Германии нужна еще одна сильная страна в Европе

22 мая 2015

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Германия нуждается еще в одной сильной стране, которая будет служить ее противовесом и партнерство с которой легитимирует ее политический рост, считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Германия нуждается еще в одной сильной стране, которая будет служить ее противовесом и партнерство с которой легитимирует ее политический рост, считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Поиск противовеса

"Одной из проблем для Германии становится то, что она просто стала слишком сильной, а точнее — что все остальные стали слишком слабыми. Сегодня Франция в силу своих внутренних проблем, в силу кризиса лидерства попросту не выполняет ту функцию, которую она выполняла. Самое главное — это проблема для Германии, потому что Германии в силу прошлого необходима страна, которая легитимирует ее рост", — сказал в понедельник Лукьянов в ходе инаугурационной лекции в качестве профессора-исследователя факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

По мнению эксперта, в противном случае "германский рост" будет вызывать все больше и больше опасений у остальных европейских стран.

Он добавил, что одним из факторов, напрямую влияющих сегодня на отношение Берлина к Москве, является именно изменение баланса сил в Европе и потребность ФРГ найти внешний противовес после "утраты" Франции.

"В этих условиях, как ни удивительно, учитывая историю польско-германских отношений, намного большее значение приобретает Польша как страна, во-первых, очень активная, во-вторых, достаточно большая и экономически вполне успешная. И вот эта необходимость найти партнера, который одновременно легитимировал бы лидерство, ведет, как мне кажется, к сближению с Польшей", — сказал он.

Лукьянов отметил, что опыт переосмысления и переработки своего прошлого первой половины XX века позволил Германии сегодня "ощущать моральное право занимать позицию в отношении других — поскольку считалось, что другие могут оценивать" политику других стран, "а немцы не могут в силу того, что они совершили в 20 веке".

Реальность давления США

 При этом, по мнению Лукьянова, полагать, что администрация США оказывает решающее влияние на действия Германии будет упрощением.

"Начинает складываться впечатление, что наше понимание процессов, которые идут в Германии, если брать публичную сферу, весьма далеко от истины. У нас часто можно слышать удивление, почему Германия после кризиса на Украине заняла именно такую позицию, весьма жесткую. Сейчас звучат такие "простые" попытки объяснить, наподобие того, что американская администрация и другие круги держат за горло германское руководство и конкретно канцлера Меркель и не дают ей действовать так, как она бы хотела. Это крайне упрощенное, мягко говоря, умозаключение", — считает эксперт.

По его мнению, отрицать "теснейшие атлантические связи, которые десятилетиями после Второй мировой войны культивировались и углублялись между США и Германией, глупо". Тем не менее, Лукьянов полагает, что в целом отношения Германии и США сложные и противоречивые.

"С одной стороны, Германия, понимая, что ее лидерство может вызывать разного рода эмоции у других стран, особенно тщательно подыскивает необходимость трансатлантического единства, с другой стороны — эмоции, которые породили скандалы с прослушкой, высылка из Берлина в прошлом году резидента ЦРУ — все это вносит серьезные диссонансы в отношения Вашингтона и Берлина", — пояснил Лукьянов.

РИА Новости

} Cтр. 1 из 5