17.01.2022
Национальная безопасность России и США должна быть встроена во взаимную безопасность
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Роберт Легвольд

Почётный профессор Колумбийского университета.

Пока российские официальные лица готовятся к переговорам по европейской безопасности с западными коллегами, три аспекта кризиса вокруг Украины указывают на его кажущуюся неразрешимость. При этом открываются ключевые факторы, которым следует уделить особое внимание, если мы хотим найти выход из тупика.

Во-первых, недооценивается масштаб вызова, когда столкновение происходит из-за конкурирующих прав, а не только из-за соперничества интересов. Во-вторых, любое урегулирование зависит от позитивной мотивации – если её нет и превалируют отрицательный настрой, существенного прогресса ожидать не стоит. В-третьих, отсутствие доверия между двумя сторонами – это ключевой момент, который представляет собой фундаментальное препятствие для продвижения вперёд и требует отдельного решения. В совокупности три этих составляющих создают опасность, с которой приходится бороться лидерам.

Здравый смысл уже давно говорит о том, что разумный уровень национальной безопасности – это взаимная безопасность государств, которые соперничают друг с другом в международной политике. В период короткой идиллии после распада Советского Союза эта идея лежала в основе обещания американских, европейских и российских лидеров создать сообщество евроатлантическое безопасности «от Ванкувера до Владивостока». Обещание так и не было выполнено из-за отсутствия креативности и политической воли, но идея не утратила актуальность, особенно если мы хотим избежать худшего развития событий и предпринять шаги по урегулированию кризиса вокруг Украины. Так что же нужно делать?

Разговор по существу
Фёдор Лукьянов
Громкая и бескомпромиссная позиция Москвы – способ не допустить технократизации переговоров, сохранить их в политической плоскости. Цель США – противоположная.
Подробнее

 

Опасности противоборствующих прав

Стягивание российских войск к границам Украины в очередной раз вывело Москву и Вашингтон на траекторию, ведущую к столкновению, в их стремлении обеспечить безопасность. Каждый предъявляет претензии, посягая на права другой стороны. Россия настаивает на своём праве усиливать военное присутствие и передислоцировать войска в пределах своих границ, как считает нужным, и это никого другого не касается. США и их соратники по НАТО, в свою очередь, настаивают, что соседи России, включая Украину, имеют право выбирать союзников и организации, в которые они хотят вступить, а Москва не обладает правом вето в этом вопросе.

Однако если Россия может делать, что она пожелает, со своими войсками на своей территории, то Украина может делать то, что её руководство считает необходимым для укрепления безопасности государства, в том числе принимая иностранную военную помощь. Точно так же Украина имеет право, как официально заявил Белый дом, «определять свой будущий внешнеполитический курс свободно от внешнего вмешательства и с уважением к стремлению страны присоединиться к НАТО». Такое же право имеет, скажем, Куба. Но насколько велика вероятность, что США будут пассивно реагировать на вступление Кубы в оборонительный пакт с Россией и размещение баз ВМФ и ВКС на острове? В этих сценариях Россия, Украина и Куба действуют в рамках своих прав, но разумно ли их использовать?

 

Поиск ответов в системе самопомощи

В отличие от других проблем, с которыми сталкиваются лидеры в Вашингтоне, европейских столицах и Москве (например, связанный с COVID конфликт между гражданами одной страны об их праве на личные свободы и одновременно общественную безопасность), в конфликтах между нациями нет верховного арбитра или органа, способного выдать и обеспечить исполнение мандата или найти мотивацию, чтобы заставить одну или обе стороны отступить от своих прав.

Международная система – это система самопомощи, и только сами участники могут ослабить напряжённость или ликвидировать риски, связанные с их претензиями.

То есть они должны создавать мотивацию, чтобы двигаться в этом направлении.

На данный момент Россия и Запад сфокусированы на реализации односторонних негативных мотиваций, ведущих в противоположном направлении: Россия угрожает вторгнуться на Украину, если та в итоге выберет НАТО (или НАТО выберет Украину), а Запад угрожает беспрецедентными санкциями в случае агрессии против Украины. Риск эскалации неизбежен, когда страны настаивают на противоположных правах и готовятся перейти к насилию.

