27.12.2004
Закат НАТО
№6 2004 Ноябрь/Декабрь

«Остерегайтесь стариков, им нечего терять». Лучше, чем Бернард
Шоу, не скажешь. Когда же, наконец, европейские политики соберутся
с духом, чтобы признать очевидное: Европейский союз и Организация
Североатлантического договора (имеется в виду не сам альянс, а его
интегрированные командные структуры) уже несовместимы друг с
другом? Поскольку холодная война больше не скрепляет
противоположные берега Атлантики, Старый и Новый Свет незаметно, но
неуклонно дрейфуют в разные стороны. После 11 сентября 2001 года
этот процесс ускорился. Еще недавно магнат из Германии (бывший
председатель правления концерна Bertelsmann AG Томас Миддельхофф. –
Ред.) мог позволить себе заявить: «Я – американец с немецким
паспортом». Сегодня же подобное утверждение было бы встречено
недоброй улыбкой – ведь между родственными континентами нарастает и
экономическое соперничество, не говоря уже об экологическом споре
вокруг Киотского протокола.

Правда, Соединенным Штатам стоит воздать должное, памятуя о том,
что эта сверхдержава, действующая имперскими методами, отказывается
отдавать своих воюющих в тяжелейших условиях солдат на милость
международного трибунала и превращать их в заложников переменчивого
нрава оголтелых свидетелей обвинения (речь идет об отказе
Вашингтона присоединиться к деятельности Международного уголовного
суда. – Ред.). До сих пор в Гааге торжествовал принцип «vae victis»
– «Горе побежденным». Между тем в экстремальных ситуациях следовало
бы помнить другое римское изречение: «Summum jus, summa injuria» –
«Высшее право – высшая несправедливость».
Невозможно избавиться от чувства тревоги по поводу того, что
расширение НАТО на Восток может оказаться кувалдой, занесенной над
все еще хрупким Европейским союзом. И хотя речь идет о принятии
стратегических решений, в Брюсселе не отмечено даже робких попыток
согласовать позиции. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр,
который вывел свою элитную морскую пехоту из Афганистана, чтобы
предоставить ее в распоряжение Джорджа Буша для похода на Ирак,
удостоился в английской прессе насмешливого прозвища Американский
Пудель. Так называемую ось Париж – Берлин, похоже, уже не наполняет
какое-либо содержание. Демонстрация боеготовности, предпринятая
авианосцем «Шарль де Голль» у пакистанских берегов (он находился
там в период кампании против талибов с ноября 2001-го по апрель
2002 года. – Ред.), не была согласована с немецким флотом, равно
как военные штабы Германии не были проинформированы о решении Жака
Ширака построить второй авианосец и новую субмарину, оснащенную
межконтинентальными ядерными ракетами. Что же касается новых членов
альянса, то они и вовсе предпочитают в большей степени
ориентироваться в военной сфере на Вашингтон, чем на Брюссель или –
тем более – на Берлин либо Париж.

В результате односторонних действий американского руководства
возникла угроза того, что роль традиционных европейских союзников
США будет низведена до функции «добровольных помощников»
(Hilfswilligen), как во время Второй мировой войны называли русских
коллаборационистов, сотрудничавших с германским вермахтом на
низовом уровне. В том, что отношения скатились до такого состояния,
повинны обе стороны. Европейцы, прежде всего немцы, выделяли на
оборону жалкие суммы, которые и в малой степени не отвечали
ожиданиям альянса (читай: Пентагона), рассчитывавшего на готовность
партнеров привести их обычные вооружения в соответствие с
постсоветской ситуацией. Самым наглядным проявлением отсутствия
такой готовности стала операция в Афганистане, в ходе которой у
Бундесвера обнаружился жесточайший дефицит военно-транспортной
авиации.

В то же время идея о «второй европейской опоре» НАТО, которую
Вашингтон провозглашал на протяжении десятилетий, также с самого
начала базировалась на сознательном желании ввести в заблуждение.
На самом деле все делалось для того, чтобы ограничить
дееспособность европейцев в оборонной сфере. Вспомните хотя бы
бессмысленный проект «многостороннего атомного флота», при помощи
которого Джон Кеннеди пытался обуздать ядерную самостоятельность
Франции. Едва только европейцы задумывались о запуске собственных
разведывательных спутников, о создании усовершенствованных
командных систем или автономных воздушных сил (что уж говорить о
системе континентального ядерного сдерживания), как они сразу же
наталкивались на яростное сопротивление Вашингтона. Ставить под
сомнение статус Европы как зависимого региона не позволялось
никому. Немецкие офицеры, служившие в Косово, в полной мере ощутили
свое подчиненное положение. На Гиндукуше оно стало вопиющим,
поскольку все союзники, за исключением британцев, были низведены до
«ничтожных величин».

