№ 1 Январь/Февраль 2005
  • Цунами с политическими последствиями

    Вступительное слово главного редактора

  • Бизнес и безопасность

    Обычно к безопасности не относятся как к товару. Однако она имеет цену, которую правительства не в состоянии заплатить в одиночку. С угрозами глобальной безопасности — от терроризма до национальных катастроф — необходимо справляться за счет выхода на новый международный уровень партнерства государственного и частного секторов, осуществляемого под надзором ООН.

  • Распилить магнит?

    Без соревнования партий демократия теряет смысл, сводясь к бюрократическому или технократическому администрированию ради передела власти и собственности. Без подлинного плюрализма левых и правых лагерей диалог власти с обществом превращается в улицу с односторонним движением.

  • Оранжевый цвет буржуазии

    Постсоветские бюрократические революции начала XXI века – не народные восстания, сметающие общественный строй. Это новые версии буржуазных революций XVII—XVIII веков, когда наиболее активной части правящего класса становится тесно в рамках существующей системы.

  • Борьба за Украину: что дальше?

    Украина уже никогда не будет такой, какой она была до выборов 2004 года. Никогда не станут прежними и отношения между Москвой и Киевом. Самое неприятное чувство остается не оттого, что Россия проиграла эту баталию, а оттого, как быстро устали сражаться наши «воины». Между тем борьба продолжается.

  • Мораль американского реализма

    «Распространение» демократии, особенно путем насильственной смены режима, встретит серьезное сопротивление в мире. Страны, которые подозревают, что могут оказаться объектом такого обращения, вряд ли признают нравственное превосходство Америки.

  • Ирак: логика выхода из боевых действий

    Лучшая стратегия для США в Ираке сегодня – это выход из боевых действий. Вопреки привычному взгляду на вещи влияние США после вывода войск возрастет, и Вашингтону, весьма вероятно, удастся заложить основы для достижения вполне приемлемого уровня стабильности в Ираке. Почему? Потому что по географическим причинам в случае анархии в Ираке все остальные стороны окажутся гораздо более уязвимыми, чем сами Соединенные Штаты.

  • Спасут ли Россия и Германия Ближний Восток?

    Россия и Германия обладают уникальными возможностями для того, чтобы спасти инициативу по переустройству «расширенного» Ближнего Востока, изначально предложенную США. Шансы для воплощения в жизнь этого исторического плана стремительно убывают.

  • Иранский ключ к мировой стабильности

    От того, как будет урегулирован кризис, связанный с иранской ядерной программой, зависит не только будущее всего региона Ближнего и Среднего Востока. Это еще и важный тест на способность ведущих держав договариваться по вопросам мирового управления.

  • Россия – Япония: несостоявшийся прорыв

    В преддверии юбилея российско-японских отношений Москва разыграла хитроумный дипломатический гамбит. Токио был предложен территориальный компромисс, который был для него заведомо неприемлем. Но к этой болезненной теме все равно придется скоро вернуться.

  • Уроки Испанской империи

    Опора на природные богатства, как на основу развития, не только создает экономические проблемы, но и толкает власти к принятию неадекватных политических решений. Примеры легко найти не только в недавней, но и в довольно отдаленной истории.

  • Венесуэла: модель в миниатюре

    События в Венесуэле, одном из ключевых игроков на мировом нефтяном рынке, являются наглядным примером того, как наличие минеральных ресурсов служит не развитию экономики и процветанию народа, а амбициям правящей верхушки.

  • Стратегия развития миграционной политики в России

    Миграционная концепция есть, а миграционной стратегии нет – вот парадокс, в котором сосредоточена ныне основная российская проблема в области миграции.

  • Россия и ЕС: сближение на фоне разрыва?

    Взаимоотношения Россия – ЕС находятся в состоянии системного кризиса: количество накопившихся проблем переросло в качество, у обеих сторон отсутствуют стратегические цели.

