24.12.2021
Украина, газ и Китай
Интервью
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Сергей Караганов

Учёный-международник, почётный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике». Научный руководитель Факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ.

Интервью новостному ресурсу Formiche

Каковы намерения России в выстраивании её политики на границе с Украиной? Может ли давление США способствовать сближению России и Китая и подтолкнуть эти страны к созданию военного альянса? Об этом Сергей Караганов рассказал в интервью Formiche.net, авторитетному итальянскому СМИ, посвящённому внешней политике.

– Господин Караганов, начнём с вопроса о том, чего по-настоящему хочет Россия?

– Наша цель понятна: мы хотим иметь хорошие отношения с Европой. Европейское культурное пространство – это наше культурное пространство.

– Последние события на нашей восточной границе свидетельствуют об обратном…

– Это эскалация, которая говорит о том, что для некоторых холодная война ещё совсем не закончена. Мы хотим исключить возможность конфликта.

– Почему Путин решил сконцентрировать там войска?

– Россия увеличивает давление на Запад с целью показать ему, насколько серьёзно мы относимся к Украине. Если она не станет нейтральной, демилитаризованной страной, у Европы могут возникнуть проблемы. Но мы их решим, тем или иным способом.

– Нейтральная демилитаризованная стана не может защитить себя от нападения.

– Россия не хочет ни на кого нападать. Наземное вторжение не соответствует основополагающим интересам Кремля. Если только уже разваливающийся киевский режим не решит напасть на одну из независимых республик Донбасса. Это спровоцировало бы наш ответ.

– НАТО не заявляла о готовности принять Украину в свои ряды, но всячески её поддерживает.

– Это извращенное понимание положения дел. НАТО должна прежде всего осознать, что она является угрозой для самой себя. Для продления своего существования она нагнетает международную напряжённость и развязывает военные конфликты.

– Но это оборонительный альянс…

НАТО возникла как оборонительный союз с декларированной задачей недопущения войны. С конца 1990-х годов НАТО превратилась в агрессивный союз.

– Наступательно вела себя и Россия, когда в 2014 г. захватила Крым…

– Это было воссоединение. Напоминаю о том, что не прозвучал ни один выстрел. Подавляющая часть населения Крыма хотела стать частью России, а не оставаться в составе разваливающегося государства. Крым не захватили, а присоединили.

– Из-за этого США и ЕС продолжают накладывать санкции на Россию.

– Они вольны делать это. Это политическое самоубийство, но это их право. Не имеет никакого смысла провоцировать военный конфликт на европейской границе. Половина населения Донбасса – граждане России и ассоциируют себя с Россией. Украина должна это осознавать, особенно если решит атаковать Донбасс.

– Таким образом, Вы исключаете возможность новой войны на Украине?

– Выскажу личное мнение. Нет худшего подарка России со стороны ЕС, чем отдать в её руки развалившееся государство, управляемое элитой, которая довела его до такого состояния. Ещё недавно Украина была одной из самых богатых республик Советского Союза. Сейчас в стране один из самых низких показателей ВНП на душу населения в Европе. Захватывать контроль над такой страной было бы не очень разумно, мягко говоря.

– Существует мнение о том, что Путин использует манёвры на границе для того, чтобы достичь консенсуса на внутренней арене. Это так?

– Без сомнения, российские руководители используют внешнюю политику для достижения внутриполитических целей. Это нормально. И происходит повсеместно. Было бы странно, если бы этого не было. Что же касается Донбасса, то, по правде говоря, в России мало кто заботится о передвижении войск. Об этом говорят лишь на некоторых телевизионных каналах.

– Каковы истинные проблемы на внутреннем фронте?

– Начнём с того, что главная внутренняя проблема – это экономический рост. Особенно в сочетании с пандемией, которая никак не закончится.

– Почему?

– К сожалению, многих русских людей можно считать анархистами. Думаю, что Кремль это понял и поэтому особо не форсирует кампанию по вакцинации.

– Как Вы оцениваете видеоконференцию Путина и Байдена?

– Это хороший знак. Америка – партнёр, с которым надо разговаривать. Если бы мы слушали западную пропаганду, мы бы думали, что находимся на острие мировой войны.

– А на самом деле?

– К счастью, во многом благодаря этой встрече сейчас происходит успокоение ситуации. Тем не менее я не ожидаю заметных сдвигов. Байден – профессионал. Но даже если бы он убедил себя подписать некий договор, ему бы не позволили это сделать.

– Вернётся ли Россия к диалогу с ЕС?

– В отличие от дружеских, отдельных стран, таких, как, например, Италия, мы считаем ЕС ненадёжным собеседником. Но разговаривать и пытаться достичь согласия – лучше, чем продолжать психологическую войну.

– Сначала надо решить вопрос с газом. Для Соединённых Штатов газопровод «Северный поток – 2» – это способ политического давления.

– Меня не удивляет то, что американцы выступают против газопровода. Они боятся взаимозависимости, которая возникает благодаря энергетическим потокам. Газ приносит деньги в российский бюджет, а Россия может использовать эти средства для увеличения товарооборота с Европой. Осуждать Россию в том, что она использует газопровод в качестве оружия неразумно: в течение последних лет этого ни разу не происходило. Если вдруг разразится настоящая война, эти обстоятельства могут измениться.

– «Северный поток – 2» обвиняют в том, что он намеренно обходит территорию Украины.

– Украине, тем не менее, достаётся часть доходов от транзита газа. Она не полностью отрезана от газового потока. Политика не имеет к этому отношения, это бизнес: речь идёт о транзитном государстве, которому совершенно нельзя доверять. Оно не даёт никаких гарантий безопасности транспортировке газа.

– Господин Караганов, завершим наш разговор вопросом о Китае. Происходит ли сближение между Москвой и Пекином?

– Лучше спросить об этом у США. Они пытаются вовлечь НАТО в одновременную конфронтацию с Китаем и Россией. Эту стратегию невозможно понять. Если давление продолжится, отношения между нашими странами станут ещё более тесными, не исключён даже и военный союз.

Интервью было опубликовано 10.12.2021 на новостном ресурсе Formiche на итальянском языке. Почитать можно здесь: “Ucraina, gas e Cina. Parla Karaganov, il consigliere di Putin”.
Сатанизации вопреки. О новой холодной войне и русской идее
Сергей Караганов
Первое и самое важное, что мы должны осознать: мы – народ-победитель, который побеждал всех великих завоевателей. И чингизидов, и шведского Карла, который завоевал пол-Европы, и Наполеона, и Гитлера. Другой такой нации в мире нет!
Подробнее