10.02.2021
Кризис американской власти: как европейцам видится Америка Байдена
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Иван Крастев

Председатель Центра либеральных стратегий (г. София), ведущий научный сотрудник Института наук о человеке (г. Вена).

Марк Леонард

Сооснователь и директор Европейского совета по международным отношениям (ECFR). Автор книги “Why Europe Will Run the 21st Century and What Does China Think?”. Его новая работа “The Age of Unpeace: How Connectivity Causes Conflict” опубликована 2 сентября 2021 года.

Исследование проведено по поручению Европейского совета по международным отношениям компаниями Datapraxis и YouGov

Хотя большинство европейцев и обрадовались победе Джо Байдена на президентских выборах в США, они убеждены, что он не сможет помочь Америке вернуться на мировую авансцену в качестве глобального гегемона. Это главное открытие панъевропейского опроса, в котором приняли участие более 15 тысяч человек из одиннадцати стран.

 

Краткое изложение

 

  • Большинство европейцев обрадовались победе Джо Байдена на ноябрьских президентских выборах, но не думают, что он поможет Америке вернуться на позиции мирового лидера.
  • Отношение европейцев к Соединённым Штатам претерпело огромные изменения. Большинство граждан в крупных странах – членах ЕС теперь полагают, что политическая система в США неисправна и что Европа не может рассчитывать на защиту США.
  • Европейцы гораздо позитивнее оценивают политическое устройство своих стран и ЕС, нежели США, и считают самым важным партнёром не Вашингтон, а Берлин.
  • Слабость Америки приводит к неизбежным геополитическим издержкам. Большинство европейцев считает, что Китай в течение следующих десяти лет обгонит США по силе и мощи, и они предпочтут, чтобы их страны сохраняли нейтралитет в возможном конфликте между двумя сверхдержавами. Две трети респондентов выразили мнение, что ЕС следует развивать собственные оборонные возможности.
  • Существуют большие шансы на возрождение атлантической солидарности, но Вашингтон не может считать само собой разумеющимся, что европейцы встанут на его сторону в возможном противостоянии с Китаем. Общественное мнение окажет более серьёзное влияние на отношения с США, чем когда-либо раньше, и это нужно принимать во внимание.

 

Вступление

 

У американцев появился новый президент, но не новая страна. И хотя большинство европейцев обрадовались победе Джо Байдена на ноябрьских президентских выборах в США, им не кажется, что он сможет помочь Америке вернуться на мировую авансцену в качестве мирового лидера, превосходящего по силе и мощи другие державы. Это главное открытие панъевропейского опроса, в котором приняли участие более 15 тысяч человек из одиннадцати стран. Опрос проводился по поручению Европейского совета по международным отношениям в ноябре и декабре 2020 г. компаниями Datapraxis и YouGov.

Данное исследование показало, что отношение европейцев к Соединённым Штатам претерпело колоссальные изменения. Большая часть граждан в ключевых государствах ЕС считает, что политическая система в США неисправна, что Китай через десять лет будет более могущественной державой, чем США, и что европейцы не могут уповать на то, что США защитит их. Из этих уроков они делают радикальные выводы. Многие уверены, что европейцам следует инвестировать в свою оборону и смотреть на Берлин, а не Вашингтон как на своего самого важного партнёра. Они хотят более жёсткой дискуссии с США по экономическим вопросам. И большинство европейцев желают, чтобы их страны оставались нейтральными в возможном конфликте США с Россией или Китаем, а не вставали однозначно на сторону Вашингтона.

В преддверии иракской войны 2003 года европейские страны не были едины в вопросе о том, стоит ли поддерживать Америку Джорджа Буша в отстаивании западных ценностей (согласно знаменитой формулировке Роберта Кагана, американцы были «с Марса», а европейцы – «с Венеры»). Однако мало кто сомневался, что Америке под силу переформатировать мир. Что касается Байдена, то тут справедливо обратное. Многие европейцы верят в его обещание снова наладить взаимодействие с международным сообществом, но видя поляризацию в американском обществе и то, как плохо Америка справляется с пандемией, большинство сомневается в способности Вашингтона перестраивать мир.

Сегодня мы видим разногласия не между европейскими странами, а внутри них. Европа больше не делится на «новую» и «старую», как это было в 2003 году. Вместе этого можно выявить четыре новые «группировки» или «клана» в зависимости от взглядов на власть и силу в XXI веке.

