30.09.2021
Европейцы хотят дистанцироваться от новой холодной войны
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Иван Крастев

Председатель Центра либеральных стратегий (г. София), ведущий научный сотрудник Института наук о человеке (г. Вена).

Марк Леонард

Сооснователь и директор Европейского совета по международным отношениям (ECFR). Автор книги “Why Europe Will Run the 21st Century and What Does China Think?”. Его новая работа “The Age of Unpeace: How Connectivity Causes Conflict” опубликована 2 сентября 2021 года.

На основе нового опроса Европейского совета по международным отношениям (ECFR)

Новый альянс безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе под названием AUKUS, о создании которого США, Великобритания и Австралия недавно объявили, явный признак новой холодной войны: свободный мир вступает в противостояние с авторитарным, центром которого является Китай. Как и в прошлой холодной войне, европейские демократии будут координировать свои действия в ответ на конфронтацию. Но на этот раз европейцы не хотят участвовать в противостоянии.

Об этом свидетельствуют результаты нового опроса Европейского совета по международным отношениям (ECFR), проведённого в двенадцати странах-членах ЕС. Почти две трети респондентов считают, что между Китаем и США разворачивается новая холодная война. Лишь 15 процентов не согласны с этой точкой зрения. Но у новой конфронтации есть нюанс: большинство европейцев не считают, что их страны являются частью новой холодной войны. Это говорит о серьёзном расхождении мнений политических лидеров и граждан.

Как показывает новый опрос ECFR, жители Европы считают борьбу между Вашингтона и Пекина неизбежной, но не желают в ней участвовать.

Только 15 процентов участников опроса ECFR ответили, что считают свою страну – определённо или с больной вероятностью – участником холодной войны с Китаем. 59 процентов полагают, что их страна не вовлечена. В каждом государстве есть нюансы, но в целом складывается однозначная картина. Во всех странах больше респондентов отрицает, что между их государством и Китаем идёт холодная война, чем соглашается, что такое может случиться.

Не менее удивителен тот факт, что, когда речь заходит о конфронтации с Россией или Китаем, европейцы в основном видят Брюссель, а не свою страну участником новой холодной войны и поэтому считают его союзником США в конфликте. В целом в ЕС 31 процент опрошенных считает, что блок, скорее всего, или определённо вовлечён в холодную войну с Китаем – то есть в два раза больше людей думают, что Евросоюз ведёт холодную войну с Китаем, чем говорят это о своей стране. Большинство опрошенных утверждают, что ЕС вовлечён в холодную войну с Россией: 44 процента согласны, что она идёт, 26 процентов – нет. Остальные не уверены, что между Евросоюзом и Китаем или Россией идёт холодная война.

Пока слишком рано говорить о долгосрочных последствиях этой динамики, но в краткосрочной перспективе очевидно одно: любое представление об отношениях ЕС и США как об объединении против Китая и России не соответствует общественному мнению. И, как показывает наш опрос, можно выделить четыре точки раскола Европы и традиционного трансатлантического альянса.

Кризис американской власти: как европейцам видится Америка Байдена
Иван Крастев, Марк Леонард
Хотя большинство европейцев и обрадовались победе Джо Байдена на президентских выборах в США, они убеждены, что он не сможет помочь Америке вернуться на мировую авансцену в качестве глобального гегемона. Это главное открытие панъевропейского опроса, в котором приняли участие более 15 тысяч человек из одиннадцати стран.
Подробнее

Первая – это Вашингтон и обозначенные администрацией Байдена вызовы, исходящие от Китая и России. Предложенный сценарий холодной войны, в котором Запад единым фронтом противостоит автократии, не отражает взглядов европейцев. Как показывают данные ECFR, большинство жителей Европы не считают Китай угрозой своему образу жизни. В 1948 г., накануне противостояния США и СССР, философ Ханна Арендт определила «самый существенный политический критерий оценки событий нашего времени: приведёт это к тоталитарному правлению или нет?». Сегодня большинство европейцев не оценивают политические события с этой точки зрения. Они не верят, что различия между демократиями и автократиями структурируют мир. Подавляющее большинство участников опроса ECFR полагают, что природа конкретного политического режима не объясняет провалы или успехи правительств в борьбе с пандемией COVID-19 или изменением климата. Даже в вопросе содействия глобальной безопасности только 50 процентов полагают, что демократии делают больше, чем автократии, 36 процентов считают, что тип режима не имеет значения.

