«Оранжевая революция»

22 августа 2005

Тимоти Гартон Эш

Тимоти Снайдер

Резюме: Нужна открытая дискуссия об основных нормах, регулирующих внешнее, преимущественно финансовое, вмешательство в избирательные процессы во имя поддержки демократии. Американская и европейская политика в Украине, в отличие от российской, вполне соответствовала моральным нормам. Запад просто помог украинцам сделать то, что они сами для себя хотели.

Прошлой осенью Украина впервые в истории оказала глубокое воздействие на политическое сознание мирового сообщества. В ходе так называемой «оранжевой революции» огромные толпы людей в оранжевых шарфах собрались, несмотря на мороз, на площади Независимости в Киеве, требуя проведения справедливых президентских выборов. Они победили. Теперь, с приходом к власти Виктора Ющенко, Украина получила возможность продвигаться по пути, который, как надеются новый президент и его союзники, приведет и к эффективной демократии, и к рыночной экономике, которая будет развиваться в условиях верховенства закона, и к членству в Европейском союзе.
 
Наблюдатели поставили революционные события в Украине в один ряд с мирными демократическими революциями — от «бархатных революций» 1989 года в Центральной Европе до грузинской «революции роз» в 2003-м и революции в Ливане, которую уже успели окрестить «кедровой». Остается понять, как и почему произошла эта перемена и какими могут быть ее последствия.
 
ТРУДНОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ
 
История Украины начала свой отсчет тысячу лет назад, когда правители государства, в котором процветали торговля и ремесла, с центром в Киеве приняли из рук Византии христианство. После татаромонгольского нашествия Киев и окрестные земли отошли к объединенному польско-литовскому государству (Речь Посполитая, 1569–1795. – Ред.), где украинцам довелось испытать влияние Ренессанса и контр-Реформации. По мере того как Россия расширялась в сторону запада, образованные жители Украины переходили на службу Российской империи. Украинский язык, родственный как польскому, так и русскому, позволял им легко ассимилироваться. Под воздействием националистических веяний в XIX веке русские стали рассматривать украинцев в качестве одного из ответвлений собственной нации. (Левобережная Украина получила автономию в составе Российской империи в 1654-м в результате освободительной войны против польской шляхты под руководством Богдана Хмельницкого; Правобережная Украина вошла в состав России в конце XVIII века. – Ред.). В то же самое время идеологи национального украинского движения заговорили об украинской культуре как об отдельном явлении.
 
Однако Украине не удалось добиться независимости в 1918 году. Попытки обрести собственную государственность были заблокированы большевиками и польской армией. Вудро Вильсон не считал Украину самостоятельной нацией, и западные державы уступили украинские земли русской белой армии в надежде на то, что ей удастся покончить с большевизмом. В 1921-м произошел раздел Украины между Советами и Польшей. Большевики предоставили Украине значительные территории внутри новоявленного Советского Союза, но вместе с тем уничтожили ее крестьянство в ходе коллективизации, подчинили себе и разложили Украинскую православную церковь, а также ликвидировали местную интеллигенцию. Среди самых чудовищных преступлений Сталина – спровоцированный в 1932–1933 годах голод, унесший жизни по меньшей мере трех миллионов жителей Советской Украины. В 1941-м, оккупировав украинские земли, на смену сталинскому режиму пришли нацисты, которые, считая украинцев низшей расой, жестоко обходились с ними. В огне Холокоста еврейское население Украины было практически полностью уничтожено, при этом небольшая часть украинцев оказывала пособничество немецким оккупантам. Украинские националисты совершали нападения на своих соседей-поляков и убивали их. Вместе с тем сотни тысяч украинских солдат нашли свою смерть в немецких концлагерях. Отец Ющенко, переживший Освенцим, оказался одним из немногих, кому посчастливилось выжить.
 