В годы холодной войны общественное мнение играло второстепенную роль в трансатлантических отношениях, потому что политические элиты считали эти отношения делом государственной важности. Однако трансатлантические отношения в 2020-х годах видятся уже не столь очевидными и в Европе, и в Америке. По этой причине они политизируются. Достаточно взглянуть на непостижимое уму поведение американского фондового рынка за последний год, когда экономика страны находилась в коме, чтобы заключить, что во время чумы миром правят мнения и суждения. Мы видим, что общественное настроение чревато политическими последствиями.

 

Европейцы довольны, что победил Байден, но не доверяют американским избирателям

 

В одиннадцати странах, где ЕСМО провёл опрос, 53 процента респондентов считает, что победа Байдена будет иметь позитивные последствия для их стран, и 57 процентов уверено, что это благоприятный исход для ЕС. Даже в Венгрии и Польше, население которых больше других в Европе симпатизировало Трампу, многие говорят о том, что его поражение на выборах – позитивная новость для их стран.

 

Как вы думаете, какое практическое влияние исход выборов в США окажет на: вас и вашу семью, вашу страну, ЕС ? 

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

С мыслями о президентских выборах в США укажите, пожалуйста, согласны вы или не согласны с каждым из следующих заявлений, и насколько сильно ваше согласие или несогласие?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Но, хотя большинство европейцев довольны избранием Байдена, многие не доверяют американскому электорату, поскольку не уверены, что через четыре года он не проголосует за ещё одного Дональда Трампа. Глядя на результаты для Европы в целом, 32 процента всех людей, охваченных опросом ЕСМО, согласны, что после того, как американцы проголосовали за Трампа в 2016 году, им нельзя доверять, и лишь 27 процентов не согласны с этим заявлением (у остальных нет мнения по данному вопросу). Самое удивительное в том, что 53 процента немецких респондентов говорят, что после Трампа американцам больше нельзя доверять, хотя это делает их явными маргиналами в данном вопросе. Правда, стоит заметить, что только в Венгрии и Польше существенно больше людей не согласно с этим заявлением, чем согласно с ним.

 

Американцам нельзя доверять после того, как они проголосовали за Трампа в 2016 году 

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Старой и новой Европы больше нет: новый политической расклад

 

Если не так давно можно было говорить о «старой» и «новой» Европе в зависимости от отношения той или иной европейской страны к США, наш опрос показывает, что в последнее время происходит сближение между европейскими странами по ключевым вопросам политической повестки, и европейское общественное мнение становится более консолидированным.

Европейцы всё ещё по-разному относятся к США, но эти различия больше связаны не с ценностными ориентирами, а с их восприятием относительной силы Америки.

Если во время вторжения в Ирак большинство европейцев считало, что Европа слаба, а Америка сильна, сегодня правда в том, что европейцы стали более позитивно относиться к себе и более скептично – к политическому устройству и силе Америки.

Начнём с того, как европейцы воспринимают себя. Опрос ЕСМО свидетельствует о том, что, вопреки ожиданиям, они стали немного позитивнее воспринимать ЕС в последние два года, несмотря на неспособность старого континента справиться с кризисом, вызванным пандемией COVID-19. В Дании, Франции, Германии, Венгрии, Италии, Нидерландах, Польше, Испании и Швеции – странах, где ЕСМО проводил опрос два года тому назад – среднее число людей, считающих, что политическая система ЕС работает очень хорошо или достаточно хорошо, выросло с 46 до 48 процентов с января 2019 года. В то же время число людей, полагающих, что система никуда не годится или даёт сбои, снизилось с 45 до 43 процентов за этот период. Мнение о ЕС улучшилось во всех странах, кроме Венгрии, Нидерландов и Испании.

