21.08.2007
Американская ПРО и альтернатива Путина
№4 2007 Июль/Август

Сложности и противоречия, возникшие в связи с
системой противоракетной обороны (ПРО), которую США намереваются
развернуть в Центральной Европе, в полной мере проявились на
июньском саммите «Большой восьмерки» в Хайлигендамме. Накануне
российский президент Владимир Путин вызвал серьезную озабоченность
Вашингтона и европейских столиц, пригрозив нацелить российские
ракеты на Старый Свет в ответ на размещение элементов американской
ПРО в Польше и Чехии. Назревавший конфликт на грани
военно-политической конфронтации, казалось, должен был стать
центральной темой встречи в Германии. Но этого не произошло.

7 июня Владимир Путин предложил грамотное техническое
и политическое решение, возможность которого заранее могла быть
предусмотрена Пентагоном: использовать базирующуюся в Азербайджане
Габалинскую РЛС раннего предупреждения ракетных пусков. С точки
зрения России, это самое удобное место расположения крупного радара
– важнейшего элемента противоракетной обороны как для России, так и
для Америки и Европы.

Учитывая географические координаты азербайджанской
станции, очевидно, что она имеет ряд преимуществ по сравнению с
планируемыми объектами в Польше (10 противоракет) и Чешской
Республике (радар). Эта РЛС позволяет «прикрыть» всю Европу,
включая ее юго-восток. При этом радар в Азербайджане не способен
засечь пуски российских баллистических ракет, которые в случае
войны с Америкой проследует через Северный полюс в сторону
Соединенных Штатов.

В связи с размещением элементов ПРО в Польше и Чехии
возник вопрос, кто именно нуждается в защите от нападения
предполагаемого агрессора. В том, что американский план не
«закрывает» всю Европу, многие его критики с самого начала увидели
очевидное противоречие – почему Соединенные Штаты решили защитить
одни европейские страны, а другие нет.

Кроме того, даже если в ходе предполагаемого
конфликта США с Ираном американские перехватчики смогут поразить
ракеты противника, их остатки, скорее всего, упадут на территорию
России. Азербайджанская РЛС позволит предотвратить подобные
последствия.

ЗАЩИТИТ ЛИ ПРО САМУ АМЕРИКУ?

При обсуждении темы ПРО слово «защита» нуждается в
кавычках. Дело в том, что противоракетные системы, размещаемые на
Аляске и в Калифорнии, до сего времени в рамках реалистичного
военного сценария не смогли доказать свою способность защитить
территорию самой Америки.

Ведь при таком сценарии не следует исключать, что
противник нанесет одновременные ракетные удары с разных
направлений, используя ракеты-ловушки и ракеты с разделяющимися
боеголовками. Уничтожить ракету, легко преодолевающую 15 тысяч миль
в час, все равно что во время игры в гольф попасть в лунку, которая
мчится с такой же скоростью. А если противник применяет ловушки и
другие средства, то это равносильно еще сотням мнимых лунок на
поле, когда игрок просто не в состоянии определить, куда ему
целиться.

Понимая это, Пентагон намеренно «занизил планку»
возможного ракетного нападения Ирана или Северной Кореи, якобы
способных обойтись одной-двумя ракетами и без использования
ловушек.

Что касается ловушек и других противосредств,
испытание ПРО, проведенное 1 сентября 2006 года, было весьма
показательным. Цель сбили, и глава Агентства США по противоракетной
обороне генерал-лейтенант Генри Оберинг поспешил объявить об
«абсолютном успехе». Но тест проводился без использования ловушек и
стал одним из самых простых за весь период существования программы.
Даже на первом испытании по поражению ракеты вероятного противника
в октябре 1999-го в качестве ловушки фигурировал лишь один большой
шар. В тех же условиях прошли и последующие четыре испытания. Как
известно, во время двух из них американская «машина-убийца»
промахнулась мимо цели.

