27.10.2006
Как НАТО не стала глобальной
№5 2006 Сентябрь/Октябрь

 

Распад биполярной системы международных
отношений, в ходе которого прекратили свое существование
Организация Варшавского договора и СССР, стал серьезным вызовом для
НАТО. Потеряв цель, альянс на протяжении последних полутора
десятков лет пытался найти свое место в меняющемся мире. Один из
активно обсуждаемых путей преодоления «идейного кризиса»
Североатлантического блока предусматривает превращение его в
глобальную организацию. На ноябрьском саммите НАТО в Риге
планируется детальное изучение вопроса о развитии отношений с
такими демократиями, как Австралия, Новая Зеландия, Япония. Они не
входят в трансатлантическое сообщество, но способны принести
определенную пользу альянсу в качестве его членов. Несмотря на свою
революционность, эта идея вовсе не нова. В истории НАТО уже имела
место острая борьба между сторонниками «глобального» и
«регионального» подходов. И связана она прежде всего с именем
президента Франции Шарля де Голля – одного из самых видных
европейских политиков XX века.

 

Практически сразу после своего второго
прихода к власти (1958) он выдвинул план реформирования структуры
Организации Североатлантического договора. В сентябре 1958 года де
Голль пишет президенту США Дуайту Эйзенхауэру секретное письмо,
прилагая к нему меморандум. Шарль де Голль критикует Соединенные
Штаты за недостаточное информирование союзников перед принятием
решений о вмешательстве в том или ином регионе мира и подчеркивает,
что безопасность Франции может быть затронута односторонними
действиями американцев. В связи с этим глава французского
государства предлагал преобразовать альянс путем создания
трехстороннего постоянного комитета в рамках НАТО (в составе США,
Великобритании и Франции) для совместного принятия решений по
мировым проблемам.

 

Этот руководящий «триумвират» предстояло
наделить полномочиями составлять стратегические планы
Североатлантического блока и претворять их в жизнь. Важнейшим
пунктом деголлевской реформы НАТО считалась реорганизация ее
командной структуры. Предполагалось распространить зону
ответственности альянса фактически на весь мир, образовав военные
командования для каждого возможного театра военных действий в
масштабах планеты. (Так, еще в июле 1958-го в ходе переговоров с
госсекретарем США Джоном Фостером Даллесом в Париже де Голль
добивался создания Африканского командования НАТО под французским
руководством.)

 

Американский президент ответил на
послание де Голля 20 октября. Отклонив идею о создании
трехстороннего постоянного комитета, он сослался на других
союзников. По его словам, у последних может сложиться впечатление,
что важные решения в НАТО принимаются без их участия. В достаточно
жесткой форме Эйзенхауэр отверг и французские требования о
расширении территориальной сферы деятельности альянса. Он, в
частности, писал: «В том, что касается НАТО, я со всей
откровенностью должен сказать, что предвижу очень серьезные
проблемы как внутри, так и вне организации в случае, если
попытаются изменить Североатлантический договор и распространить
сферу его действия на другие зоны, на которые он в настоящий момент
не распространяется».

 

Таким образом, в американо-французском
диалоге 1958 года проявилась несовместимость двух позиций
относительно роли и функционирования НАТО. С точки зрения де Голля,
расширение сферы действия альянса не только на Европу, но и на
другие части света превратило бы его в более эффективную
организацию и в большей степени отвечало бы интересам Франции. В
этой связи французскую концепцию реформирования НАТО можно назвать
«глобальной». Ей противостояла американская «региональная»
концепция, которая уже, собственно, и была воплощена при создании
блока. Он оставался инструментом осуществления американской внешней
политики, в первую очередь,  в Европе,
а не за ее пределами.