Вторая точка раскола, с которой придётся иметь дело политикам, надеющимся заручиться поддержкой общества в случае конфликта, это отсутствие согласия среди европейцев по поводу того, существует ли экзистенциальная угроза вообще. Во время холодной войны в XX веке люди были готовы пересмотреть свои приоритеты ради защиты от советских танков и ядерного холокоста. Немногие европейцы сегодня считают, что Китай обладает достаточной мощью, чтобы представлять такую угрозу. Только 5 процентов респондентов согласны с мнением, что Китай «правит миром». Возможно, именно поэтому, как показал прошлогодний опрос ECFR, каждый десятый житель Германии и Франции считает, что их страны серьёзно зависят от американских гарантий безопасности, а почти треть опрошенных в этих странах полагает, что эти гарантии им вообще не нужны.

Нынешнее исследование ECFR даёт свежее представление о драйверах, способствующих такому восприятию. Когда европейских респондентов спрашивали, кто обладает наибольшей властью в мире, большинство не говорило о великих державах. В Европе широкое распространение получила идея о распылённости власти. Например, в ходе опроса выяснилось, что только 13 процентов европейцев полагают, что США оказывают наибольшее влияние на мировое управление, и лишь 6 процентов считают, что таким влиянием обладает Китай. Если говорить в целом, граждане склонны думать, что негосударственные акторы, компании и супербогатые люди являются самыми влиятельными группами в современном мире.

Третья точка раскола связана скорее с географией, чем с историей. Европейцы воспринимают конфликт с Россией как более реальный, чем конфликт с Китаем. Как уже отмечалось, только 31 процент полагает, что между ЕС и Китаем идёт холодная война. При этом 44 процента считают, что можно говорить о холодной войне между ЕС и Россией. Такой географический фокус позволяет говорить о важном отличии по сравнению с прошлой холодной войной.

Противостояние США и Китая имеет глобальное измерение, но оно не близко для Европы, основной театр конфронтации скорее всего развернётся в Азии.

В этом новом сценарии позицию Европы можно сравнить с положением Японии до 1989 г. – надёжный союзник США, но за пределами основного поля конфронтации.

Учитывая отсутствие дисциплинирующего идеологического единства между США и Европой и экзистенциальной угрозы вблизи Европы, неудивительно, что европейцы думают об альянсах иначе, и это четвёртая точка раскола.

Во время холодной войны и в период после неё суверенитет – особенно для жителей Восточной Европы – означал возможность присоединиться к любому политическому и военному альянсу. Но в современном мире некоторые страны – члены ЕС пытаются утвердить свой суверенитет, дистанцируясь от партнёров по ЕС и НАТО, а не выступая с ними на единых позициях. Некоторые европейцы сегодня склонны воздерживаться от совместных действий с США и союзниками – об этом свидетельствуют данные предыдущего опроса ECFR.

В 2019 г. панъевропейский опрос ECFR показал, что подавляющее большинство респондентов предпочли бы сохранить нейтралитет (вместо того чтобы объединиться с Вашингтоном) в случае конфликта между США и Китаем или Россией. После избрания Джо Байдена президентом США по меньшей мере половина электората в каждой из стран, где проводился опрос, хотела бы, чтобы правительство сохраняло нейтралитет в конфликте между США и Китаем. Подтверждая эти настроения, наше исследование в апреле этого года показало, что европейцы предпочитают мир «необходимых партнёров», а не фиксированные альянсы.

Если нынешнее исследование отражает длительную тенденцию, любые попытки политиков в Вашингтоне и Брюсселе подготовить общество к долгой борьбе с автократиями в Пекине и Москве обречены на риск. Европейские и американские лидеры потерпят неудачу, обнаружив, что в обществе нет консенсуса по этому поводу.

ECFR
О третьей холодной войне
Сергей Караганов
Политические системы стран, решивших противостоять России и Китаю, не приспособлены для длительной жёсткой конфронтации. Управляй Западом более авторитарные и эффективные правительства, всё было бы сложнее.
Подробнее