03.04.2020
Пандемия – стресс-тест для Ближнего Востока
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Денис Миргород

Кандидат политических наук, профессор кафедры международных отношений, политологии и мировой экономики ИМО Пятигорского Государственного Университета.

Коронавирус стал беспрецедентной в новейшей истории глобальной угрозой, которая сформирует новую динамику для различных стран и регионов мира. Для Ближнего Востока пандемия является проверкой на стрессоустойчивость. Что будет с регионом, который и без того лихорадит в последнее время?

Пандемия COVID-19 объединила мир с точки зрения гуманитарных посылов и осознания глобальных вызовов и угроз человечеству, которые вдруг стали реальностью, а не просто заявлениями политиков, учёных, экспертов, журналистов. Всё мировое пространство на время обрело общий знаменатель с точки зрения необходимости противостояния коронавирусу. Однако последствия эпидемиологического стресс-теста для различных стран и регионов будут разными.

 

Общее и частное

 

Пока ситуация с распространением вируса COVID-19 на Ближнем Востоке следует в общемировом фарватере: рост числа заражённых, введение жёстких мер контроля, поиск вакцины и так далее. Также регион не обошли стороной экономические проблемы. Согласно прогнозам, экономические показатели стран Ближнего Востока должны были улучшиться в 2020 г. после относительно длительного периода нестабильных цен на нефть, глобальной экономической рецессии, протестов в ряде стран региона и геополитической напряжённости.

Ожиданиям не суждено сбыться по причине пандемии, ухудшения показателей рынка на энергоносители и упадка целых секторов экономики. Невозможно преувеличить потенциальные катастрофические последствия этих ударов, которые ограничат способность большинства ближневосточных правительств сглаживать экономические потери.

В меньшей степени пострадают нефтедобывающие аравийские монархии, обладающие подушкой безопасности в виде миллиардов накопленных золотовалютных резервов (ЗВР), которые позволят достаточно долго купировать негативное воздействие пандемии. Однако и эти страны не готовы к длительному радикальному влиянию падения цен на нефть и к усугубившему их снижению спроса на чёрное золото в связи коронавирусом. Проблемы у нефтяных режимов также возникнут в сферах, которые обеспечиваются дешёвой неквалифицированной иностранной рабочей силой. Её приток на рынок труда может быть долгое время ограничен.

В «красной зоне» остальные арабские государства региона. Без наличия существенных золотовалютных резервов (ЗВР) под угрозой находится вся их экономическая жизнедеятельность. Практически никак не защищены бедняки и средний класс, особенно с учётом уже обострённой социально-экономической ситуации. С небольшими или нулевыми сбережениями и низкими субсидиями на питание, без страхования на случай безработицы значительная часть населения, занятая неофициальной работой, в сложившихся условиях не в состоянии позволить себе платить по счетам в течение долгого периода. Также неясно, способны ли большинство правительств сгладить растущую нагрузку на системы здравоохранения и каналы распределения продуктов питания. В результате чем дольше продлится экономическая неопределённость, вызванная пандемией, тем большее социальное давление будет оказываться на руководство стран «красной зоны» Ближнего Востока. Это чревато полномасштабными протестами практически во всех государствах, не обеспеченных достаточными ЗВР. Многие эксперты говорят, что могут потребоваться срочные денежные вливания со стороны международных кредиторов, а это, в свою очередь, также увеличит бремя выплат и ухудшит социально-экономические показатели.

Сложная ситуация и в Турции. Здесь население в общей массе положительно реагирует на действия властей, которые приняли своевременные меры для обеспечения безопасности, а также выделили значительные средства на поддержание экономики. Вместе с тем пандемия наносит огромный ущерб турецкой экономике, которая и так страдала от дефицита бюджета, слабой финансовой системы и низкого уровня ЗВР. Всё это накладывается на военные расходы в Сирии и Ливии, отрицательно влияющие на потенциал страны. Коронавирус больше всего затронет сектор транспорта, туризма и авиации. Только в 2019 г. Турция приняла около 52 миллионов туристов, что делает её шестой по посещаемости страной в мире. Поскольку туризм – один из наиболее важных источников дохода для экономики Турции, испытывающей нехватку денежных средств, воздействие пандемии в этом секторе будет катастрофическим. Несколько сбалансировать турецкие проблемы может низкая цена на нефть, причём при условии её длительного сохранения. Турция, и без того разогретая внутриполитическим напряжением, может столкнуться с кризисом управления, способным привести к смене власти.  