С возвращением советской власти по окончании войны украинские земли были объединены в одну административную единицу. В 1945-м Сталин аннексировал польские территории Западной Украины с ее населением, обладавшим совсем иным политическим опытом. Часть жителей оказались выходцами из Галиции, являвшейся с 1772 по 1918 год провинцией в составе империи Габсбургов, а затем – Польши. Западные украинцы были преимущественно грекокатоликами и принадлежали к униатской церкви, признающей доминирование Ватикана при сохранении православного церковного обряда. В период между двумя мировыми войнами украинцы – жители Галиции являлись гражданами Польши, руководители которой, хотя и демонстрировали все возрастающую авторитарность, но в целом допускали свободу самовыражения и признавали власть закона. После 1945-го Никита Хрущев, занимавший в то время ответственный партийный пост на Украине, возглавил процесс усмирения народов Западной Украины. Именно он в 1954 году присоединил Крымский полуостров к Советской Украине (в это время он уже работал в должности первого секретаря ЦК КПСС – Ред.), придав республике ее нынешние очертания.
 
Те элементы гражданского общества — частные крестьянские хозяйства, церковь, интеллигенция, — которые помогали готовить «бархатные революции» в более удачливых Польше и Чехословакии, оказались в Украине ослаблены или уничтожены советской властью. И все же ко времени крушения Советского Союза в 1991-м Украина имела собственное название, столицу и место на политической карте. Однако становление украинской независимости происходило без участия широких народных масс. Ее основания были достаточно хрупкими. Многие в России отказывались признавать независимость Украины как реально существующую.
 
ПЕРВЫЕ ШАГИ
 
В 1990-е годы Украина представляла собой выборную демократию, вставшую на неровный путь развития постсоветской формы капитализма. С 1994 по 2004 год режим президента Леонида Кучмы, в котором почти все значимые фигуры подбирались самим главой государства, использовал всё более коррумпированные, жесткие и недемократические методы. Кучма стал инициатором создания так называемого «шантажирующего государства». Его администрация, сама поощряя повсеместную коррупцию, шантажировала чиновников и частных лиц, угрожая предъявить компромат, то есть доказательства вины, тщательно собираемые тайной полицией. Кроме всего прочего, Кучма поддерживал тесные связи с некоторыми новыми украинскими магнатами, закрывая глаза на их попытки захватить государственные активы, в первую очередь уголь, сталь и природный газ, предоставляя им льготы в обмен на политическую поддержку. Казалось, что система работает…
 
После Первой мировой войны украинский консервативный историк и политик Вячеслав Липинский с оптимизмом смотрел в будущее, веря, что даже коррумпированное украинское государство, просуществовав какое-то время, сможет создать собственную нацию. Богатые приспособятся к его законам и захотят завязать отношения с государственными чиновниками. Люди, не связанные с украинской культурой, смогут почувствовать себя гражданами украинского государства, если будут представлены в его институтах. В 1990-е годы эти идеи подверглись испытанию практикой. Проворные предприниматели завладевали бывшими государственными активами, создавали и эксплуатировали монополии, осуществляли прибыльные капиталовложения. На самом востоке Украины, рядом с российской границей, сын шахтера Ринат Ахметов, начав с угля и стали, сколотил состояние, которое в настоящее время оценивается более чем в три миллиарда долларов. За счет финансирования политических партий эти олигархи — в основном русскоговорящие жители левобережья — обеспечили свое избрание в парламент. Многие переехали в Киев и добились благосклонного отношения Кучмы. Один из них, Виктор Пинчук, женился на дочери президента. Эти олигархи были кровно заинтересованы в том, чтобы Украина выжила. В составе России или в случае реставрации Советского Союза они оказались бы мелкой рыбешкой в большом водоеме и их связи потеряли бы былое значение.
 
При Кучме Украина утвердила у себя институты и символы независимой государственности, у нее появились посольства, армия и собственная полиция. Национальный гимн, который в короткий период независимости вскоре после Первой мировой войны являлся гимном Украинской народной республики (ноябрь 1918 – ноябрь 1920), был восстановлен в 1992-м, и его текст претерпел изменения в 2003 году. Украинский язык стал государственным. Несмотря на то что большинство представителей политической элиты предпочитали говорить по-русски в неформальной обстановке, публичное использование украинского языка стало знаком, отражавшим факт создания государственности. Сам Кучма издал книгу под названием «Украина — не Россия».
 
