02.01.2022
Берлин ожидает от Москвы и Вашингтона прорыва в контроле над ядерными вооружениями
Валдайские записки
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Ханна Нотте

Старший внештатный исследователь в Центре исследований в области нераспространения им. Джеймса Мартина.

Международный дискуссионный клуб «Валдай»

Паникёры, предсказывавшие резкие изменения в подходе Берлина к контролю над ядерными вооружениями и сдерживанию, ошиблись. Коалиционное соглашение нового правительства делает упор на преемственность, а не на перемены. Германия поддерживает НАТО как ядерный альянс и оставляет будущее нестратегического ядерного оружия в Европе в руках Москвы и Вашингтона. Надолго ли?

Немецкое «светофорное» коалиционное правительство приступило к исполнению своих обязанностей в начале декабря 2021 года на фоне крайне нестабильной ситуации в области международной безопасности и контроля над вооружениями. В то время как весь мир сосредоточен на угрозе войны между Россией и Украиной, европейские столицы не менее пристально следят за переговорами о стратегической стабильности между США и Россией и готовящимся к выходу Обзором ядерной политики администрации Байдена. На этом фоне коалиционное соглашение правительства Германии включало в себя тщательно выверенные формулировки – вероятно, активно дискутировавшиеся Социал-демократической партией (СДПГ), «Зелёными» и либеральной Свободной демократической партией (СвДП) – относительно будущей роли Германии в ядерной политике НАТО. Те в Вашингтоне и европейских столицах, кто ранее беспокоился о выходе Германии из системы ядерного сдерживания НАТО, вероятно, почувствовали облегчение, прочитав этот документ. Хотя коалиционное соглашение является лишь первой отправной точкой для будущей внешней политики Германии, контуры подхода Берлина к контролю над ядерными вооружениями кажутся довольно ясными: новое правительство будет поддерживать унаследованные инициативы по укреплению ядерного разоружения и планирует наблюдать за предстоящей встречей государств – участников Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО), но российско-американские двусторонние переговоры продолжают рассматриваться как главное средство сокращения нестратегических ядерных вооружений в Европе.

Неуловимая концепция в процессе становления
Ханс-Йоахим Шпангер
Стратегическая автономия ЕС как цель становится эталоном для мер политики и постепенно набирает вес. До воплощения пока не дошло, но ни партнёры, ни противники не должны воспринимать такие усилия как пустую болтовню.
Подробнее

 

Коалиционное соглашение

Система ядерного сдерживания НАТО включает около 100 нестратегических ядерных гравитационных бомб B61, размещённых США в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Их использование в военное время требует разрешения президента США и использования союзных самолётов с двойным потенциалом и пилотов.

На фоне общей неопределённости относительно продолжающейся готовности или неготовности Германии участвовать в этой системе коалиционное соглашение всё-таки дало важные подсказки: оно подчеркнуло приверженность Германии НАТО как центральной парадигме европейской безопасности и пообещало приобретение способных нести ядерное оружие самолётов взамен устаревших истребителей Tornado. Кроме того, в документе объявляется о намерении Германии участвовать в качестве наблюдателя во встрече государств – участников Договора о запрещении ядерного оружия, содержится призыв к «наступательной политике в области разоружения», заявляется о поддержке следующего соглашения по СНВ и американо-российских переговоров о «полном разоружении на субстратегическом уровне» и содержится призыв к более активному вовлечению Китая в контроль над ядерными вооружениями.

 

В НАТО опасаются резких поворотов в политике Германии

В столицах стран НАТО в течение нескольких месяцев с тревогой наблюдали за переговорами о формировании нового правительства Германии, учитывая предыдущие позиции партнёров по коалиции относительно совместного использования ядерного оружия (то есть размещения на своей территории ядерного оружия передового базирования и участия в развёртывании самолётов двойного назначения НАТО). Выступая на конференции в Берлине 19 ноября 2021 года, всего за несколько дней до публикации коалиционного соглашения, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг ясно дал понять, что он «рассчитывает» на сохранение Германией приверженности ядерной стратегии НАТО. Он предупредил, что «альтернативой в итоге легко может стать ядерное оружие в других странах Европы, в том числе к востоку от Германии». Между тем другие члены НАТО нервничали из-за того, что предполагаемый отход Германии от совместного размещения ядерного оружия может вызвать эффект домино среди других союзников НАТО, включая Бельгию и Нидерланды. Эти опасения усугублялись предстоящим выходом Обзора ядерной политики администрации Байдена и возможностью того, что заявление о «единственной цели» или «неприменении первым» может ослабить доверие к расширенному ядерному сдерживанию в Европе.