Широкий взгляд на Большой Ближний Восток
Реджеп Тайип Эрдоган
Ближний Восток переживает ныне один из худших периодов своей истории. И в этой ситуации тем более важно, чтобы Турция и Россия трудились сообща с целью способствовать стабильности и миру вблизи своих границ.
Подробнее

Умеренно оптимистичный прогноз складывается в отношении Израиля, который успел принять адекватные меры по предупреждению распространения вируса. Кроме того, экономика Израиля является самой стабильной на Ближнем Востоке – она скорее выиграет от низких цен на нефть и сможет оказать поддержку бизнесу. Также в отношении Израиля наблюдается снижение напряжённости в контексте палестино-израильского конфликта, временно отошедшего на второй план в связи с взаимодействием в вопросах профилактики заболевания COVID-19. Единственным негативным фактором выступает рост недовольства Биньямином Нетаньяху со стороны оппозиции, считающей, что он превышает свои полномочия в ситуации отсутствия официального правительства, поскольку правящая коалиция не была сформирована после выборов в Израиле в 2020 году. Свой отпечаток на это накладывают также продолжающиеся судебные разбирательства по обвинениям Нетаньяху в коррупции.

 

Иран на пределе

 

Самая плачевная ситуация на текущий момент в Иране, ставшем эпицентром коронавирусной инфекции на Ближнем Востоке. Как и в Китае, власти Ирана изначально скрывали вспышку нового вируса. Тегеран не объявлял о первых заражениях и смертельных случаях до второй половины февраля. Власти не хотели раскрывать объективные данные, поскольку стремились мобилизовать людей на парламентские выборы и мероприятия, посвящённые годовщине Исламской революции. Распространение вируса многими эпидемиологами связывается с поздним закрытием границ Ирана для граждан Китая. Сообщается, что, несмотря на запрет полетов, в течение первых трёх недель после его введения Mahan Airlines, одна из крупнейших авиакомпаний Ирана, продолжала выполнять полёты в обычном режиме.

Действия Тегерана стали отличным поводом для активизации антииранской риторики как на Ближнем Востоке, так и во всем мире.

Сейчас в экспертном сообществе даже говорят о последствиях «новых моделей зависимости», с которыми Иран сталкивается, уповая на поддержку Китая и России, в разгар своих усилий противостоять давлению Запада. Иными словами, идёт попытка подогнать теорию под практику, формируя требуемый антироссийский и антикитайский дискурс.

В целом, Иран, задавленный международными санкциями и сталкивающийся с проблемой реализации своих энергоносителей даже по самым низким ценам, переживает настоящее испытание устойчивости своей системы, обременённой издержками глобального и регионального порядка. Они способны поставить неразрешимую задачу перед властями Исламской республики.

 

Схлопывание региональной дихотомии

 

Выше были описаны сценарии в кратко- и среднесрочной перспективе. Между тем интерес также представляет развитие регионального политического процесса в условиях длительной пандемии и, особенно, низких цен на нефть. Напомним, что нефтяной бум сформировал на Ближнем Востоке внутреннюю дихотомию между нефтедобывающими государствами Аравийского полуострова и другими странами. Сейчас же, при условии длительной пандемии и продолжительной фиксации низких цен на нефть, экономические различия между ближневосточными государствами могут начать постепенно сходить на нет, что приведёт к очередному пересмотру статуса региональных держав и переформатированию системы безопасности.

В этом аспекте настораживает, помимо всего прочего, ещё и то, что многие не нефтяные государства региона долгое время зависят от экономической помощи добывающих стран. И мы можем стать свидетелям тотального регионального коллапса.

Такой сценарий угрожает тяжёлыми последствиями и в глобальной проекции, поскольку ведущим мировым игрокам придётся реагировать на новые вызовы, коррелируя свою внешнюю политику и пересматривая свои региональные приоритеты.

Следуя логике текущих событий в мире, нельзя отрицать, что коронавирус стал беспрецедентной в новейшей истории глобальной угрозой, которая, помимо изменения образа мышления человечества, на перспективу сформирует новую динамику для различных стран и регионов мира. Для Ближнего Востока пандемия является проверкой на стрессоустойчивость. Очевидно, что все страны региона столкнутся с экономическими, социальными и, возможно, политическими проблемами, что в конечном счёте будет зависеть от продолжительности пандемии, энергетического фактора и темпов возвращения государств к нормальной жизни.

Нефтяной коллапс
Дэниел Ергин
Большая часть мировой экономики находится в ступоре, нефтяной кризис продолжит усугубляться в предстоящие недели, а ущерб станет ощущаться далеко за рамками собственно нефтяной промышленности. По мере снижения цен и заполнения хранилищ производство во всём мире резко упадёт. Основной причиной спада станет залитый нефтью рынок, потрясённый яростью вируса и общим упадком мировой экономики.
Подробнее