В 2004-м система, созданная Кучмой, сама себе нанесла поражение. Виктор Пинчук и Ринат Ахметов приобрели «Криворожсталь», хотя они предложили за нее на 800 миллионов долларов меньше, чем консорциум во главе с US Steel. Услуга за услугу: Ахметов помог финансировать президентскую кампанию премьер-министра и преемника Кучмы Виктора Януковича. Если бы Янукович стал президентом, Украина осталась бы независимой, но ее ресурсы оказались бы под еще более жестким контролем небольшой группы олигархов. Однако, выстраивая свою систему, Кучма упустил из виду два важных фактора. Во-первых, украинцы обладали правом голоса, а режим Кучмы и его кандидат, чрезвычайно непривлекательный политик с двумя судимостями в юности, не пользовались популярностью. Во-вторых, далеко не каждый из тех, кто имел деньги и власть, был доволен режимом.
 
Например, Юлия Тимошенко, которую называли «газовой принцессой», относилась к разряду олигархов, затаивших обиду. Экономист из Днепропетровска, восточноукраинского промышленного центра, она сделала состояние на спекуляциях с природным газом, используя лазейки, позволявшие государственным фирмам расплачиваться за энергоносители не наличными, а товарами, которые можно было перепродать. Таким образом маклеры или посредники множили свои капиталы. Затем эти самые лазейки были закрыты Тимошенко, занимавшей в 1999–2001 годах министерский пост. «Газовая принцесса» вынудила энергетический сектор стать частью рыночной экономики. Вместе с Виктором Ющенко, который на то время являлся премьер-министром, а прежде возглавлял Центральный банк, она работала над реформированием украинской экономики. Кучма уволил их обоих и отправил Тимошенко за решетку. Неустрашимость и упорство сделали ее привлекательной фигурой. Вскоре она была освобождена. Однако именно Ющенко стал самым популярным украинским политиком. Ему удалось привлечь на свою сторону предпринимателей, поверивших в возможность добиться процветания в условиях такой экономики, в которой власть закона важнее связей с режимом.
 
ЖАРКАЯ ЗИМА-2004
 
В ноябре 2000-го в лесу под Киевом нашли обезглавленное тело Георгия Гонгадзе — журналиста, известного своей критикой в адрес Кучмы. С аудиокассет, умышленно подброшенных одним из телохранителей Кучмы, звучал голос, похожий на голос президента, отдававшего распоряжения ликвидировать Гонгадзе. В течение нескольких месяцев украинцы митинговали на улицах, скандируя «Украина без Кучмы». Протестующие студенты построили в Киеве палаточный городок. Хотя их движение и потерпело неудачу, но эта общенародная мобилизация явилась новым опытом для тысяч украинцев.
 
Спустя три года Виктор Ющенко возглавил акцию «Зажги свечу» в память о миллионах жертв голода 1932 и 1933 годов в Украине. Президентская кампания была уже в разгаре, и многие украинцы восхищались обращением Ющенко, в котором тот попросил собравшихся не забывать о своей истории. Однако его оппонент, премьер-министр Янукович, пользовался поддержкой Кучмы и получал финансовую помощь от олигархов. Он также имел неограниченный доступ к телеэфиру. Не имея такой возможности, Ющенко стремился лично встречаться с избирателями. Отвечая на телевизионные нападки, он посещал села, обменивался рукопожатиями и непосредственно общался с людьми.
 
В сентябре 2004-го, за несколько недель до выборов, Ющенко был отравлен диоксином. Первые симптомы проявились после ужина со старшими офицерами госбезопасности, хотя связь отравления с этим обстоятельством не установлена. Его прежде привлекательное лицо оказалось практически полностью обезображено. Это «лицо сегодняшней Украины», – сказал Ющенко. Из администрации Кучмы на телевизионные каналы поступила негласная инструкция оценивать утверждения об умышленном отравлении как «наглую ложь» и предвыборный трюк. На телеканале, который принадлежал близкому к Кучме олигарху Виктору Медведчуку, высказывалось предположение, что болезнь кандидата в президенты явилась следствием его собственных сомнительных привычек.
 
Несмотря на все эти препятствия, Ющенко собрал большинство голосов в первом раунде президентских выборов, состоявшихся 31 октября 2004 года. В ходе второго тура 21 ноября режим Кучмы скоординировал кампанию по фальсификации итогов голосования. В тот вечер было объявлено о победе Януковича с преимуществом примерно в 3 процента. Президент Владимир Путин поспешил поздравить его. Однако результаты независимых и профинансированных Западом экзит-полов доказывали, что победу одержал именно Виктор Ющенко.
 