Контраст в настроениях заметен, если смотреть на разные регионы Европы. В Южной Европе большинство говорит, что политическая система ЕС никуда не годится. В Северной Европе (Дании, Швеции, Германии и Нидерландах) и Центральной Европе (Польше и Венгрии) большинство людей, напротив, положительно отзываются о работе системы. Отношение людей к политическому устройству ЕС нередко совпадает с их взглядами на политическое устройство своей страны. В Северной Европе большинство граждан убеждены, что в их странах политическая система работает без сбоев, и у многих респондентов это вызывает веру в успешность ЕС. В отличие от них, большинство жителей Испании, Италии и Франции негативно относятся к политическому устройству своих стран и считают, что политическая система ЕС никуда не годится. Исключением из этого правила являются Польша, Португалия и Венгрия, где большинство людей полагает, что в их странах политическая система неадекватна, но они видят своё спасение в Брюсселе.

Хотя европейцы стали лучше относиться к ЕС, они очень пессимистично настроены в отношении США. Более шести из десяти опрошенных людей в одиннадцати странах, где было проведено исследование, считают, что политическая система в США никуда не годится или имеет существенные изъяны. Это мнение разделяет большинство опрошенных во всех странах, кроме Венгрии и Польши (где 56 процентов венгров и 58 процентов поляков думают, что политическая система в США работает хорошо или достаточно хорошо).

 

Как вы думаете, политическая система США работает хорошо или она не в порядке?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Поскольку многие европейцы считают политическую систему США неисправной, это заставляет их сомневаться в том, что Америка сумеет вернуть себе лидерство в мире, как это обещал Байден, сказавший: «Америка вернулась». В одиннадцати странах, где был проведён опрос, 51 процент респондентов не согласны с тем, что при Байдене Соединённым Штатам удастся преодолеть внутренний раскол в американском обществе, и они смогут тратить средства и усилия на решение таких международных проблем, как изменение климата, мир на Ближнем Востоке, отношения с Китаем и европейская безопасность.

 

Какие из приведённых ниже заявлений точнее всего отражают вашу точку зрения?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Шесть из десяти респондентов в одиннадцати европейских странах, где был проведён опрос, считают, что Китай станет сильнее и могущественнее США в течение следующих десяти лет. Точку зрения на то, что Китай обгонит США, разделяют 79 процентов общественности в Испании и по 72 процента в Португалии и Италии. Граждане Венгрии и Дании наиболее оптимистично настроены в отношении будущего американской силы, но даже в этих двух странах почти половина жителей (48 процентов) убеждены, что в следующем десятилетии Китай перегонит Америку.

 

Как вы считаете, станет ли Китай могущественнее США через десять лет?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Если в начале века европейское общественное мнение относительно США разделялось по условным линиям Дональда Рамсфельда на «старую» и «новую» Европу, нынешний опрос показывает сближение в мировоззрении жителей Западной и Восточной Европы. Остаются многочисленные разногласия между разными европейскими обществами, но четких разделительных линий больше нет. В современной Европе живут люди, которые придерживаются четырёх совершенно разных мировоззрений по поводу жизнеспособности политического устройства своих стран, эффективности американской политической модели, а также центров политической, экономической, и военной силы в современном мире. Представители каждого из этих мировоззрений имеются во всех странах, охваченных опросом ЕСМО.

 

Верите ли вы, что через десять лет Китай будет (или не будет) сильнее США?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Четыре геополитических группировки Европы

 

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Четыре геополитические группировки (мировоззрения) Европы 

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Четыре политические группировки (мировоззрения) в Европе

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Самая малочисленная группа из числа опрошенных людей уповает на Америку – всего 9 процентов. Представители этого мировоззрения считают Америку сильной и работающей демократией, тогда как ЕС, по их мнению, не функционален и переживает упадок.

Чаще всего так отвечали в Италии, Польше и Франции, где этой точки зрения придерживается, соответственно, 22, 12 и 12 процентов жителей. Вероятно, эти люди понимают проблемы, с которыми сталкивается Америка, но знают, что исторически США всегда восстанавливались после кризисов. Возможно, они принимают близко к сердцу замечание Отто фон Бисмарка о том, что «у Бога особое провидение для глупцов, пьяниц и Соединённых Штатов Америки»; в любом случае они считают, что Америка находится в лучшем положении, чем Европа, для сохранения влияния в мире. Представители этой группы склонны голосовать за правые популистские партии. В Италии они обычно голосуют за «Лигу», «Братьев Италии» или «Вперёд, Италия»; во Франции они, как правило, голосуют за «Национальный фронт» Марин Ле Пен или другие правые партии и их кандидатов. В Нидерландах большинство представителей данного мировоззрения голосуют за Партию свободы Геерта Вилдерса или популистский праворадикальный «Форум за демократию». В Швеции большинство этих людей голосуют за шведских демократов. В Дании большинство из них выбирает «Новых правых» или Датскую народную партию.

