03.10.2008
Куда идет наш мир?
№5 2008 Сентябрь/Октябрь
Иммануил Валлерстайн

Американский социолог, политолог и философ-неомарксист, один из основателей мир-системной теории, один из ведущих представителей современной левой общественной мысли.

В преддверии грядущего десятилетия можно ожидать бурных событий
в двух областях – геополитике и мировой экономике. Относительный
закат американского геополитического могущества сегодня признают
практически все, и даже Бараку Обаме, если он станет президентом,
будет не под силу доказать обратное.

Мы движемся к поистине многополярному миру, в котором внезапно
обретают силы более слабые государства. Одним из ярких примеров
такого рода служит Ближний Восток. Турция становится посредником на
переговорах Сирии и Израиля, которые, казалось, давно зашли в
тупик. Катар содействует консультациям между враждующими
группировками в Ливане и добивается перемирия. Египет стремится
взять на себя посредническую миссию в контактах между ХАМАС и
Израилем. Переговоры с ХАМАС возобновляют власти Палестины. А
пакистанское правительство де-факто заключает перемирие с движением
«Талибан» в приграничных с Афганистаном зонах.

Примечательно, что Соединенные Штаты выступали против всех этих
дипломатических инициатив, но их рекомендации упомянутые страны и
организации оставили без внимания, что не повлекло за собой никаких
неприятных последствий.

Наряду с США, Европейским союзом и Японией на мировую сцену
выходят такие игроки, как Россия, Китай, Индия, Иран, а также
Бразилия как возможный лидер латиноамериканского блока и ЮАР как
потенциальный лидер блока Южной Африки. Некоторые страны активно
маневрируют в поисках новых альянсов, идут напряженные внутренние
дебаты о том, какие партнеры наиболее оптимальны, и предсказать
окончательное решение невозможно. Ряд других государств (к примеру,
Египет и Канада, Мексика и Нигерия, Пакистан и Польша, Украина и
Южная Корея) не знают, как вести себя в складывающейся
геополитической обстановке.

Понятно, что новая расстановка сил – это совсем не то, к чему
привык наш мир. Мы имеем дело еще не с полной анархией, но с
массовым геополитическим беспорядком, который усугубляется пугающей
неопределенностью состояния мировой экономики.

В первую очередь это касается валютного курса. По крайней мере с
1945 года мы жили в мире стабильного доллара. Закат Соединенных
Штатов – в частности, как главного центра мирового производства – в
сочетании с непомерно возросшим государственным долгом вызвали
серьезное ослабление курса американской валюты. При этом совершенно
непонятно, как долго доллар будет падать. Его ослабление ставит
серьезную экономическую дилемму перед другими странами, особенно
теми, что разместили свои растущие активы в акциях и облигациях,
деноминированных в долларах. Они разрываются между желанием
поддержать США как главного покупателя их экспортной продукции и
реальными убытками, которые несут в связи с обесцениванием активов.
И в то же время эти государства размышляют, когда настанет
подходящий момент для перевода активов в другие валюты. В
финансовых вопросах главное – не упустить время, чтобы перевод
активов в иные валюты не был ни преждевременным, ни запоздалым.

Способны ли другие валюты заменить доллар в качестве главной
резервной валюты мира? Очевидным кандидатом на эту роль является
евро. Пока неясно, сможет ли евро выполнять эту функцию и желают ли
европейские правительства взять на себя такое бремя, хотя нельзя
исключить, что это все же произойдет.

Возможно ли, что для расчетов в международной торговле будут
использоваться сразу несколько мировых валют – доллар, евро, иена,
китайский юань и фунт стерлингов? Этот вопрос сродни вопросу о
геополитических альянсах: подобная ситуация грозит наступлением
если не абсолютного хаоса, то по меньшей мере, масштабной
неразберихи. Правительства и производители будут чувствовать себя
крайне дискомфортно, не говоря уже о пенсионерах всего мира.

Многие крупные страны наращивают и свою производительную мощь, и
уровень потребления. Достаточно взглянуть на так называемые
государства БРИК – Бразилию, Россию, Индию и Китай, где проживает
свыше половины населения земного шара. Рост производства и
потребления здесь привел к невероятному повышению спроса на
энергоносители, сырье, продукты питания и питьевую воду. Чем-то
придется пожертвовать. В связи с резким ростом цен на предметы
потребления, который подстегивается повышенным спросом и биржевыми
спекуляциями, возможен всплеск инфляции во всем мире. Кроме того,
вероятен массовый подъем протекционистских настроений, поскольку
правительства будут стремиться защитить свои национальные резервы,
ограничивая экспорт.