Ясно, что у союзников по НАТО были причины для беспокойства. Прошлой весной предложение тогдашнего министра обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр о замене немецкого парка Tornado на 90 истребителей Eurofighter и 45 американских самолётов F-18 (30 из которых в состоянии нести ядерное оружие) было оспорено видными социал-демократами. По словам немецкого учёной Пии Фурхоп, позиции в немецких дебатах можно грубо разделить на три лагеря: «аболиционисты» (часть СДПГ и «Зелёных», плюс Левая партия) намерены прекратить участие Германии в совместном использовании ядерного оружия, поскольку, по их мнению, ядерное сдерживание – это принципиально ошибочная политика; «осторожные прогрессисты» (часть СДПГ и «Зелёных»), признающие необходимость в той или иной форме ядерного сдерживания в Европе, критикующие любые односторонние жесты Германии, но при этом непреклонные в отношении достижения реального прогресса в вопросах ядерного разоружения; наконец, «сторонники совместного использования ядерного оружия» из консервативной ХДС/ХСС и СвДП.

Это отсутствие консенсуса в Германии ещё больше усугубляется расхождениями между теми, кто понимает ядерное оружие как козырь для политического торга, и теми, кто видит в нём реальный инструмент ведения войны.

В результате некоторые отвергают вклад Германии в развёртывание самолётов двойного назначения, но поддерживают политическое участие Берлина в консультативных механизмах в области совместного использования ядерного оружия.

Учитывая разногласия внутри правящей сейчас коалиции СДПГ и «Зелёных», формулировка в коалиционном соглашении о совместном использовании ядерного оружия не выглядела чем-то неизбежным. Всего несколько недель назад один видный социал-демократ подтвердил, что он хочет, чтобы B61 «покинули страну» и чтобы был установлен мораторий на четыре-пять лет на замену Tornado. Правда, в соглашении используются довольно туманные формулировки. В нём говорится, что Германия проведёт процесс закупки и сертификации новых истребителей с целью сохранения участия Германии в совместном использовании ядерного оружия, но не содержится явных обещаний их участия в задачах НАТО по сдерживанию. Тем не менее наблюдатели в столицах стран НАТО, по-видимому, вздохнули с облегчением, сочтя эти формулировки достаточно обязывающими.

 

Политика Германии в области контроля над ядерными вооружениями и разоружения

На этом фоне, судя по недавним заявлениям немецких официальных лиц, будущие усилия Берлина в области контроля над ядерными вооружениями и разоружения будут иметь четыре характерных черты.

Во-первых, Германия, в соответствии с парадигмой, которая в значительной степени определяла дебаты в обществе и позицию правительства в течение последнего десятилетия, продолжает рассматривать соглашение о контроле над вооружениями, основанное на взаимных обязательствах Москвы и Вашингтона, как главное средство добиться сокращения нестратегических ядерных вооружений в Европе. Вместо того чтобы предпринимать радикальные односторонние шаги (например, превентивный отказ от совместного использования ядерного оружия), Берлин будет поддерживать двусторонние переговоры между Россией и США по новому соглашению, которое в идеале должно включать и нестратегическое ядерное оружие. В контексте таких переговоров продолжающееся присутствие B61 в Европе рассматривается как козырная карта США в торге с Москвой. При этом участники дебатов предпочитают не углубляться в вопрос о том, как конкретно может выглядеть реальный контроль над вооружениями, включающий в себя нестратегическое ядерное оружие и как эти системы могут быть связаны с другими элементами ныне желаемого Россией «нового уравнения безопасности». Поиски квадратуры этого круга они оставляют России и США.

Во-вторых, новое правительство Германии, как и предшествующее, не питает иллюзий относительно того, что Китай, Францию и Британию, также признаваемые ядерными державами в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия, можно убедить сократить свои арсеналы в ближайшее время. Осторожное предложение в коалиционном соглашении «вовлечь» Китай в контроль над ядерными вооружениями указывает на вероятное продолжение более широкой тактики балансирования в отношении Пекина, который в Берлине называют одновременно партнёром, конкурентом и соперником. Между тем жёсткие формулировки коалиционного соглашения в поддержку НАТО как «незаменимой основы безопасности Германии» в сочетании с отсутствием ссылки на идею европейской армии предполагают, что стремление к большему европейскому «стратегическому суверенитету» не обязательно равнозначно большей восприимчивости к французскому предложению европейцам принять участие во французских ядерных учениях. Ларс Клингбайль, новый соруководитель СДПГ, ранее отверг ещё более смелое предложение ХДС о расширении германо-французского сотрудничества в области ядерного сдерживания как «опасное и абсурдное».