Так – с протестов против мошеннических выборов – началась «оранжевая революция». Если режим Кучмы доминировал на телевидении, то студенческое движение под названием «Пора» пользовалось Интернетом, черпая в нем информацию о том, как организовывались движения протеста в других странах от Словакии до Грузии. Использование Всемирной паутины было новым явлением в истории восточноевропейских «бархатных революций». «Я не дитя Интернета», – сказал в 1997 году один из участников студенческой демонстрации в Белграде, – но я хотел бы им быть». Когда рано утром в понедельник украинские студенты начали сооружать палаточный городок на главном торговом бульваре Киева, их веб-сайт немедленно (в 02:33:11 пополуночи) распространил эту информацию по всему миру на английском языке. Впоследствии молодые люди объясняли свои действия тем, что ожидали от режима фальсификации результатов второго тура, а потому заблаговременно подготовились к ответным действиям. В то же утро понедельника многие украинские дипломаты – как в Киеве, так и за границей – объявили о своей «полной и безоговорочной поддержке» Ющенко. Их заявление, сделанное по электронной почте, облетело весь мир.
 
Однако именно реакция простых людей кардинальным образом изменила положение вещей. Сначала на демонстрацию вышли тысячи граждан Киева, затем сотни тысяч; вскоре после этого люди из других регионов страны откликнулись на призыв приехать в столицу.
 
Эти ничем не примечательные люди вершили исключительное по своей значимости дело. Происходившее разительно напоминало пражские события-1989 или Польшу времен первой революции «Солидарности» в 1980 и 1981 годах. Но если в Польше четверть века тому назад в авангарде шли рабочие и крестьяне, то здесь это был едва оперившийся средний класс.
 
В революционные дни осенью прошлого года Ющенко и Тимошенко обычно появлялись вместе на импровизированной сцене, установленной на площади Независимости: следы отравления теперь выглядели как шрамы национального героя, а «газовая принцесса» превратилась в «богиню революции», хотя все это время больше напоминала Марию Антуанетту.
 
Первой заповедью «оранжевых революционеров» являлось безусловное воздержание от любого насилия, что составляло наиболее существенное отличие бархатных революций от якобинской и большевистской моделей 1789 и 1917 годов. Представители сил безопасности отступили в последний момент, так и не решившись применить силу в отношении протестующих. Площадь Независимости оставалась заполненной манифестантами благодаря усилиям Ющенко, Тимошенко и их союзников, которые окружили мирными пикетами правительственные здания и ждали, когда представится шанс для переговоров.
 
Верховный суд распорядился, чтобы Центральная избирательная комиссия не объявляла о победе, пока не появятся итоги расследования. 3 декабря Верховный суд признал, что фальсификация результатов выборов действительно имела место, и постановил повторно провести второй тур выборов 26 декабря. Тем временем Ющенко при поддержке международных посредников в ходе целого ряда встреч за «круглым столом» заключил сделку с уходящим президентом Кучмой, который согласился отойти в сторону и больше не поддерживать Януковича. В свою очередь Ющенко дал согласие на сокращение президентских полномочий. 8 декабря Верховная рада приняла соответствующие поправки к Конституции страны. Так что уже во время революции появились признаки благотворного разделения властей: судебная власть, отправляющая правосудие, исполнительная ветвь, наделенная меньшим набором полномочий, а также законодательная, наиболее могущественная, ветвь.
 
В результате переголосования второго тура выборов Виктор Ющенко победил. В январе он торжественно вступил в должность президента. Кандидатуру Тимошенко на пост премьер-министра утвердили 4 февраля. Сегодня новое украинское правительство стремится приблизить свою страну к западноевропейским стандартам в сфере экономики и политики. Вернув несколько незаконно приватизированных компаний под государственный контроль, с тем чтобы заново выставить их на продажу, новое правительство пообещало впредь уважать право собственности. Чтобы получить налоги от людей, сколотивших состояние сомнительными путями, Ющенко предложил им амнистию. В самой быстрорастущей экономике Европы, где рост ВВП в 2003 году составил 9,6 %, а в 2004-м, по некоторым оценкам, 12 %, есть где использовать вновь нажитые значительные средства.
 