Как известно из опыта прошлых лет, это может создать порочный
круг. Миру угрожает повсеместный дефицит, что приведет к росту
смертности и серьезным экологическим катастрофам.

Столкнувшись с сокращением реальных доходов и находясь под
прессингом избирателей, которые не позволяют повышать налоги для
сокращения дефицита бюджета, правительства могут сократить расходы
на образование, здравоохранение и пенсии по старости. Однако именно
эти три столпа социальной политики, ставшие частью процесса
демократизации, который происходил в мире на протяжении двух
последних столетий, всегда были главным требованием общественности
разных стран к своим правительствам. Правительства, неспособные
поддерживать эти три вида общественного перераспределения
материальных благ, утратят легитимность в глазах электората, что
чревато непредсказуемыми последствиями, вплоть до акций
гражданского неповиновения и восстаний.

Как раз эту безрадостную картину рисуют аналитики, которые
доказывают, что система давно вышла из состояния равновесия и
уверенно движется к хаосу. Конечно, хаос не может длиться вечно,
поскольку рано или поздно ситуация должна каким-то образом
разрешиться. В своем классическом труде «Порядок из хаоса: новый
диалог человека с Природой» Илья Пригожин и Изабелла Стенгерс
назвали «порядком, вырастающим из хаоса». Авторы подчеркивают:
когда дорога разветвляется, начинается творчество, принимается
решение, хотя нам и неизвестно, какой именно выбор будет
сделан.

В противостоянии левых и правых первые совершили
головокружительное восхождение в XIX и особенно в XX веках, сумев
добиться поддержки широких слоев населения. После 1945 года
казалось, что левые преуспевают всюду и во всем.

Затем пришло великое разочарование. Страны, в которых к власти
пришли движения, сформировавшиеся вне рамок классической
политической системы, на практике оказались далеки от тех идеалов и
того государственного устройства, на которые рассчитывали народные
массы. К тому же иллюзией оказалось впечатление, что эти режимы
являются шагом вперед на пути к прогрессу, и это движение
необратимо. В начале 1990-х левые утратили веру в собственное
превосходство. На смену ей пришли апатия, а зачастую и
пораженческие настроения.

Тем не менее, как нам хорошо известно, триумфальные настроения
правых завели мир в тупик. Наиболее ярко это проявилось в
абсолютной неспособности американских неоконсерваторов
«законсервировать» имперское господство США в мире. Мятеж
сапатистов в 1994 году, успешное блокирование очередного раунда
переговоров в рамках ВТО в Сиэтле в 1999-м и учреждение Всемирного
общественного форума в Порту-Алегре в 2001 году – все это
ознаменовалось возвращением на мировую арену левых сил, у которых
открылось второе дыхание.

Мы живем в хаотичном мире, и непонятно, куда движемся. Это все
равно что пытаться пробиться сквозь снежную бурю. Выжить удастся
лишь тем, кто определяет направление движения по компасу и выверяет
каждый шаг, чтобы не провалиться в занесенную снегом яму. Компас
направляет человечество к среднесрочным целям – созданию нового
миропорядка, при котором мы хотели бы жить. Чтобы выверять каждый
свой шаг, нужно проводить политику непричинения зла. Если мы этого
не сделаем, то окончательно заблудимся и погибнем. Давайте
рассуждать о направлении, указанном компасом, не обращая внимания
на националистические поползновения, присущие государствам. Вместе
с тем в ближайшей перспективе нам придется считаться с
государствами и их узкокорыстными интересами, чтобы не сорваться в
пропасть. Тогда у нас будет шанс выжить и построить иной мир,
который все еще возможен.

Содержание номера
Региональные конфликты: перезагрузка
Сергей Маркедонов
Пределы рационального выбора
Тимофей Бордачёв
Новая холодная война
Сергей Караганов
Многополярная гегемония
Александр Ломанов
Партнерство равных
Фред Бергстен
Подъем Китая и будущее Запада
Джон Айкенберри
Взгляд поверх геополитических баталий
Томас Грэм
Путешествие в разных лодках
Иван Сафранчук
Россия одна навсегда?
Тома Гомар
Нация-государство или государство-нация?
Алексей Миллер
Поворот руля
Фёдор Лукьянов
Конец многовекторности
Новый шанс на лидерство
Давид Эркомаишвили
Война с неизвестной целью
Виталий Шлыков
11 сентября наоборот
Владимир Овчинский
Смена парадигмы
Александр Аксенёнок
Война в Грузии и век «реальной силы»
Энтони Кордесман
Шанс, которым не воспользовались
Андрей Грачёв
Шестнадцать потерянных лет
Пол Китинг
Куда идет наш мир?
Иммануил Валлерстайн