 

Отстаивая необходимость коренных
преобразований в НАТО, Шарль де Голль на протяжении нескольких лет
(фактически вплоть до 1963-го) избегал открытого столкновения с
Соединенными Штатами. Тем не менее он постоянно ставил американцев
перед дилеммой: либо они примут предложения из сентябрьского
меморандума 1958 года, изложенного в письме к президенту
Эйзенхауэру, либо Франция станет постепенно отдаляться от НАТО.
Такая тактика действий имела частичный успех. Вашингтон начинает
обращать на Париж все больше внимания. В ноябре 1958-го Даллес все
же предложил создать трехсторонний комитет в составе США,
Великобритании и Франции, но лишь для обсуждения предложений де
Голля. Однако это категорически не устроило последнего прежде всего
по двум причинам. Во-первых, комитет не был уполномочен
реализовывать французские предложения по реформе НАТО на практике
(и рисковал превратиться в дискуссионный клуб). Во-вторых, этот
орган создавался на уровне заместителей министров иностранных дел,
что исключало какие-либо серьезные консультации по всему спектру
американо-французских противоречий.

 

На переговорах с Даллесом в Париже в
декабре 1958 года глава французского государства официально отверг
американскую идею трехстороннего комитета. Одновременно  посол Франции в США Эрве Жан-Шарль Альфан на
переговорах с заместителем государственного секретаря Робертом
Мёрфи вновь подчеркнул необходимость совместного стратегического
планирования в планетарном масштабе, что, в свою очередь, было
отвергнуто уже американцами. В марте 1959-го Шарль де Голль
направил второе секретное письмо Дуайту Эйзенхауэру. В нем он в
очередной раз призывал американского президента к сотрудничеству с
целью выработки совместных политических и военно-стратегических
планов, подчеркивая их «жизненную необходимость».

 

В своем ответе глава Белого дома указал
на необходимость сохранения существующей структуры НАТО и «тесного
сотрудничества» в рамках Североатлантического блока. Иными словами,
на предложения де Голля последовал вежливый отказ. Такая позиция
США вызвала уже публичное осуждение со стороны французского
президента. На пресс-конференции 25 марта он назвал интеграцию в
рамках альянса несовместимой с принципом свободы действий
государств. Безрезультатно окончились и попытки заставить Вашингтон
прислушаться к французской точке зрения во время личных переговоров
де Голля и Эйзенхауэра в сентябре и декабре 1959 года в Париже, а
также в апреле 1960-го в Вашингтоне.

 

В июне де Голль снова продемонстрировал
приверженность своей прежней позиции, направив третье секретное
письмо американскому президенту. В нем он заявлял, что консультаций
между союзниками по НАТО, сколь бы тесным и доверительным ни был их
характер, явно недостаточно для решения главной проблемы, лежащей в
основе разногласий между Францией и Соединенными Штатами. Ее
решение, по мнению автора письма, зависело в первую очередь от
налаживания глобального стратегического сотрудничества между обеими
странами, которое в полной мере отвечало бы интересам Франции как
державы, распространяющей свою ответственность на весь мир.
Эйзенхауэр в ответ выразил согласие на созыв трехстороннего
совещания для рассмотрения предложений о совместном стратегическом
(в мировом масштабе) планировании, что было определенным шагом
навстречу Парижу. Однако глава американского государства даже не
упомянул о необходимости совместных трехсторонних решений по
политическим и военным вопросам.

 

Шарль де Голль не был удовлетворен
достигнутым, и в этом же месяце он пишет четвертое секретное письмо
своему американскому коллеге. Президент Франции предпринял попытку
конкретизировать и развить предложение Дуайта Эйзенхауэра в
выгодном для себя ключе: создать трехсторонний комитет, который
занимался бы не только планированием, но и политической реформой
НАТО в целом, реорганизацией альянса в духе французской концепции
«триумвирата» и глобального подхода. В очередном ответе в августе
Эйзенхауэр заявлял, что реформа Североатлантического блока не может
быть предметом дискуссии, пока от де Голля не поступят более
детальные предложения. Кроме того, американский президент так и не
подтвердил свое намерение, зафиксированное в предыдущем ответе
французскому президенту, созвать трехстороннее совещание для
обсуждения проблем совместного стратегического планирования. Такую
реакцию Эйзенхауэра де Голль, по всей видимости, расценил как отказ
американцев даже от их первоначальных небольших уступок. На этом
переписка прекратилась.