Сегодня будущее временами представляется в багровых тонах, и
даже самые отпетые «шоумены» от германской политики постепенно
начинают прозревать, осознавая, что мы больше не живем в мире
развлечений. Страна, экономика которой может потерять свыше сотни
миллиардов евро в результате спекуляций на электронной бирже, но
которая не способна изыскать дополнительно три миллиарда для
собственных вооруженных сил, сама себя обрекает на то, чтобы с ней
не считались. Германия не обретет полноценного суверенитета, пока в
соответствии с действующим договором военно-воздушные силы США
будут иметь право, не спрашивая согласия Берлина, использовать свои
немецкие базы для любых глобальных операций. Европейское оборонное
сообщество, простирающееся от Эстонии до Португалии и от Ирландии
до Кипра, – это утопия. Бундесверу в срочном порядке необходимо
приспособиться к новым реалиям террористической и партизанской
войны, и в процессе такой адаптации ему все равно придется пойти
намного дальше того, что предусмотрено в имеющихся проектах реформ.
Тяжелые танковые соединения, как бы ни были они милы сердцу иных
генералов натовской эры, больше негде использовать. Бесчисленные
остовы советских танков, которые в Панджшерском ущелье Афганистана
используются для обозначения обочины дорог, должны были бы уже
давно навести на определенные размышления.

Чтобы быть в состоянии защитить себя, Европе завтрашнего дня
хватило бы ограниченного числа партнеров. Однако на горизонте не
просматривается соответствующая политическая инициатива, которую
можно было бы решительно противопоставить роковому расширению НАТО
и ЕС на Восток. Где тот выдающийся государственный деятель, который
вдохнул бы жизнь в подобный проект? Европейцам пора взять на себя
ответственность за свои постыдные и позорные действия. Ситуация на
Балканах никоим образом не прояснена. Конечно, намного комфортнее
(но абсолютно недостойно!) и дальше укрываться под крылышком США,
игнорируя необходимость принимать решения и увековечивая тем самым
абсурдную систему протекторатов, которая уже и так распространена
на Боснию, Косово, а фактически и на Македонию с Албанией. Разве
кого-то удивит, если в районе где-то между Тетово и Баня-Лука вновь
зазвучат выстрелы?

Унилатерализм Америки – это привилегия сверхдержавы, и со
стороны остального мира было бы настоящей дерзостью возмущаться по
этому поводу. Европейцам не стоит ожидать, что в дальнейшем США
снизойдут до участия в умиротворении тех или иных балканских
народностей, которых Отто фон Бисмарк обычно свысока называл «ces
gens-lИ» («эти людишки»). Если в один прекрасный день Белый дом
придет к выводу, что судьба Америки решается, например, где-то в
западной части Тихого океана, европейцы почувствуют себя безумно
одинокими.
Разговоры об оружии массового уничтожения не прекращаются, однако
концепции самостоятельного европейского ответа на возможный шантаж,
исходящий от «государств-изгоев», террористов-фанатиков или
мафиозных структур, так и не существует. Эта тема табуирована, в
том числе и в Германии, где ныне анафеме предано даже мирное
использование атомной энергии.

Единственной гарантией выживания Государства Израиль в условиях
крайне враждебного окружения является наличие у него солидного
ядерного арсенала в 200 усовершенствованных боеголовок. Есть только
одна причина, по которой Исламская Республика Пакистан до сих пор
не подверглась атаке превосходящих вооруженных сил Индии с целью
решить кашмирский конфликт, – это примитивный, но вполне
боеспособный ядерный потенциал Исламабада.

Джордж Буш может сколько угодно возмущаться и даже грозить
превентивными ядерными ударами, но он не в силах поставить заслон
на пути распространения оружия массового уничтожения. Вполне
возможно, что этот процесс зашел гораздо дальше, чем представляется
разведслужбам. Вице-премьер Ирака Тарик Азиз как-то говорил мне,
что в данном отношении Европа куда более уязвима, чем защищенные
двумя океанами Соединенные Штаты Америки. В эпоху Миттерана и Коля
немецкий генерал Науманн и французский адмирал Ланксад осторожно
обсуждали возможность координации своих действий в области ядерного
планирования. С тех пор отношения между двумя берегами Рейна стали
более прохладными и отстраненными. Французские атомные субмарины и
межконтинентальные ракеты не способны составить конкуренцию ни
американским, ни российским. А вот оказать устрашающее и
подавляющее воздействие на североафриканские или ближневосточные
государства, домогающиеся пусть и примитивного, но ядерного
статуса, французские «силы сдерживания» вполне в состоянии.

«Глас вопиющего в пустыне». Европа отдает себе отчет: есть все
предпосылки для того, чтобы стать легкой добычей варваров.
Демографический фактор вносит в это решающую лепту. Пока
государства – члены ЕС мирятся с убыванием своего населения, в
непосредственной близости от них продолжается бурный рост
рождаемости. Масштабная миграция набирает обороты. Сегодняшний
Старый Свет все еще несметно богат. Но теперь он ослаб, ему не
хватает моральной силы для решительного самоутверждения. Одним
словом, все условия для фатального «заката» налицо. Освальд
Шпенглер был не так уж далек от истины. И что же? Мы лишь пожимаем
плечами, делая вид, будто ничего не происходит. Максима «править –
значит предвидеть» не вписывается в стиль мышления наших политиков.
Никому ведь не хочется примерить на себя предостережение
французского философа Поля Валери: «В бездне истории места хватит
всем».