16.12.2021
Прогрессирующая дисфункция НАТО: сдерживание России и украинский блеф
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Мэттью Кросстон

Профессор Американского военного университета, директор Школы безопасности и глобальных исследований.

Потребность НАТО сохранять призрак врага (Советский Союз теперь под флагом Российской Федерации) демонстрирует, как военная организация, неспособная к адаптации, страдает от прогрессирующей дисфункции: она рада выставлять Россию в качестве единственного настоящего противника, но ни в коем случаем не хочет вступать с ним в реальный конфликт.

Вопли по поводу Украины достигли максимального накала в США:

  • The New York Times обсуждает слова украинских военных о том, что российское вторжение их уничтожит.
  • CNN сообщает, что Байден обещал удушающие санкции в случае российского вторжения.
  • Military.com главную тему на своем сайте посвящает тому, как будут мобилизованы вооружённые силы США, если Россия атакует.
  • CBS, NBC и Vox ежедневно сообщают о неминуемом вторжении, потому что Россия мобилизует свои войска.
  • The Hill предупреждает, что в случае вторжения России последует «шок и трепет» (со стороны Запада).

Если вы не специалист по России и не интересуетесь международной политикой, то придёте к однозначному выводу: мир на грани Третьей мировой войны, а напряжённость достигла уровня, невиданного со времён Карибского кризиса начала 1960-х годов. Реальность заключается в том, что Запад с открытыми дипломатическими глазами очередной раз идёт под российскую косу, и многообещающие заявления без всякой конкретики закончатся тем, что Россия приобретёт больше влияния и доверия, не открывая стрельбу и не запуская ракет. Потребность НАТО сохранять призрак врага (Советский Союз теперь под флагом Российской Федерации) лишь демонстрирует, как военная организация, неспособная к адаптации, страдает от прогрессирующей дисфункции: она рада выставлять Россию в качестве единственного настоящего противника, но ни в коем случаем не хочет вступать с ним в реальный конфликт. Хуже всего то, что Путин знает это (и, наверное, потому всегда самодовольно ухмыляется, беседуя лично с президентом Байденом или говоря о позиции Соединённых Штатов).

Высокое напряжение
Фёдор Лукьянов
Происходящее сейчас вокруг отношений России и Украины, а точнее – отношений России и США в связи с Украиной, может оказаться серьёзной вехой европейской истории после окончания холодной войны.
Подробнее

В преддверии конфликта обычно возникает две диаметрально противоположных точки зрения. Случай с Украиной не исключение. Проблема в том, насколько безответственно Запад продвигает точку зрения США/НАТО, ни на минуту не задумываясь, в чём заключается точка зрения России. Это фундаментальная ошибка государственной политики, и перечисленные выше респектабельные СМИ должны это понимать. Чего пока не происходит. Подобные журналистские организации не совершают таких ошибок по незнанию. Скорее их совершают, когда одна из сторон абсолютно не озабочена реальным конфликтом, ей важно продвигать определённое восприятие в обществе – например, насколько опасным может оказаться конфликт. Почему Запад хочет, чтобы общество было встревожено? Если говорить просто, из чувства самосохранения. Не потому, что Западу грозит потенциальный ядерный апокалипсис, а с точки зрения самосохранения главного оборонного института холодной войны – НАТО. Опасения по поводу Украины, реальные или воображаемые, поддерживают актуальность НАТО.

Североатлантический альянс необходим – в этом он стремится убедить мир с момента окончания холодной войны и поэтому поддерживает образ России как старого советского волка.

Разрешите задать вопрос скептикам: почему Россия предположительно должна напасть на Украину? Простой поиск по новостям в Google предложит любознательным десятки статей о вероятности вторжения. Но в этом потоке новостей есть нечто странное: в статьях отсутствует позиция России, которая по идее должна подталкивать к конфликту. В результате меня постоянно атакуют встревоженные граждане с вопросом: когда Россия нападёт на Украину, но они никогда не спрашивают, почему она это сделает. Такое отсутствие интеллектуальной деятельности в дискуссии об Украине показательно. Мне приходится неуклюже отвечать, потому что Путин, как шоумен, всегда готовый прямо говорить с западными СМИ, с самого начала предупреждал: если Запад не хочет видеть военного конфликта на Украине, он должен просто заставить украинское правительство прекратить попытки втянуть Запад в противостояние с Россией. Путин также говорит, что НАТО должно перестать забивать головы украинских лидеров ложными надеждами и пустыми обещаниями, потому что он знает – да и Байден тоже, – что невозможна ситуация, при которой американские солдаты будут направлены на Украину защищать украинскую территорию. Мы уже это проходили, разве нет? Крым, помните?

Нельзя забывать, что выросло уже целое поколение, а Россия по-прежнему пытается дать отпор одной инициативе НАТО за другой, потому что альянс постоянно изображает Россию в качестве главного противника, которого нужно сдерживать и который идентифицирует себя как актор, идеально подходящий для этой цели. Самая противоречивая из этих инициатив, с точки зрения Москвы, – это расширение НАТО на восток, к физическим границам Российской Федерации. Поэтому когда украинские лидеры разыгрывают карту с угрозой «российского вторжения» для оправдания приглашения натовских войск на Украину, понятно, почему Путин воспринимает это как прямое приглашение угрожать России. Кажется абсурдным, но я уверен, что большинство на Западе согласится: Россия отнесётся к «нашествию» натовцев на востоке Украины так же, как Америка – к созданию лагерей транснациональной террористической организации в Мексике, у юго-западных границ США.

Это не значит, что Россия воспринимает НАТО как террористическую организацию. Речь скорее о структурной миссии самого альянса – антироссийской и о его неспособности развиваться после окончания холодной войны.

Это подходящая аналогия, поскольку как Соединённые Штаты воспримут такую группировку на границе с Мексикой как прямую угрозу, антиамериканскую по своей сути, так и Россия воспринимает НАТО. Потому что единственный способ для альянса обеспечить свою легитимность – добиться, чтобы Россию рассматривали как угрозу, которую необходимо сдерживать.

Именно поэтому нынешняя шумиха в мейнстримных СМИ так опасна: НАТО хочет демонстрировать свою значимость, но не хочет воевать. Потребность альянса во влиянии и релевантности генерирует обещания, которые не будут выполнены. Заявления о том, что натовские солдаты будут защищать Украину, к сожалению для Киева, имеют фигуральный, а не буквальный смысл.

Кажется, что западным новостным СМИ вполне удобно игнорировать эти факты, но есть ещё Путин. Как признают лучшие специалисты по стратегии сдерживания, блеф перестаёт быть блефом, если другой игрок за столом знает, что у вас нет четвёртого туза. Когда дело касается Украины, Запад красиво говорит, но НАТО не хочет биться за неё насмерть. Однако можем ли мы быть уверены, что Россия чувствует то же самое?

Россия и расширение НАТО: обещать – не значит гарантировать?
Светлана Савранская, Фёдор Лукьянов
Распространение западного влияния, в том числе военного, дошло до Украины. Россия заявляет: это – «красная линия», ответ на её пересечение будет силовой. На планирующейся встрече стран НАТО с Россией обсудят обеспокоенность РФ по поводу расширения альянса. Чего стоят устные гарантии нерасширения? Об этом Фёдор Лукьянов поговорил со Светланой Савранской в интервью для «Международного обозрения».
Подробнее