Чуть более многочисленная группа – это люди, верящие в силу «коллективного Запада». На их долю пришлось 20 процентов респондентов. Представители этого мировоззрения считают, что как США, так и Европа процветают. Скорее всего, они убеждены в превосходстве западного политико-экономического устройства и меньше других опасаются того, что Китай окажется у геополитического руля в будущем (хотя даже в этой группе 53 процента считает, что Китай, вероятно, превзойдёт США по экономической мощи в течение следующих десяти лет). Легче всего встретить представителей данного мировоззрения в Центральной Европе: на их долю приходится почти половина всех избирателей Польши и Венгрии. Во Франции эти люди с наибольшей вероятностью будут голосовать за партию Эммануэля Макрона «Вперёд, Республика!» или за «Республиканцев»; в Германии они поддерживают блок ХДС/ХСС; в Нидерландах они голосуют за Народную партию за свободу и демократию (НПСД) или Христианско-демократический призыв (ХДП); в Дании они поддерживают социал-демократов или консервативно-либеральную «Венстре»; в Испании выразителями их интересов выступают «Социалисты», «Вокс» или Народная партия Испании; в Швеции их интересы выражают Социал-демократическая партия, Партия центра или «Умеренные»; в Венгрии это партия «Фидес» – Национальный венгерский союз; в Польше это Партия закона и справедливости; в Португалии – Социал-демократическая партия. Среди людей, верящих в силу коллективного Запада, много молодёжи во всех странах, где проведён опрос (58 процентов разделяющих это мировоззрение младше 50 лет). Однако их распределение по возрастным группам отличается в зависимости от страны. Например, в Венгрии есть вероятность найти представителей этой группы и среди лиц старше 70 лет и среди возрастной группы от 18 до 29 лет.  

Примерно 29 процентов респондентов относится к группе «Мы верим в упадок». Это вторая по величине группа. Входящие в неё люди считают, что и Европа, и Америка переживают упадок, что они не в порядке. Скорее всего, они верят, что Китай скоро начнёт формировать международную повестку дня вместо Запада (68 процентов полагает, что через десять лет Китай, скорее всего, будет могущественнее США, а 32 процента говорят то же самое о России). Эти геополитические фаталисты являются самой многочисленной группой в четырёх странах: Франции (43 процента всех опрошенных), Великобритании (42 процента), Испании (38 процентов) и Италии (36 процентов). В большинстве своём это люди старше 50 лет. Представители данного мировоззрения довольно широко распространены в электорате европейских стран и более склонны поддерживать «Национальный фронт» или «Непокорённую Францию» Жана-Люка Меланшона; «Альтернативу для Германии» или «Левых» в Германии; «Новых правых», Консервативную народную партию или социал-демократов в Дании; партию «Фидес» в Венгрии. В Нидерландах они голосуют за Партию свободы, НПСД или Социалистическую партию; в Швеции – за «Шведских демократов» или «Умеренных». Среди представителей этого мировоззрения немало просто разочарованных граждан, не примыкающих ни к какой партии – тех, кто не знает, за кого они будут голосовать (во Франции, Италии и Португалии), или которые говорят, что воздержатся от голосования (в Испании и Польше). Во всех странах, где был проведён опрос, именно к этой группе примыкает 36 процентов избирателей, которые пока не определились или планируют не голосовать на следующих выборах, а также 36% тех, кто намерен голосовать за популистскую партию. Это больше, чем в любой другой мировоззренческой группе в обоих случаях.

