27.10.2007
Не допускать левого и правого уклона
№5 2007 Сентябрь/Октябрь

Согласно представлениям традиционного исторического
материализма, человечество проходит в своем развитии ряд ступеней:
первобытный коммунизм, рабовладельческий строй, феодализм,
капитализм и социализм (коммунизм). Достигнув определенной стадии,
капитализм сменяется социалистическим (коммунистическим) обществом.
Когда же происходит такая замена?

В Манифесте Коммунистической партии Карл Маркс и Фридрих Энгельс
указывали, что перемены наступают в тот момент, когда
производительные силы, находящиеся в распоряжении общества, «не
служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив,
они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения
задерживают их развитие <…> буржуазные отношения стали
слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство».

Другой социальный строй, то есть социалистический, приходит на
смену капиталистическому лишь по мере того, как узкие рамки
последнего перестают вмещать в себя создаваемые им материальные и
духовные ценности. Но в то же время социализм будет в состоянии
заменить капитализм, лишь создав более высокую производительность
труда и более передовую духовную культуру.

Однако если говорить о России, то до Октябрьской революции
развитие капитализма в этой стране еще не достигало такого уровня,
о котором говорили Маркс и Энгельс, и в целом Россию можно было
отнести к числу аграрных стран. Что же касается ряда государств,
ставших социалистическими после Второй мировой войны, в том числе и
Китая, то ни одно из них не прошло этап развитого капитализма, а
многие находились даже на докапиталистической стадии.

Таким образом, революции первой половины XX века в России, Китае
и некоторых других странах не вписывались в теорию Маркса и
Энгельса. Что же следовало предпринять коммунистам после свершения
революционного переворота?

По мнению Владимира Ленина, самая сложная задача заключалась не
в том, чтобы захватить государственную власть, а чтобы заняться
созданием материальных и культурных предпосылок социализма. Ленин
даже поднял вопрос об изучении и заимствовании капиталистических
ценностей для определения перспектив и судеб социализма. Он
подчеркивал, как важно «превратить всю сумму накопленного
капитализмом богатейшего, исторически неизбежно-необходимого для
нас запаса культуры и знаний и техники – превратить все это из
орудия капитализма в орудие социализма».

Однако в отношении капиталистической культуры и проблемы
взаимосвязи социализма и капитализма Россия, Китай и другие
социалистические государства отклонились от этого ленинского
подхода и совершили ряд ошибок левого толка как в области теории,
так и в конкретной политической практике. Эти ошибки сводятся
главным образом к следующему.

Во-первых, бездумное отождествление противоречий между
социализмом и капитализмом с противостоянием и противоборством
стран с различным социальным строем.

Во-вторых, убежденность, что историческая неизбежность смены
капитализма социализмом означает невозможность нормального
сосуществования стран с различным социальным устройством – либо
победители, либо побежденные.

В-третьих, игнорирование многообразия мира – как
социалистического, так и капиталистического, деление его лишь на
белое и черное. Категорическое отрицание капиталистической
цивилизации, стремление рассматривать ее как большое зло.

С точки зрения диалектики отношения между социализмом и
капитализмом выступают как взаимосвязь нового и старого. Социализм
отрицает в капитализме лишь то, что утратило жизненную силу, но
вместе с тем преобразует и заимствует все его жизнеспособные
аспекты, превращает последние в органичную составную часть и основу
собственного развития. Новое и старое – это единство
противоположностей. Однако противоположность не означает
антагонизма. Рассматривая отношения между социалистическими и
капиталистическими странами сквозь призму классовой борьбы,
неразумно видеть в этом противоборство жизни и смерти, – это
типичное проявление метафизики. Остается только сожалеть, что
подобная метафизика долгое время играла решающую роль в мировом
социалистическом движении.

Очевидно, что, руководствуясь указанной концепцией при
разработке внешней политики, социалистические страны не могли
правильно выстраивать отношения с капиталистическими. На протяжении
длительного времени коммунисты были обеспокоены тем, что расширение
обменов и сотрудничества с капиталистическим лагерем наносит ущерб
государственному суверенитету и способствует проникновению западной
идеологии. Поэтому в течение десятилетий все социалистические
страны крепко «запирали двери» и фактически отказывались от
политики открытости внешнему миру. Не говоря уже о том, чтобы
осознанно учиться у капитализма.

Как показывает практика, подобная политика приводит к
ограничению свободы действий и к собственному ослаблению. В
конечном счете коммунистам в СССР и Восточной Европе не удалось
сохранить чистоту своих рядов и они утратили статус правящих
партий. Коммунистическая партия Китая (КПК) избрала путь реформ и
открытости внешнему миру, заимствует лучшее в культуре всего
человечества, в том числе и достижения развитых капиталистических
стран Запада. Таким образом наша страна наращивает темпы развития,
а КПК сохраняет лидирующие позиции.

