбиты. Выделяясь среди видных политиков-демократов своей активной публичной поддержкой американской нефтяной и газовой промышленности, Байден упорно искал пути снижения энергетического влияния России, особенно в Европе.

Большинство представителей администрации Байдена, которым прочат высокие посты в Совете национальной безопасности, разделяют эти взгляды будущего президента. Избранный вице-президент Камала Харрис подчеркнула, что будет «последовательно противостоять Путину, отстаивая демократические ценности, права человека и принцип верховенства международного права». Энтони Блинкен, который, вероятнее всего, займёт пост госсекретаря, подчеркнул важность «осуществления политического подрыва позиций России в международном сообществе и проведения её политической изоляции». Вместе с Джейком Салливаном, главным кандидатом на пост советника по национальной безопасности, Блинкен и другие ведущие назначенцы Байдена обещают «разработать более жёсткий подход к России».

Привыкнуть к новому миру
Фёдор Лукьянов
Президентство 2021–2025 станет следующей фазой интересного эксперимента под названием «адаптация Соединённых Штатов к меняющемуся миру».
Подробнее

С другой стороны, у Байдена нет никакого шлейфа, связанного с Россией, который мешал бы ему делать примирительные жесты в отношении Москвы из страха быть обвинённым в связях с Кремлём. Стоит напомнить, что Байден являлся проводником прагматичных настроений в отношении России, о чём свидетельствует роль голоса умеренности и сдержанности, которую он выполнял в команде национальной безопасности Обамы. Тем не менее в целом администрация Байдена, похоже, будет нацелена на сокращение свободы манёвра России на мировой арене. В течение четырёх лет Кремль успешно использовал распространённые опасения и сомнения, связанные с непредсказуемостью и ненадёжностью администрации Трампа, чтобы убедить ключевых союзников США в Европе и Азии застраховать свои политические ставки и не отказываться от отношений с Москвой.

Однако Байден, скорее всего, попытается возместить большую часть ущерба, нанесённого американо-германским отношениям, и попытается восстановить берлинско-вашингтонский консенсус эпохи Обамы в вопросе отношений с Россией, особенно в части, касающейся санкций и ограничения экономического влияния России, включая вопрос приостановки проекта «Северный поток – 2». Если новой администрации также удастся понизить градус противостояния в отношениях с Китаем, то это может несколько сократить заинтересованность Пекина в поддержке Москвы, особенно если Байден нивелирует ущерб, который был причинён торговой войной Дональда Трампа.

Более того, ожидается, что администрация Байдена возобновит дипломатические усилия по линии Ирана, стремясь уменьшить ценность для него России как партнёра, возобновить участие в Сирии; а также вернуться к тому, что было приостановлено в 2016 г., чтобы активизировать политику по переориентированию постсоветских государств в евроатлантическое сообщество.

В противостоянии России американская дипломатическая и экономическая мощь будет развёрнута от Белоруссии до Венесуэлы.

Так что пока представляется, что Россия не получит никаких выгод от новой администрации, которая сосредоточится на задаче восстановления глобальных позиций Америки, и Кремлю ничего не остаётся, кроме как надеяться, что политические потрясения внутри самих Соединённых Штатов отвлекут и поглотят команду Байдена в первые месяцы 2021 года.

Кроме того, Байден вряд ли намерен включать в свою команду по национальной безопасности сторонников сближения с Россий, а вот скептиков в её отношении, напротив, обещает быть предостаточно. Учитывая, что администрация Байдена захочет увидеть в действии новое соглашение по контролю над вооружениями, а сейчас многие специалисты говорят, что контроль над вооружениями отвечает интересам России не в меньшей степени, то нет необходимости пытаться как-то «подсластить» сделку, скажем, путём отказа от части санкций или давления на российские энергетические проекты, такие как «Северный поток – 2». В этих условиях Кремль вряд ли станет тратить много ресурсов, чтобы повысить качество сотрудничества с администрацией Байдена. Что гораздо вероятнее, Москва будет стремиться защитить другие важные для себя сферы и отношения от потенциального вмешательства со стороны Вашингтона.

Риск состоит в том, что без разрушительного влияния Дональда Трампа партнёры США, которые сопротивлялись усилиям Вашингтона свернуть их связи с Россией, могут теперь легче поддаться убеждению со стороны администрации Байдена. Это, в свою очередь, может заставить Кремль начать проявлять большую сговорчивость не только по отношению к другим государствам и их представителям (например, к Эммануэлю Макрону и «хромой утке» Ангеле Меркель по украинской проблеме), но и к крупным транснациональным компаниям и другим международным игрокам.

Таким образом, более значимым мотивом поведения Москвы может стать стремление уменьшить количество раздражителей, которые могут служить поводом для стран и компаний пересмотреть связи с Россией.

В то же время сейчас, когда Кремль занялся внутренними вопросами трансфера власти – перестройка политической системы, вопрос о долгосрочном преемнике Путина и попытки запуска «национальных проектов», призванных омолодить российскую экономику, – Москва может решить, что при всём комплексе этих внутренних задач ей не нужны дополнительные проблемы в отношениях с Соединёнными Штатами. В свою очередь, если команда Байдена придёт к выводу, что ей для успешного посткризисного восстановления нужен период мира и спокойствия, возможно, Москва и Вашингтон смогут возобновить диалог по стратегической повестке и устранить ограничения, ранее наложенные на процесс деэскалации конфликта в Сирии, чтобы обратиться затем и к другим горячим точкам по всему миру. Продление нового соглашения по СНВ и поиск путей восстановления соглашений по открытому небу и Договора РСМД также предотвратили бы дальнейшее ухудшение отношений, поскольку контроль над вооружениями может быть одной из немногих областей, которые не вызывают острых разногласий и могут быть приняты обеими сторонами. Возможно, это не так грандиозно, как мечты о стратегическом партнёрстве, но это определённо гораздо более реалистичная и достижимая цель.

Перевод: Елизавета Демченко

Russia Matters

Пентагон-2025: как изменится военная стратегия США при новом президенте
Илья Крамник
Победа Джо Байдена на выборах президента США, судя по всему, становится фактом. Относительно возможных изменений в военной машине говорят уже давно. Попробуем оценить вероятную трансформацию и приоритеты Пентагона при новом руководителе Белого дома. Материал подготовлен по результатам бесед с профильными специалистами, пожелавшими сохранить анонимность.
Подробнее