Самая многочисленная группа – это люди, верящие в будущее Европы. Они составляют примерно 35 процентов от числа всех опрошенных. Люди из этой группы считают, что в политическом смысле Европа здорова, а США больны. В большинстве это выходцы из более благополучных стран. Их больше всего в Дании (примерно 60 процентов от числа опрошенных), Германии (53 процентов), Швеции (51 процент), Нидерландах (50 процентов) и Португалии (37 процентов). У этих людей образование выше среднего уровня, и они больше всего склонны голосовать за блок ХДС/ХСС, «Зелёных» или социал-демократов в Германии; за партию «Вперёд, Республика!», «Республиканцев» или «Зелёных» во Франции; за Демократическую партию, «Движение пяти звёзд» или одну из небольших проевропейских центристских партий в Италии; за оппозиционные партии, такие как «Гражданская коалиция», «Польша-2050» и «Левые» в Польше; «Социал-демократов» или «Венстре» в Дании; и партии правящей коалиции НПСД, ХДП (Христианско-демократический призыв) и «Демократы 66», лейбористов, левоцентристов и партию «Зелёных левых» – в Нидерландах. Во всех странах, где был проведён опрос, 47 процентов респондентов, намеренных голосовать за непопулистские партии, примыкают к группе верящих в будущее Европы. 

 

Политические последствия слабости Америки

 

Взгляды большинства европейцев на Америку как политически несправную систему, которую вскоре опередит Китай в ранге новой глобальной державы, похоже, влияют на восприятие ими ценности трансатлантического альянса таким образом, что это может оказать существенное воздействие на команду Байдена. Мы отметили четыре глубокие перемены.

Прежде всего, склонность всё больше полагаться на собственные силы. Одно из самых удивительных открытий опроса ЕСМО состоит в том, что, по крайней мере, 60 процентов респондентов во всех странах, где проводился опрос – в среднем это 67 процентов во всех этих странах, – считают, что не могут всегда полагаться на США как своего защитника, и что необходимо больше инвестировать в европейскую оборону. Интересно, что в Великобритании этой точки зрения придерживается 74 процента респондентов – больше, чем в любой другой стране.

 

Какие из следующих утверждений лучше всего выражают вашу позицию?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Опрос общественного мнения, проведённый ЕСМО, открывает перемены в восприятии угрозы по всей Европе. Самые большие изменения произошли в Германии. В годы холодной войны Германия чувствовала угрозу вторжения и по этой причине была предана Атлантическому альянсу. Однако в наши дни Германия, похоже, приблизилась к уровню Франции (которая славится самой сильной армией в ЕС и давно отстаивает идею оборонной интеграции Европы) – в том смысле, что меньше ощущает потребность в гарантиях безопасности от США, чем другие европейцы. В настоящее время лишь 10 процентов респондентов во Франции и Германии говорят, что их страна «сильно» нуждается в американских гарантиях, чтобы чувствовать себя в безопасности перед лицом возможного военного вторжения. И только в Польше существенное число респондентов (44 процента) считают, что им «очень» нужна такая гарантия. Поэтому похоже, что трансатлантическая политика Германии и Европы в предстоящие годы может не только оказаться под влиянием усиливающихся экономических связей с Китаем, но также и под влиянием того факта, что более половины немецкой общественности не видит в военной мощи США никаких явных гарантий своей безопасности.

 

Как вы думаете, в какой мере ваша страна нуждается в гарантиях безопасности от США на случай возможного военного вторжения, чтобы чувствовать себя в безопасности? И нужны ли ей такие гарантии в принципе?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Вторым большим сюрпризом стал ответ на вопрос о геополитических симпатиях. Байден призвал США и Европу сформировать единый фронт против Китая и тем самым контролировать его усиление и подъём. Однако опрос ЕСМО показывает, что сегодняшняя Европа не мечтает о возврате к биполярному миру, в котором Запад противостоял бы Китаю и его союзникам, как он когда-то противостоял Советскому Союзу.

Терзаемые сомнениями в отношении Америки под влиянием акцента Трампа на узко определяемых национальных интересах, европейские избиратели стали иначе думать о природе трансатлантического альянса.

В 2019 году ЕСМО провёл панъевропейский опрос, показавший, что подавляющее большинство респондентов в опрошенных странах хотят сохранять нейтралитет (а не солидаризироваться с Вашингтоном) в конфликте США с Китаем или Россией. Возможно, многие люди в окружении Байдена рассчитывали, что его победа на ноябрьских выборах изменит эту динамику. Они могли полагать, что сдвиг европейцев в сторону большего нейтралитета мог объясняться их недоверием Трампу и отвращением к нему.