Самыми важными событиями конца XX столетия стали распад
Советского Союза и резкие перемены в Восточной Европе. В
значительной степени это похоже на процесс заимствования западной
цивилизации. Поэтому можно сказать, что исчезновение СССР и
перемены в государствах Восточной Европе изменили не только
политическую карту мира, но и сам способ распространения мировой
культуры и цивилизации. Социальные преобразования в упомянутых
странах еще продолжаются. Однако уже сегодня очевидно, что
осуществлен ряд грандиозных и необратимых изменений.

Во-первых, произошел отказ от модели «советского социализма»,
для которой характерны «единственная партия», «единая идеология» и
«единая собственность». Признано необходимым учиться у западного
капитализма, сделан выбор направления развития.

Во-вторых, последовал переход от так называемого «тоталитаризма»
к «демократической республиканской форме правления». В некоторых
государствах еще сохраняются явные следы старой системы, а сама
«демократическая республиканская форма правления» и ее практическое
содержание не в полной мере соответствуют друг другу.

В-третьих, осуществлен переход от «единой собственности» и
централизованной плановой экономики к многообразию форм
собственности и рыночной экономике. Правда, многие страны
по-настоящему еще далеки от последней.

В-четвертых, в сфере культуры и идеологии отрицается руководящая
роль марксизма-ленинизма и утверждается плюрализм.

В-пятых, в области внешней политики провозглашается
неприемлемость конфронтации и наблюдается стремление к
сотрудничеству с Западом. Ряд государств стали частью Запада,
вступив в НАТО и Европейский союз.

В последнее десятилетие XX века в России и странах Восточной
Европы произошли огромные перемены, большинству из них это
досталось дорогой ценой. Например, к 1998 году российский ВВП
сократился по сравнению с 1990-м в два раза, а уровень жизни
населения упал на 40 %, налицо ослабление совокупной мощи
государства. Лишь немногие из 27 стран Восточной Европы быстро
стали на путь устойчивого развития, пережив относительно небольшие
трудности.

Для государств, которые раньше других преодолели кризис и
вступили на путь стабильного развития, характерны два
обстоятельства. Во-первых, в силу исторических традиций и культуры
они схожи со странами Западной Европы, а во-вторых, проведение
реформ в общем и целом обошлось без резких потрясений, в результате
чего были созданы основы рыночной экономики.

В остальных государствах, которые еще испытывают различные
трудности, данные условия как раз отсутствуют. Очевидно, это
объясняет ту простую истину, которой обычно пренебрегают
политические деятели: заимствуя зарубежные ценности, необходимо
брать в расчет собственные условия и реалии.

Умение учиться у других, заимствовать и воспринимать все
достижения человеческой цивилизации символизирует непрерывное
развитие того или иного государства и является источником его
процветания. Однако, перенимая зарубежный опыт, следует учитывать
собственные исторические традиции и культуру. Социальный строй и
культура возникают и развиваются в специфических условиях
соответствующих стран. Даже если они и совершенны, это ни в коем
случае не означает, что они могут быть автоматически перенесены на
чужую национальную почву.

В назидание людям, механически заимствующим иноземную культуру,
китайские мудрецы еще две с половиной тысячи лет назад приводили
пример с мандариновыми деревьями, которые плохо переносят пересадку
и перестают приносить съедобные плоды. Дело в том, что в Китае
сладкие мандарины растут, как правило, к югу от реки Хуанхэ, но
если попытаться культивировать их севернее, то плоды приобретут
резкий запах и неприятный вкус. Причина в том, что на
противоположных берегах реки – разные условия. Этот поучительный
иносказательный пример показывает нам, как вредно механически
перенимать пусть и благоприятный зарубежный опыт и игнорировать
собственные, конкретные условия, рискуя утратить даже имеющиеся
преимущества.

Человечество идет из вчерашнего дня в сегодняшний и дальше – к
будущему. Вчера, сегодня и завтра тесно взаимосвязаны и не
поддаются произвольному разграничению. В отношении исторически
сложившейся культуры допустимо осуществлять преобразования,
заниматься творчеством, но нельзя дробить ее на отдельные фрагменты
или упразднять какие-либо ее части. Тот, кто пытается
фрагментировать и обкрадывать собственную национальную культуру,
жестоко расплачивается впоследствии. «Культурная революция» в Китае
служит тому ярким примером. Реформы в СССР и Восточной Европе также
изобилуют подобными примерами.