  • Новый взгляд на Азию

    Вашингтонская система азиатских альянсов работала в годы холодной войны, но сегодня она не учитывает новую политическую реальность. Хотя нынешние шестисторонние переговоры по проблеме ядерной программы КНДР вызваны конкретной необходимостью, этот формат должен стать постоянным.

  • О мировом порядке XXI века

    Система мирового управления переживает кризис: институты и принципы, оставшиеся в наследство от прежней исторической эпохи, не соответствуют новым реалиям. Проблемы человечества невозможно решить в рамках существующих подходов.

  • Миф о моральном авторитете ООН

    Американцы относятся к Организации Объединенных Наций не как к какой-то непостижимой тайне, а как к организации, изобретенной шесть десятилетий тому назад людьми, которые не были мудрее их нынешних преемников. Пора перестать смотреть сквозь пальцы на недостатки ООН и по мере их накопления реформировать или заменить ее.

  • «Человек будущего» и как с ним
    бороться

    Развитие биотехнологий и прогресс в области генной инженерии ставят вопрос о том, кто в XXI веке станет объектом глобального управления. Появляется возможность управлять не межгосударственными или общественными отношениями, а формированием человека как биологической единицы.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

«Горбатого могила исправит»

Переговоры нужно вести только в том случае, когда это выгодно и ведёт к какому-то результату. А в некоторых случаях диалог вообще не нужен. Одно дело — переговоры с натовскими военными: они нужны, чтобы избежать случайного конфликта. Но меня удивляет, что многие в нашей элите призывают к возобновлению политического диалога с НАТО. Зачем?

Колонка редактора

Не посредники, а участники

Новое состояние международных отношений заставляет пересматривать многие привычные понятия. На двух крупных международных форумах в последние дни - Мюнхенская конференция по безопасности и Ближневосточный диалог клуба "Валдай" - участники постоянно возвращались к теме посредников. Естественно, прежде всего в контексте как раз Ближнего Востока, где одновременно разворачивается целый веер переплетенных друг с другом конфликтов.


Вспышка коронавируса в Китае и ее последствия

Коронавирус – наиболее серьезное испытание для здравоохранения Китая после появления вируса атипичной пневмонии в 2003 году. Коронавирус вызвал большую обеспокоенность международного сообщества. Некоторые страны активно помогают Китаю преодолевать трудности, а некоторые – не только стоят в стороне, но даже клевещут, чтобы вызвать панику. В данный момент страх и паника хуже, чем сами вирусы.

«Историческая память – еще одно пространство, где решаются политические задачи»

2020 год пройдет под знаком 75-летия окончания Второй мировой войны. В России Великая Победа – ключевое событие для формирования национальной идентичности, стержень внутри- и внешнеполитического нарратива. Между тем в Европе вовсю идет пересмотр оценок того исторического периода, причин и хода Второй мировой.

Украинское мелководье

Поначалу может показаться странным, что Украина – страна на задворках Европы – внезапно оказывается центром турбулентности американской внешней политики. Требование импичмента добавляет еще больше пикантности истории о попытках администрации Трампа увязать американскую помощь в обеспечении безопасности Украины с сотрудничеством этой страны в расследовании деятельности демократических противников Дональда Трампа...

Какой будет внешняя политика России в 2030 году

Прогноз – дело рискованное. Однако если глубинные тенденции развития страны и окружающего мира достаточно видны, их можно спроецировать в будущее и получить его довольно реалистичный набросок. Цель данного прогноза – схематично описать, каким будет внешнеполитический курс России в конце следующего десятилетия.

Дальний Восток в зеркале Азии: взгляд из Индии

Индия и Россия традиционно имеют общие взгляды на геополитический баланс сил в Евразии.

Развитие российского Дальнего Востока: взгляд из Кореи

Дальний Восток — это зона соприкосновения корейской «Новой северной политики» и российской стратегии поворота на Восток. Развитие Дальнего Востока не только содействовало бы двустороннему сотрудничеству, но и заложило бы фундамент для будущей объединённой Кореи.