Оба других теста проводились в 2002 году уже с
использованием трех воздушных шаров-ловушек (один большой и два
поменьше), что усложняло локализацию «реальной» ракеты противника.
Это была пара единственно успешных испытаний. (По большому счету 6
из 12 испытаний провалились.) И вот теперь, четыре года спустя,
Пентагон решил вернуться к самому примитивному варианту. Вероятно,
не слишком надеясь на успешное проведение теста с ловушками и
другими противосредствами, посчитали необходимым повторить
программу десятилетней давности.

Выступая на слушаниях сенатского Комитета по
вооруженным силам, адмирал Тимоти Китинг заявил, что последнее
испытание было «проведено не до конца». А когда сенатор Карл Левин
попросил его объяснить, что это значит, адмирал ответил: «Нам было
известно все о нашей цели – время пуска, азимут, траектория и
прочее, но при столкновении с реальным противником мы не сможем
располагать подобной информацией». Китинг также назвал проводимые
испытания «тестами открытой книги».

Решая проблемы национальной безопасности,
американские политики и военные склонны доверять лишь
технологическому прогрессу. В сфере высоких технологий Соединенные
Штаты, безусловно, добились выдающихся успехов, мы располагаем
самой совершенной боевой техникой в мире. Но, уповая исключительно
на высокие технологии, мы оставляем без внимания долгосрочные
военно-политические проблемы, надеясь, что прогресс оградит нас от
общения с реальным противником. Иногда за это приходится платить
слишком высокую политическую и экономическую цену. Мы поддаемся
опасным иллюзиям в отношении собственных военных возможностей и не
учитываем всех тонкостей сложного мира, в котором живем.

В 1999-м министр обороны США Уильям Перри предпринял
ряд успешных шагов, чтобы убедить Северную Корею отказаться от
производства баллистических ракет. Уже тогда стало ясно, что лучший
способ общения с Пхеньяном – это дипломатия, а не
военно-технологический шантаж. Администрация Джорджа Буша долгие
годы не разделяла этих убеждений и продолжала угрожать Северной
Корее. И только сейчас она в той или иной степени вынуждена
согласиться с мудростью Перри.

УТОПИЯ ЧИСТОЙ ВОДЫ

Еще до саммита «Большой восьмерки» и встречи
президентов Буша и Путина в Кеннебанкпорте (июль с. г.) влиятельные
представители Пентагона и Государственного департамента выступили с
заявлениями, в которых призвали Россию к сотрудничеству в создании
совместной ПРО. Но насколько реальны эти благие пожелания?

25 лет назад президент США Рональд Рейган тоже
предлагал делиться с Москвой данными противоракетной обороны, но
этим планам так и не было суждено осуществиться. Одновременно
Вашингтон, по существу, блокировал программу RAMOS (Russian
American Observation Satellite), Пентагон изощрялся в
бюрократических проволочках, чтобы ее остановить. Затем была широко
разрекламирована Программа Нанна – Лугара по совместному уменьшению
угрозы, которая вступила в силу в 1993 году. Целью ставилось помочь
бывшему Советскому Союзу обеспечить собственную безопасность и
безопасность остального мира путем демонтажа огромных запасов
ядерного, химического и биологического оружия, а также средств его
доставки.

В первые годы действительно удалось достичь
результатов, но впоследствии эта деятельность была, по сути,
парализована администрацией Буша.

Управление стратегическими ракетными войсками США не
посвящает в свои планы даже американский Конгресс. Поэтому было бы
удивительно, если бы данными об объектах ПРО в Европе Пентагон
начал делиться с Россией. Ведь это откроет русским «ахиллесову
пяту». Москва убедится в том, что система ненадежна, уязвима,
технически несовершенна и не способна защитить европейский
континент от вероятного ракетного нападения. Но без предоставления
объективной информации о возможностях ПРО российские военные не
смогут доверять американским партнерам.

Российские военные прекрасно понимают, что в рамках
реалистического военного сценария американская ПРО, развернутая на
Аляске и в Калифорнии, не способна защитить территорию Соединенных
Штатов. Также и противоракетные системы и радары, которые
планируется разместить в Польше и Чехии, не защитят Европу от
возможной ракетной атаки, в том числе со стороны Ирана или Северной
Кореи, если они смогут создать современные баллистические
ракеты.