Олигархи, которые поначалу противодействовали избранным лидерам, теперь, похоже, нехотя, но принимают новый порядок. На Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2005-го Пинчук поведал одному из авторов этой статьи, что он поддержит новую власть в том случае, если с ее стороны не последует незаконных действий. По его мнению, Ринат Ахметов, главный олигарх в восточной Украине, видимо, поступит так же. Они хотят только уважения к закону, сказал Пинчук. Каждому, кто знаком с их послужным списком, эти слова могут показаться не более чем уловкой; но такая хитрость полезна.
 
«ВСЯ СТРАНА ГОВОРИТ ПО-РУССКИ!»
 
Большое значение придавалось тому общепризнанному факту, что история, язык и религия зримо разделили население Украины на жителей украинизированного запада и русифицированного востока страны. В действительности же все обстоит гораздо сложнее. Украина – многоконфессиональная страна, где, в частности, проживает значительное число греко-католиков. Но всё же православные верующие составляют большинство, и их голоса разделились между двумя кандидатами. Культура и история влияют на современную политику, но не определяют ее – вопреки утверждениям Самьюэла Хантингтона («Столкновение цивилизаций»). Один украинский историк отметил, что, чем дольше та или иная часть Украины находилась в прошлом под властью Польши, тем выше вероятность того, что после распада Советского Союза местные избиратели поддержат кандидатов, делающих ставку на украинский патриотизм. На первых президентских выборах в 1991 году кандидат от движения за независимость «Рух» победил в тех областях страны, которые в течение 500 лет находились под властью Польши. А в 1994-м прозападный кандидат набрал большинство голосов уже там, где Польша правила на протяжении трех веков. В 2004 году Ющенко дополнил этот список за счет областей, находившихся под управлением Польши всего столетие. Таким образом, Западная Украина постоянно расширяется на восток. 
 
«Вся страна говорит по-русски!» — бросил в те дни явно раздраженный президент Путин. Но фактически страна двуязычна. Советский режим добивался того, чтобы образованные украинцы говорили на русском языке — родственном, но все же совершенно ином славянском языке. Сегодня на западе Украины некоторые молодые люди не умеют писать по-русски; в то же время немало украинцев и русских, проживающих на юге и востоке Украины, никогда не говорят по-украински. Но большинство людей владеют и тем, и другим языком, и многие из них переключаются с одного на другой в зависимости от настроения или от обстоятельств — часто в середине фразы. Но все же не язык, а политические предпочтения предопределили исход выборов. Ющенко получил решительное большинство голосов там, где население является преимущественно русскоязычным: в Полтавской области его поддержали 66 % избирателей, в Черниговской – 71 %, в Сумской — 79 %, в Киеве – 78 %.
 
Киев — русскоговорящий город, но его жители знают, когда говорить по-украински. Так, главная площадь столицы – это всегда «майдан Незалежнiстi», даже если речь о нем идет на русском. Во время избирательной кампании Ющенко и Тимошенко общались с людьми по-украински. Объявив о победе революции 8 декабря и приложив руку к сердцу, Ющенко задавал тон толпе, певшей государственный гимн,— этот лишь недавно приобретенный обычай, по-видимому, был заимствован у американских президентов. Собравшиеся на площади русскоговорящие киевляне приложили руку к сердцу и тоже спели или, по крайней мере, попытались спеть гимн на украинском: «Ще не вмерли України нi слава, нi воля…».
 
По сравнению с Кучмой и Януковичем Ющенко и Тимошенко лучше владеют как русским языком, так и украинским. И президент, и премьер-министр – выходцы с востока Украины (еще одно свидетельство того, что украинская идентичность не ограничивается Западной Украиной). Однако они понимают, что им придется отстаивать свою правоту и на востоке страны – перед тамошними шахтерами и сталелитейщикам. Сразу после революции они вместе отправились в Донецк – восточный бастион Ахметова, чтобы встретиться с сомневающимися. «Богиня революции» появилась на ахметовском телеканале. Отвечая на недружелюбные вопросы на русском, она защищала свою точку зрения. «Вся страна говорит по-русски!» — этот факт не столь благоприятен для президента Путина, как ему хотелось бы.
 
«МАГНИТ ЕВРОПЫ»
 
Правительство Путина гневно обвинило Соединенные Штаты и Евросоюз в том, что они раздувают огонь «оранжевой революции» извне. Почти ежедневно министр иностранных дел Нидерландов (в то время эта страна председательствовала в ЕС) принимал сердитые звонки от своего российского коллеги.
 