Однако самый последний опрос ЕСМО свидетельствует о том, что политические перемены в Вашингтоне, похоже, не изменили принципиально позиции респондентов в отношении геополитической солидарности. По меньшей мере, половина электората во всех странах, где проводился опрос, хотят, чтобы правительства их стран сохраняли нейтралитет в конфликте между США и Китаем. Это относится даже к Дании и Польше – двум странам с наибольшим процентом людей, которые хотели бы встать на сторону Соединённых Штатов – 35 и 30 процентов, соответственно. Быть может, такая позиция объясняется тем, что, хотя и европейцы, и американцы ужесточают свой подход к Китаю, у них разные долгосрочные цели. Если американцы делают это потому, что желают разъединения с Китаем и собираются сдерживать его, европейцы (прежде всего, немцы) по-прежнему надеются вернуть Китай обратно в систему международных отношений на основе чётких правил.

 

Если возникнут разногласия между США и Китаем, чего бы вы ожидали от своей страны в этом споре?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Нежелание Европы вставать на сторону США также становится очевидным в ответах респондентов о возможном конфликте между США и Россией: ни в одной из тех стран, где проводился опрос, большинство опрошенных не хотело бы однозначно вставать на сторону Вашингтона. Поразительно то, что лишь 36 процентов опрошенных поляков и 40 процентов опрошенных датчан говорят, что их стране следует встать на сторону США при таком сценарии. В целом из одиннадцати стран, где проводился опрос, лишь 23 процента респондентов в среднем придерживается такой точки зрения, в то время как 59 процентов опрошенных хотят, чтобы их страны сохраняли нейтралитет. В Дании и Польше нейтралитет – наиболее предпочтительный вариант для 47 и 45 процентов избирателей, соответственно.

 

Если возникнут разногласия между США и Россией, чего бы вы ожидали от своей страны в этом споре?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Этот сдвиг в восприятии может объясняться как соображениями относительной силы, так и другими факторами. В холодной войне 1.0 европейцам нравятся воспоминания о том, что они оказались на стороне победителя. Однако во многих европейских странах есть опасения, что холодная война 2.0 может иметь совершенно другой исход. Растущее недоверие к надёжности и силе Вашингтона меняют характер трансатлантического альянса. Коалиции Америки времён холодной войны походили на католический брак. По идее он должен был быть моногамным и не предусматривал возможности развода. Но после четырёх лет пребывания Трампа в Белом доме альянс больше похож на случайную связь – гражданский брак со свободными отношениями, в которых появление других игроков служит главной гарантией невозможности эксплуатации. Европейцы больше не верят в то, что Америка будет защищать Европу, и они не встанут однозначно на сторону США, если последние окажутся втянутыми в конфликт с другими вышеупомянутыми крупными державами. У Вашингтона, после прочтения данного опроса ЕСМО, также не будет оснований верить в готовность европейской общественности проводить совместную трансатлантическую внешнюю политику.

Третье следствие меняющегося восприятия силы – это желание меньшей сентиментальности во взаимоотношениях с США. Негативный эффект пребывания у власти Трампа, беспардонно заявившего о желании сосредоточиться на национальных интересах, в том, что это побудило других игроков, в том числе европейцев, больше думать о защите собственных интересов ценой пренебрежения к более широким общим интересам демократического Запада. Это находит отражение в желании многих европейцев вкладывать силы и средства в самооборону. Отношение жителей ЕС к трансатлантическому экономическому партнёрству также изменилось. В восьми странах, где ЕСМО задавал избирателям вопросы на эту тему, множество опрошенных людей – в Германии (37 процентов), Франции (48 процентов), Великобритании (37 процентов) и в Италии (42 процента) – полагают, что их страны должны жёстче отстаивать свои экономические интересы, взаимодействуя с США в таких областях, как международная торговля, налогообложение многонациональных компаний и регулирование цифровых платформ. Польша вполне предсказуемо оказалась маргиналом в этом вопросе – лишь один из десяти польских избирателей сказал, что Польша должна занять более жёсткую позицию во взаимоотношениях с США по экономической проблематике.

 

Как вам кажется: ваша страна должна занимать более жёсткую или более мягкую позицию на переговорах с США по экономическим вопросам?