 

После прихода к власти в Соединенных
Штатах президента Джона Кеннеди Париж стал связывать с ним
определенные надежды на реализацию своих планов по реформе НАТО. В
первые же месяцы своего пребывания в Белом доме Кеннеди дал
указание соответствующим должностным лицам разработать в рамках
всестороннего анализа глобальной политики США новые предложения по
развитию отношений с западноевропейскими странами. С этой целью
было сформировано несколько специальных комиссий во главе с Дином
Ачесоном, Томасом Финлеттером, Уолтом Ростоу, Кристианом Гертером и
др. Для изучения ситуации на местах в страны Западной Европы
направились Аверелл Гарриман и Джордж Болл. Вскоре зародился и стал
приобретать всё более четкие очертания так называемый «великий
атлантический замысел», как его назвал в своей книге известный
обозреватель Джозеф Крафт (Kraft J. The Grand Design: from Common
Market to Atlantic Partnership. New York, 1962). Американская
администрация вынашивала планы по созданию глобального
атлантического сообщества, которое включало бы в себя не только
страны НАТО, но и Австралию, Новую Зеландию, Японию.

 

Хотя «великий атлантический замысел» и
имел некоторое сходство с предложениями президента Франции, но тот
отнесся к американскому проекту настороженно. США продолжали
отвергать французские предложения о совместном принятии
политических решений в НАТО, совместном стратегическом, в том числе
и в глобальном масштабе, планировании. Неясность намерений Кеннеди
в отношении Североатлантического блока побудила де Голля напрямик
обсудить с ним этот вопрос. В конце мая – начале июня 1961 года в
Париже прошли американо-французские переговоры. В деталях была
рассмотрена переписка де Голля и Эйзенхауэра по ключевым проблемам
двусторонних отношений. Затрагивались вопросы, напрямую связанные с
созданием трехстороннего комитета в рамках НАТО, совместным
стратегическим планированием. При этом до конкретных решений дело
так и не дошло.

 

В августе 1961-го Шарль де Голль
предпринял последнюю попытку договориться с Вашингтоном, направив
Джону Кеннеди секретное письмо (и возобновив, таким образом,
прерванную переписку), в котором изложил свои прежние взгляды на
реформирование альянса. Отказ американского президента поддержать
французскую концепцию означал, что надежды Парижа на иное отношение
демократической администрации США к проекту преобразования НАТО не
сбылись. Противодействие Соединенных Штатов вынудило французского
лидера вскоре приступить к более решительным действиям, которые в
конечном итоге привели к выходу Пятой республики из военной
организации Североатлантического блока. А идея превращения НАТО в
глобальный альянс осталась невостребованной вплоть до начала XXI
века.

Содержание номера
Каким нам видится ислам
Алексей Малашенко
«Ядерный апартеид» и ядерное разоружение
Харальд Мюллер
Что значит быть британцем
Гордон Браун
Глобальная НАТО
Иво Далдер, Джеймс Голдгайер
Как НАТО не стала глобальной
Алексей Пилько
Самоопределение: между правом и политикой
Александр Аксенёнок
Закат «бездомных грандов»?
Владимир Фейгин
Между партнерством и разладом
Роберт Легвольд
Проблемы становления или сдвиг парадигмы?
Кодзи Ватанабэ, Родерик Лайн, Строуб Тэлботт
Религиозный ренессанс?
Фёдор Лукьянов
Иммигрантские сообщества: опыт Франции
Екатерина Деминцева
Европейский «центр» и его «окраины»
Владислав Иноземцев
Конфликт цивилизаций: исчезновение или возрождение России?
Михаил Демурин
Сколько на Земле цивилизаций?
Александр Янов
Божья страна?
Уолтер Рассел Мид
О разуме и вере
Кардинал Йозеф Ратцингер
Возврат в Средневековье?
Георгий Мирский