Если отказ социалистических стран от капиталистических ценностей
можно считать ошибкой левого толка, то огрехи «демократической
наивности» вполне укладываются в шаблон правоуклонизма. В свое
время эта болезнь охватила многие государства. Страдающие данным
«недугом» полагают, что западная демократия несет с собой
благоденствие, что с ней все пойдет на лад. В течение многих лет
пропагандируется теория, согласно которой «демократия непременно
дает развитие», в этом усматривается своего рода закономерность.
Однако люди не могут проверить ее на практике.

По имеющимся данным, 62 % стран мира заявляют о наличии у
них демократической системы, но лишь немногие из них достигли
высокого уровня развития и процветания. В то же время имеются и
совсем другие примеры: многие государства и регионы, где нет
западной демократической системы, за короткий срок осуществили
индустриализацию и модернизацию, значительно сократили разрыв с
развитыми странами.

Конечно, за этим сравнением вовсе не стоит попытка утверждать,
будто демократия – это плохо. Наоборот, настоящая демократия –
общее чаяние всего человечества. Несомненно, что рано или поздно
все государства мира станут на путь демократизации в той или иной
форме. Однако демократия как идеология и как система должна
создаваться на определенной экономической базе, а соответствующая
политическая культура предоставляет конкретные гарантии. Только при
таких обстоятельствах демократия может эффективно функционировать.
Политическая система западной демократии соответствует имеющимся
экономическим условиям и культуре. Она формируется и развивается на
протяжении длительного исторического периода. Попытка перенять
такую систему за один день при отсутствии соответствующих
экономических условий и политической культуры – это не только
фантастика, но и авантюра.

С конца 1970-х годов Китай начал проводить политику реформ и
открытости внешнему миру. Коммунистическая партия Китая перестала
ставить себе целью ликвидацию капитализма и его замену. КПК
выступает за многообразие человеческой цивилизации и
социокультурный обмен между социализмом и капитализмом.

Многообразие цивилизаций различных стран – основная черта
человеческого общества и в то же время движущая сила прогресса
истории. Следует уважать исторически сложившиеся культуру,
социальный строй и модели развития любой страны, признавать
многообразие мира. Разные цивилизации и разные общественные
устройства должны долгое время сосуществовать, чтобы взаимно
обогащаться в процессе конкуренции и сопоставления и совместно
развиваться на основе того, что есть у них общего, при сохранении
различий. За прошедшие двадцать с лишним лет Китай достиг заметных
успехов в ходе проведения политики реформ и открытости, – это
результат разумного заимствования западной капиталистической
цивилизации при сохранении собственных культурных традиций и
национальных особенностей. Поэтому Китай называет свой социализм
«социализмом с китайской спецификой».

Вступив в новый век, российская элита вновь обратилась к
«российской идее», затем возникла дискуссия о «суверенной
демократии». Из дискуссии видно, что Россия разделяет
общечеловеческие ценности и идет по пути демократизации и рыночных
отношений. Наряду с этим наш великий сосед подчеркивает, что
необходимо опираться на собственные культурные традиции и
национальные особенности при заимствовании достижений
капиталистической формации. России надо избавляться от ошибок
левого толка, допущенных в советские времена, равно как и от
правоуклонистских ошибок 1990-х годов. Словом, перенимая достижения
капиталистической цивилизации, менее развитым странам следует
избегать отклонений как «влево», так и «вправо».

Содержание номера
Энергодиалог Россия – ЕС: заполнить вакуум
Владимир Милов
Взаимоотношения крупных держав в XXI веке
Карл Кайзер
Демократия без Америки
Майкл Манделбаум
Есть ли выход из тупика в Карабахе?
Владимир Казимиров
Удивительная Молдова
Дмитрий Фурман
Фехтование цивилизаций
Виталий Наумкин
Последнее наступление ислама?
Бернард Льюис
О «Европе от Атлантики до Урала»
Юрий Дубинин
Завтра уже наступило
Хиски Хауккала
Эгоизм или ответственность?
Фёдор Лукьянов
Роль энергоресурсов во внешней политике России
Влад Иваненко
Интеграция в стиле фанк
Ольга Буторина
Новый курс для глобализации
Мэттью Слотер, Кеннет Шив
МВФ: как прожить бывшему кредитору?
Андрей Денисов
Близок ли закат свободной торговли?
Жан-Пьер Леманн
Не допускать левого и правого уклона
Ли Цзинцзе
Россия и Китай в зеркале американской политики
Игорь Зевелёв, Михаил Троицкий
На чем споткнется Китай?
Чез Фриман