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

Преобладающее недоверие к США меняет отношение европейцев друг к другу, и это четвёртое серьёзное последствие для проводимой политики, вытекающее из нашего опроса. Поскольку европейцы больше не видят в Вашингтоне надёжного партнёра, они больше чем когда-либо смотрят друг на друга. Что поднимает вопрос о том, заменит ли Берлин Вашингтон в качестве столицы, к которой все обращаются в поиске решений. С учётом многочисленности и влиятельности мировоззренческой группы, верящей в Европу, неудивительно, что респонденты во Франции, Испании, Дании, Нидерландах, Португалии и Венгрии с большей вероятностью выберут Германию в качестве самой важной страны, с которой выстраивать хорошие отношения важнее, чем с США. (Хотя, со своей стороны, 38 процентов немцев выбрали Францию в качестве самого важного союзника и лишь 35 процентов предпочли США). Только респонденты в Великобритании (55 процентов), Польше (45 процентов), Италии (36 процентов) и Швеции (36 процентов) ставят США выше Германии в этом смысле. А в Швеции наблюдается примерное равенство: 35 процентов шведов ставят Германию выше США.

 

Самая важная страна для выстраивания хороших отношений

Источник: ЕСМО – данные, собранные по поручению Совета компаниями Datapraxis и YouGov || ЕСМО: ecfr.eu

 

На пути к новом атлантизму

 

В начале XXI века, когда завершился срок пребывания Билла Клинтона в должности президента США, он заявил, что главная задача американцев – «создать мир, в котором нам захочется жить, когда мы больше не будем единственной сверхдержавой мира». Следует признать, что США и Европа не сумели создать такой мир.

При Байдене в Белом доме США не будут единственной сверхдержавой, а мир не станет приятным местом, где предпочли бы жить американцы или европейцы, если принять во внимание усиление авторитарных держав, распространение национализма и углубление неравенства.

После катастрофичной войны в Ираке 2003 г. и мирового финансового кризиса 2008 г. Вашингтон вступил в эпоху конца однополярного мира. Трудно представить себе более непохожих друг на друга президентов, чем Дональд Трамп и его предшественник Барак Обама. Однако в их анализе положения Америки в мире гораздо больше общего, чем многие могут себе представить. Оба они понимали, что стремление Америки оставаться единственной в мире сверхдержавой неосуществимо. Оба признавали центральное значение геоэкономики в XXI веке. Оба осознавали, что им придётся взаимодействовать с политическими режимами, не разделяющими ценностей и стандартов Америки.

Однако они абсолютно по-разному реагировали на эту ситуацию. Обама был убеждён, что лучший способ для Америки сохранить лидерство в мире – это встраивание Вашингтона в диверсифицированную и разнообразную сеть военных и торговых альянсов. По этой причине переговоры администрации Обамы о создании Трансатлантического партнёрства по торговле и инвестициям шли рука об руку с его усилиями завершить работу по организации Транстихоокеанского партнёрства. Обама надеялся, что с помощью этих инструментов Америка возьмёт верх над Китаем и вернёт себе лидирующую роль в будущем.

Трамп же сделал ставку на то, что если мировой порядок перестал приносить Америке дивиденды, в интересах Вашингтона стать его главным разрушителем и организовать мировое хозяйство вокруг асимметричных двусторонних отношений с другими державами. Он исходил из того, что, поскольку США остаются самой могущественной страной в мире, они по-прежнему смогут диктовать условия любому другому игроку, по очереди предлагая сделки разным странам. Если Обама верил, что сила Америки в сетевых альянсах, Трамп считал их цепями, сковывающими и стесняющими Америку в её действиях.

Администрация Байдена приходит к власти в тот момент, когда политика Трампа «Америка превыше всего» не обеспечила Вашингтону усиления влияния в мире, тогда как возврат к стратегии Обамы кажется нереалистичным из-за ненадёжности Соединённых Штатов и их неуклонного ослабления. Большинство европейцев сомневаются, что Байден сможет собрать эту вдребезги разбитую конструкцию.

Альянсы рождаются благодаря взаимной заинтересованности и общим ценностям, но, подобно любым другим человеческим отношениям, они укрепляются или распадаются в зависимости от того, какой настрой преобладает у партнёров. Что же открывает нам новый опрос общественного мнения, проведенный ЕСМО, о будущем трансатлантических отношений в мире после Трампа?