В российском арсенале так много межконтинентальных
баллистических ракет, что они легко преодолеют самую современную
противоракетную оборону. Здравомыслящие люди в Америке это давно
поняли. Еще в 1970-м Конгресс закрыл дорогостоящий проект
SAFEGUARD, получив неопровержимые доказательства того, что СССР без
особого труда пробьет этот щит, причем решение было принято на
следующий день после того, как Пентагон объявил о готовности
системы к развертыванию.

Тем не менее, зная, что российские межконтинентальные
баллистические ракеты (усовершенствованные РС-24 и те, которые
состояли на вооружении прежде) преодолеют самую совершенную
американскую противоракетную оборону, Владимир Путин выступает
против развертывания ПРО в Центральной Европе. Он руководствуется
не техническими, а военно-политическими соображениями.

У Москвы появилось ощущение, что, размещая военные
базы на территории бывших советских республик, продвигая НАТО на
восток, устанавливая противоракетные установки в Польше и Чехии,
США окружают Россию. И это дает Кремлю не только право создавать
новые системы вооружения, но и определенные моральные основания
попытаться восстановить подобие бывшей советской империи. Но если
между Россией и Америкой вновь развернется гонка вооружений,
ответственность ляжет на Соединенные Штаты. Ведь именно Вашингтон
затеял эту опасную игру.

США создают абсурдную ситуацию.

Во-первых, Америка предлагает Европе фикцию,
неработающий проект. Разумеется, Польша и Чехия могут потратить
миллионы долларов на пресловутый противоракетный щит. Объяснения
чиновников Пентагона до сих пор казались Варшаве и Праге
убедительными. И лишь спустя какое-то время поляки и чехи поймут,
что главные вопросы американцам они так и не задали.

Во-вторых, на их территориях предлагается воздвигнуть
щит против несуществующего противника. Неужели лидеры Ирана либо
Северной Кореи, сколь одиозными они бы ни были, настолько
безрассудны, чтобы нанести ракетный удар по Европе? Американские
военные стратеги исходят из того, что технические возможности
Тегерана или Пхеньяна позволяют выпустить всего лишь одну-две
ракеты. Но это бессмысленно! До какой степени глупости нужно дойти,
чтобы решиться на такой шаг и вызвать массированный ответный удар.
Пытаться же шантажировать Европу либо Америку, угрожая одной-двумя
ракетами, – полный нонсенс.

Однако ситуация может оказаться гораздо серьезнее,
если Россия в ответ на американские действия выйдет из Договора о
ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Подобная
чудовищная ошибка повлечет за собой тяжелейшие последствия. Такой
шаг России лишь даст Ирану и Северной Корее повод для того, чтобы
создавать собственные ракеты. Последует новый очень опасный виток
гонки вооружений, в которую, помимо США и России, будут втянуты
такие страны, как Сирия, Саудовская Аравия и многие другие.

В системах противоракетной обороны и России, и
Америки слишком много уязвимых мест. Они вряд ли заинтересованы в
том, чтобы в мире расширялись арсеналы новых наступательных
вооружений. Допуская возможность выхода России из Договора по РСМД,
начальник Генерального штаба ВС РФ Юрий Балуевский наверняка
понимает, чем чреват такой ход событий.

ПЕРЕТЯГИВАНИЕ КАНАТА В ОЖИДАНИИ ВЫБОРОВ

Но сейчас, похоже, никто не задумывается о
последствиях. Между Россией и США идет политическое перетягивание
каната.

На саммите «Большой восьмерки» Владимир Путин
предлагает совместно использовать Габалинскую РЛС, советует
Соединенным Штатам разместить объекты противоракетной обороны в
Турции, в Ираке (иракское правительство тут же отмахнулись от этих
планов, ссылаясь на угрозу со стороны исламских боевиков), создать
новые установки морского базирования. Затем на встрече с
президентом Джорджем Бушем в Кеннебанкпорте он развивает
инициативу, вводя в круг возможных совместных объектов строящуюся
станцию неподалеку от Армавира. И все только ради того, чтобы не
допустить появления ПРО на стратегически важном для России западном
направлении.