Прогрессирующая дисфункция НАТО: сдерживание России и украинский блеф
Мэттью Кросстон
Потребность НАТО сохранять призрак врага (Советский Союз теперь под флагом Российской Федерации) демонстрирует, как военная организация, неспособная к адаптации, страдает от прогрессирующей дисфункции: она рада выставлять Россию в качестве единственного настоящего противника, но ни в коем случаем не хочет вступать с ним в реальный конфликт.
Подробнее

В-третьих, предполагаемые шаги Германии в направлении Договора о запрещении ядерного оружия, вероятно, предназначены, чтобы смягчить негативную реакцию по поводу замены Tornado со стороны антиядерных групп СДПГ и «Зелёных». Несмотря на оговорку о том, что Германия планирует наблюдать за встречей государств – участников Договора о запрещении ядерного оружия «в свете результатов Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)» и «в тесном взаимодействии» со своими союзниками, похоже, что Германия будет придерживаться заявленной прогрессивной позиции, хотя и не присоединится к ДЗЯО, пока НАТО остаётся ядерным альянсом. Некоторые представители экспертного сообщества Германии уже давно призывают Берлин и другие европейские столицы к конструктивному взаимодействию с Договором о запрещении ядерного оружия. Невзирая на критическое отношение НАТО к заигрыванию союзников с ДЗЯО, компромиссные формулировки коалиционного соглашения о ядерном сдерживании и разоружении, вероятно, на время успокоят опасения как «ястребов», так и «пацифистов».

В-четвёртых, призывы правительства к «наступательной политике в области разоружения» и к тому, чтобы Германия играла «ведущую роль в укреплении международных инициатив в области разоружения и режимов нераспространения», свидетельствуют о поддержке Берлином таких традиционных направлений работы, как Стокгольмская инициатива и Инициатива по нераспространению и разоружению. В середине декабря, всего через неделю после своего назначения на пост министра иностранных дел Германии, Анналена Бербок принимала участие в пятой встрече министров в рамках Стокгольмской инициативы. Она заявила, что пора положить конец затяжной патовой ситуации в области ядерного разоружения. Далее она предположила, что Стокгольмская инициатива может послужить «мостом» в преддверии предстоящей Конференции по рассмотрению действия ДНЯО, поскольку она объединяет государства, «стремящиеся вдохнуть новую жизнь и энергию в усилия по ядерному разоружению». В других областях новое правительство Германии также, вероятно, будет стремиться к преемственности, а не к переменам, поддерживая усилия по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) с Ираном, а также диалог о влиянии новых неядерных подрывных технологий на стратегическую стабильность.

Новая администрация США: чего ждать в военно-стратегической сфере
Константин Богданов, Давид Гендельман, Павел Карасев, Илья Крамник, Алексей Куприянов, Фёдор Лукьянов
Каковы приоритеты новой администрации США в области военного строительства? Как изменится внешняя политика и к чему готовиться в плане кибербезопасности при Байдене? Об этом поговорили участники круглого стола «Новая администрация США: чего ждать в военно-стратегической сфере». С Константином Богдановым, Давидом Гендельманом, Павлом Карасевым, Ильёй Крамником, Алексеем Куприяновым побеседовал Фёдор Лукьянов.
Подробнее

 

Преемственность превыше изменений

Паникёры, предсказывавшие резкие изменения в подходе Берлина к контролю над ядерными вооружениями и сдерживанию, ошиблись. Коалиционное соглашение правительства делает упор на преемственность, а не на перемены.

Германия поддерживает НАТО как ядерный альянс и оставляет будущее нестратегического ядерного оружия в Европе в руках Москвы и Вашингтона. Хотя приверженность Германии развёртыванию самолётов двойного назначения уравновешивается запланированным взаимодействием с Договором о запрещении ядерного оружия и разнообразными усилиями по укреплению ядерного разоружения, весьма сомнительно, что Германия может позволить себе достаточную политическую гибкость и компромиссы, необходимые для настоящего «наступления в области разоружения».

Полное отсутствие ядерной проблематики (кроме СВПД) в инаугурационной речи Бербок разочаровало тех, кто надеялся на большее от «светофорной коалиции». Однако стоит иметь в виду, что коалиционное соглашение является лишь отправной точкой для внешней политики нового правительства Германии. Многое будет зависеть от динамики внутри коалиции, отношений между различными лагерями по проблеме ядерного оружия и, конечно же, от более широкого контекста отношений между Россией и НАТО и между Германией и Россией, которые в настоящее время очень волатильны и нестабильны.

Международный дискуссионный клуб «Валдай»
Российско-германские отношения – сложный феномен
Фёдор Лукьянов
В Германии приступает к работе новое правительство. Неожиданностей нет, три партии – социал-демократы, либералы и «зелёные» – договорились так, как, собственно, и должны были договориться. Ждать ли нам перехода ещё на одну ступеньку вниз в связях с Германией, которые и так весьма запутались?
Подробнее