Хорошая новость в том, что среди европейцев распространено оптимистичное отношение к трансатлантическому партнёрству в будущем. Плохая новость в том, что европейцы скептически оценивают усилия Америки возродить своё влияние и сдержать дальнейшее усиление Китая. «Без холодной войны какой смысл быть американцем?», – спрашивал Гарри «Кролик» Ангстрем, рядовой обыватель второй половины XX века, придуманный романистом Джоном Апдайком, когда подходила к концу «долгая борьба в полумраке».

Многие американцы сегодня считают, что новая холодная война снова сфокусирует их внешнюю политику. Однако европейцы задаются прямо противоположным вопросом: «Каков смысл быть европейцем, если вернётся холодная война?» Перспектива новой холодной войны совершенно не привлекает опрошенных нами европейцев. Это не значит, что европейцы симпатизируют Китаю. Предыдущий опрос ЕСМО продемонстрировал, что европейцев не привлекает китайская модель, а пандемия ясно показала гегемонистские устремления Китая.

Но, похоже, что европейцы заинтересованы в том, чтобы проложить собственный путь вместо того, чтобы плестись в кильватере китайской политики Америки.

Самое большое число людей, опрошенных в ходе этого и предыдущих опросов, похоже, поддерживают идею о более независимой, суверенной и автономной Европе. Но если европейские политические лидеры склонны считать, что европейский суверенитет отражает желание Европы играть более важную роль в мировой политике – независимо от того, поддерживают они эту идею или нет – этого нельзя сказать о большом числе европейских граждан. Имеется значительная группа людей, для которых «европейский суверенитет» – это символ стремления к нейтралитету в условиях усиливающейся конкуренции между США и Китаем. Для этих граждан европейский суверенитет – это не торжественное вступление в мировую политику, а аварийный выход из двухполюсного мира будущего. Это прикладная программа для заблаговременного выхода из конкурентной борьбы между великими державами.   

Именно здесь общественное мнение может оказать влияние на политику элит. В годы холодной войны европейские правительства были готовы подавлять любую общественную оппозицию ради того, чтобы солидаризироваться с Соединёнными Штатами, защищавшими их тогда от Советского Союза. Однако каждому президенту после окончания холодной войны было всё труднее убеждать европейских лидеров тратить политический капитал на союз с Вашингтоном. Конечно, европейцы гораздо охотнее преодолевали свои разногласия с Обамой, нежели с Джорджем У. Бушем, но это не заставило их пойти на реальные уступки по вопросу управления финансовым кризисом 2008 года или увеличить расходы на оборону. Хотя все европейские правительства попытаются выстроить более тесные отношения с администрацией Байдена, они не будут чувствовать за собой общественную поддержку, чтобы идти на серьёзные уступки в важных для их стран вопросах.

Главный урок из опроса, проведённого ЕСМО, предстоит извлечь команде Байдена. Новая американская администрация имеет чёткие представления о том, как изменили Америку четыре года пребывания Трампа у власти в Белом доме, но им следует отдавать себе отчёт в эффекте Трампа, когда речь заходит об эмоциональной геополитике Европы. Хотя европейцы не будут скорбеть по поводу поражения Трампа на выборах, его наследие будет ощущаться ещё очень долго после того, как он покинет Белый дом. Даже когда Байден будет пытаться оставить в прошлом изоляционизм и непредсказуемость администрации Трампа, ему будет мешать проводившаяся все эти годы политика, сделавшая Америку непостоянной, эгоистичной и слабой.

Сейчас появилась уникальная возможность возродить и трансформировать трансатлантический альянс, но этим шансом нельзя будет воспользоваться на фоне неубедительных обещаний восстановления могущества в биполярном мире. Нужно новое трансатлантическое мышление, основанное на общем понимании, что альянса между США и Европой недостаточно для перестройки мира. Когда-то Леонард Коэн пел о том, что «туман не оставляет рубцов / на тёмно-зелёном холме». Однако наш опрос показывает, что Трамп не был туманом; он оставил рубцы. И президентство Байдена будет обезображено этими шрамами.

European Council on Foreign Relations

Европеец в Вашингтоне Трампа
Иван Крастев
При администрации Трампа американцы утратили веру в свою исключительность. Не только президент, но и поколение милленниалов (большинство их противники Трампа) больше не разделяют мнение, будто Америка — «незаменимая страна», имеющая моральный долг обезопасить мир ради процветания в нем демократии.
Подробнее