Виктор Ющенко, несомненно, хочет, чтобы его страна стала частью Большой Европы. Мир увидел, отмечал он на площади Независимости, что Украина уже может называться европейской державой. А выступая в Давосе, Ющенко подчеркнул, что в ближайшем будущем Украина намерена подать заявление о присоединении к Евросоюзу. Вклад этой организации в революцию заключался лишь в его особой привлекательности в качестве клуба, в который многие хотели бы вступить. Речь идет о неизменных плодах послевоенной европейской политики. О «магните Европы», как еще в 1950-е годы выразился отец-основатель Федеративной Республики Германия Конрад Аденауэр.
 
Некоторые страны – члены Европейского союза (один из украинских активистов называл в этой связи Великобританию и Нидерланды) оказывали прямую поддержку наблюдателям на выборах, а также украинским студентам, бизнесменам и другим группам гражданского общества. В мае 2004-го произошло расширение ЕС за счет восьми государств Центральной и Восточной Европы, включая страны Балтии и соседнюю Польшу. «Магнит» вплотную приблизился к украинской границе. В период председательства Нидерландов Евросоюз проявил нехарактерную для себя резкость, осуждая ноябрьскую фальсификацию результатов выборов. Верховный представитель ЕС по общей внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана сыграл тогда ведущую роль на переговорах в рамках «круглого стола» с украинскими лидерами в Киеве. И хотя в этих переговорах принял участие и литовский президент, неформальным лидером стал Александр Квасьневский, президент Польши — страны, которая в 1989 году первой использовала такого рода переговоры как метод смены режима.
 
Поляки поддержали «оранжевую революцию» на начальной стадии. Большая польская делегация в первую же неделю прибыла на площадь Независимости. Их присутствие в Киеве продемонстрировало неизменность стратегии Польши. В 1970-х, когда эта страна еще оставалась советским сателлитом, влиятельный парижский ежемесячник Kultura, орган польской эмиграции, писал о том, что после свержения коммунизма Польше следует проводить новую политику. Поляки должны признать послевоенные восточные границы, даже несмотря на то, что Сталин аннексировал половину их территории. Если поляки пойдут на этот шаг заблаговременно и не будут требовать возврата своих прежних земель, это поможет им наладить более эффективное сотрудничество с демократической оппозицией в соседних Литовской, Белорусской и Украинской Советских Социалистических Республиках, а также установить дружеские отношения с ними после распада Советского Союза.
 
В 1980-е годы с этими идеями согласилась польская антикоммунистическая оппозиция, а после 1989-го они были положены в основу внешней политики правительств, возглавлявшихся представителями «Солидарности». Варшава относилась к Советской Украине, как к независимому государству, еще до распада Советского Союза. Впоследствии Польша незамедлительно подписала договор с обретшей независимость Украиной, в котором признавались нынешние границы и гарантировалась защита национальным меньшинствам в обеих странах.
 
После 1995-го президент Польши бывший коммунист Александр Квасьневский начал следовать стратегии, разработанной антикоммунистическим эмигрантским журналом и впервые примененной «Солидарностью». Годовщины национальных трагедий в истории обеих наций Кучма и Квасьневский отмечали совместно. Установление дружественных отношений между президентами – одна из причин, по которым Квасьневский оказался приемлемым посредником для обеих сторон в самые критические моменты революции. Польша постоянно настаивала на проведении более великодушной политики по отношению к Украине со стороны Европейского союза. Помимо нежелания более старых членов ЕС принять в свои ряды сравнительно бедную восточноевропейскую страну, имелась еще одна, главная, проблема – режим Кучмы. Теперь же Квасьневский мог говорить куда более решительно. В Давосе он обратился к собравшимся с эмоциональным призывом предоставить Украине членство в Евросоюзе, поскольку «это чудесная страна… великая нация с великими лидерами».
 