Джордж Буш незамедлительно выразил поддержку идее
активного американо-российского сотрудничества в сфере ПРО. Однако
последующие выступления официальных лиц дезавуировали высказывание
президента. Министр обороны США Роберт Гейтс на встрече со своим
российским коллегой Анатолием Сердюковым в середине июня сказал,
что вопрос о сотрудничестве по ПРО «даже не поднимался». Вскоре
государственный секретарь Кондолиза Райс заявила, что ПРО будет
развернута в Польше и Чехии в любом случае, вне зависимости от
желания либо нежелания России.

Одновременно целая армада американских специалистов
начала доказывать, что РЛС в Азербайджане не сможет выполнять те же
функции, что противоракетные системы в Европе. Мол, ввиду ее
слишком близкого расположения к Ирану, она в состоянии лишь
отслеживать ранние пуски ракет, но не давать команды на поражение
целей.

В конечном итоге американские лидеры заявили, что
Габалинская РЛС – неплохое дополнение к системам ПРО в Польше и
Чехии, но не более того. Решено продолжить переговоры осенью в
составе «четверки» – двух руководителей внешнеполитических ведомств
и двух министров обороны.

Если Соединенные Штаты все же примут предложенный
Путиным план (что маловероятно) или если переговоры затянутся, то
сроки, отведенные американской администрацией для развертывания ПРО
в Восточной Европе, могут быть превышены. Буш полон решимости
осуществить свой план, пока он остается хозяином Белого дома. Его
устремлений, однако, не разделяет Конгресс, на чью оппозицию планам
по развертыванию ПРО возлагает надежды Кремль. Палата
представителей уже серьезно урезала соответствующие ассигнования,
теперь слово за Сенатом.

Если обе страны признают, что в условиях
реалистического военного сценария система не будет работать, какой
смысл в сотрудничестве по созданию противоракетного щита? А если
они не признают этот очевидный факт, то тогда у российских военных
будет усиливаться подозрение, что развертывание американской ПРО в
Центральной Европе предназначено для противостояния России. И
Москва уже не на словах, а на деле начнет направлять баллистические
ракеты в сторону Европы и принимать другие «асимметричные»
ответы.

В результате создание бессмысленной, неэффективной
системы чревато серьезным конфликтом. Как избежать его? Только
развивая сотрудничество в сфере сокращения ракетного арсенала,
готовя новый договор об ограничении стратегических вооружений, о
чем пришли к согласию президенты США и России в Кеннебанкпорте. И
делать это надо таким образом, чтобы подготовка стратегически
важного документа никак не увязывалась с переговорами о
сотрудничестве в области создания неработающей системы
противоракетной обороны.

Содержание номера
Ошибочная альтернатива в подходе к Пакистану
Даниел Марки
Сдерживание
России: назад в будущее?
Сергей Лавров
Новая эпоха противостояния
Сергей Караганов
Палестинский узел: ни развязать, ни разрубить
Георгий Мирский
Азербайджан: «без друзей и без врагов»
Сергей Маркедонов
Мнимое противоречие: территориальная целостность или право на самоопределение?
Тигран Торосян
Американская ПРО и альтернатива Путина
Филип Койл
Открытый код и национальная безопасность
Павел Житнюк, Виталий Кузьмичёв, Леонид Сомс
«Газовая ОПЕК» или другие формы взаимодействия?
Владимир Ревенков, Владимир Фейгин
Пакистанская рулетка
Владимир Овчинский
Мораль и конфронтация
Фёдор Лукьянов
Преодолевая стереотипы
Андрей Давыдов
Индийский марш
Сергей Лунёв
Николя Саркози: прагматизм и преемственность
Юрий Рубинский
Гордон Браун: моралист у власти
Александр Терентьев
«Не стесняться имперского прошлого»
Эмманюэль Тодд
Возвращение великих авторитарных держав
Азар Гат
Россия и Запад: наши разногласия
Константин Косачёв
Россия как «другая Европа»
Иван Крастев
Свобода от морали. Что ценит современная Россия?
Светлана Бабаева