Вместо этого нужна позитивная мотивация, но только взаимовыгодная. Принимаемые меры должны обещать укрепление безопасности и уменьшение рисков, которых, как сегодня считают стороны, проще достигнуть с помощью односторонних негативных стимулов. Целью совершенно логично должна быть национальная безопасность, встроенная во взаимную безопасность, а логичный путь в этом направлении – это шаги, отводящие от применения или угрозы применения военной силы и способствующие урегулированию конфликтов интересов. Эти шаги включают:

  • демилитаризацию новой линии конфронтации от Арктики до Чёрного моря посредством замены неработающего Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) новым соглашением, регулирующим размещение передовых частей и вооружений;
  • укрепление Венского документа, ограничивающего масштабы и количество военных учений;
  • подтверждение заверений НАТО об «отсутствии намерений, планов и оснований для размещения ядерного оружия на территории» новых членов альянса;
  • договорённость не размещать баллистические ракеты средней дальности в Европе и противодействовать угрозе, которую представляет тактическое ядерное вооружение.

Однако заменить нынешние мотивы позитивными недостаточно. Важно управлять действующими источниками напряжённости, но это нужно делать в рамках новой, изменённой повестки, основной фокус которой – экзистенциальные угрозы, стоящие перед обеими сторонами. К этому относится восстановление контроля над более сложным многополярным ядерным миром, противодействие опасностям, которые создаёт изменение климата, объединение усилий для борьбы с будущими пандемиями, которые могут оказаться страшнее нынешней, и деструктивными социально-экономическими последствиями, ухудшающими ситуацию. Достичь уровня сотрудничества, сопоставимого с угрозой, будет чрезвычайно трудно, но страны по обе стороны от линии раскола должны определить для себя приоритет – хотя бы попытаться.

 

Восстановление доверия как отдельная политическая цель

Если стремление к взаимовыгодному укреплению безопасности – именно то направление, куда указывает логика, то почему события не развиваются именно так? Ответ приводит нас к ключевому фактору – доверию, или в данном случае – к его отсутствию. Опять мы видим параллель с пандемией, которая, к примеру, заставила систему здравоохранения США бороться с низким уровнем доверия к правительству и экспертам.

Преодоление недоверия между Россией и США должно стать делом обеих сторон. Это важно, потому что препятствие, созданное недоверием, мешает заняться другими источниками напряжённости. Оно парализует волю и попытки изменить нынешнюю траекторию американо-российских отношений, препятствует шагам, которые позволили бы двигаться в более конструктивном направлении.

Из-за ухудшения отношений между Россией и США с их союзниками по НАТО недоверие усугубилось и заморозило всё. В результате оно превратилось в отдельный фактор конфликта сторон.

Поскольку недоверие не только отдельный, но и блокирующий фактор, просто признать его роль недостаточно. Если мы хотим добиться прогресса, восстановление доверия должно стать отдельной и первоочередной политической целью. Шаги могут быть маленькими – например, возобновление полноценной работы дипмиссий, снижение накала информационной войны в любой форме или открытие возможностей для диалога, как сделали президенты двух стран. Но это нужно делать с единственной целью – восстановить определённый уровень доверия. Если политики в Москве и Вашингтоне (и Брюсселе) хотят отказаться от стратегий односторонней негативной мотивации и постепенно перейти к взаимному укреплению позитивных стимулов, нужно снова научиться делать маленькие конструктивные шаги, не забывая при этом о больших целях.

Russia Matters
Никаких гарантий? Эфир передачи «Международное обозрение» от 14.01.2022 г.
Фёдор Лукьянов
Разговор между Россией и Западом о принципах безопасности в Европе продолжается. Каковы гарантии? Силы ОДКБ стабилизировали ситуацию в Казахстане. Что это может значить? Двадцать лет после введения евро – стала ли общая валюта панацеей? Смотрите эфир передачи «Международное обозрение» с Фёдором Лукьяновым на телеканале «Россия-24».
Подробнее