А как насчет причастности к выборам американцев? Правительство США и отдельные американские доноры сделали больше для поддержки украинских демократов, чем Западная Европа. Согласно заявлению Государственного департамента США, за последние два года он потратил на Украину 65 млн долларов. Международный фонд «Возрождение» (International Renaissance Foundation), учрежденный в Украине Джорджем Соросом, в своем докладе от 20 октября 2004 года сообщил, что неправительственные организации (НПО) получили от него 1 201 904 доллара на «проекты, связанные с выборами». Большая часть этих американских средств (как и поступления из Западной и Центральной Европы) пошла на развитие НПО, включая организации, осуществлявшие обучение активистов из студенческой среды и поддержку независимой прессы и телевидения, а также на создание условий для мониторинга избирательной кампании и на проведение двух независимых экзит-полов. Как уже отмечалось, эти экзит-полы стали важным катализатором революции.
 
Можно ли всю эту деятельность считать, выражаясь языком старой советской дипломатии, «вмешательством во внутренние дела страны»? Конечно можно. Но точно так же следует рассматривать и выделение Россией огромных сумм (по оценкам российской прессы, примерно 300 млн долларов) на предвыборную кампанию Виктора Януковича. Или деятельность российских политических советников, которые помогли развязать грязную кампанию против Ющенко. Повестка, присланная Юлии Тимошенко из России, с вызовом на допрос в связи с обвинением ее в уголовном преступлении – это тоже вмешательство. (В ответ «богиня революции» попросила не препятствовать борьбе украинского народа за свободу). Вмешательство имело место и тогда, когда Путин дважды перед выборами посещал Украину, чтобы поддержать Януковича. Расследование обстоятельств отравления Ющенко продолжается, и первоначальные факты указывают на то, что яд, вероятно, был доставлен из России.
 
Некоторые случаи иностранного «вмешательства» оправданны, другие же, безусловно, нет. Необходимо начать открытую дискуссию об основных нормах, регулирующих внешнее, преимущественно финансовое, вмешательство в целях поддержки демократии. Такого рода обсуждения уже ведутся: это глубокомысленные дискуссии по критериям допустимости военного вмешательства, обусловленного соображениями гуманитарного или иного характера. Что же касается американской и европейской политики в Украине, то она вполне соответствовала моральным нормам. «Оранжевая революция» не делалась в Вашингтоне и не навязывалась Брюсселем. Запад помог гражданам Украины сделать то, что они хотели сами для себя.
 
ОРАНЖЕВЫЙ ОТСВЕТ
 
После победы на выборах Виктор Ющенко провел отпуск в Карпатах с Михаилом Саакашвили, возглавившим Грузию в январе 2004 года после успешного завершения «революции роз». В подписанной ими Карпатской декларации политики приветствовали перемены в своих странах как всплеск «новой волны освобождения Европы, который приведет к окончательной победе свободы и демократии на европейском континенте». В статье, опубликованной в Financial Times, президент Саакашвили дал ясно понять, что эта «третья и окончательная волна европейского освобождения» должна накрыть «все постсоветское пространство».
 
Стремление выдать желаемое за действительное? Возможно. Тем не менее некоторые московские консерваторы, похоже, разделяют это мнение. Во время событий в Украине близкая к кремлевским кругам «Российская газета» писала, что Россия не может позволить себе проиграть битву за Украину, ведь поражение означало бы осуществление в ближайшие два года бархатных революций по киевскому сценарию в Белоруссии, Молдавии, Казахстане, Киргизии и, возможно, Армении.
 
Этот прогноз отчасти сбылся: фальсификация парламентских выборов в Киргизии привела к беспорядкам. Как заметил один молодой киргиз в интервью ВВС, «мы хотим больше походить на Европу». Вышли на улицу и белорусские студенты: 25 марта 2005-го они бросили вызов своему диктатору, выступив под флагом ЕС.
 
«Оранжевая революция» в Украине окажет также прямое воздействие и на режим Путина, становящийся все более недемократичным. Если не что-то другое, то свободная пресса и телевидение большого русскоговорящего соседа ослабит контроль Кремля над информацией. Виктор Пинчук утверждал, что его российские деловые партнеры, его братья-олигархи, завидуют своим украинским «коллегам», пользующимся уважением мирового сообщества. Затем он вспомнил шутку, которую недавно слышал в Москве: «Леонид Кучма написал книгу под названием “Украина — не Россия”. Теперь Путин пишет книгу под названием “Россия — не Украина”».
 

Последнее обновление 22 августа 2005, 18:39

} Cтр. 1 из 5