№ 1 Январь/Февраль 2005
  • Цунами с политическими последствиями

    Вступительное слово главного редактора

  • Бизнес и безопасность

    Обычно к безопасности не относятся как к товару. Однако она имеет цену, которую правительства не в состоянии заплатить в одиночку. С угрозами глобальной безопасности — от терроризма до национальных катастроф — необходимо справляться за счет выхода на новый международный уровень партнерства государственного и частного секторов, осуществляемого под надзором ООН.

  • Распилить магнит?

    Без соревнования партий демократия теряет смысл, сводясь к бюрократическому или технократическому администрированию ради передела власти и собственности. Без подлинного плюрализма левых и правых лагерей диалог власти с обществом превращается в улицу с односторонним движением.

  • Оранжевый цвет буржуазии

    Постсоветские бюрократические революции начала XXI века – не народные восстания, сметающие общественный строй. Это новые версии буржуазных революций XVII—XVIII веков, когда наиболее активной части правящего класса становится тесно в рамках существующей системы.

  • Борьба за Украину: что дальше?

    Украина уже никогда не будет такой, какой она была до выборов 2004 года. Никогда не станут прежними и отношения между Москвой и Киевом. Самое неприятное чувство остается не оттого, что Россия проиграла эту баталию, а оттого, как быстро устали сражаться наши «воины». Между тем борьба продолжается.

  • Мораль американского реализма

    «Распространение» демократии, особенно путем насильственной смены режима, встретит серьезное сопротивление в мире. Страны, которые подозревают, что могут оказаться объектом такого обращения, вряд ли признают нравственное превосходство Америки.

  • Ирак: логика выхода из боевых действий

    Лучшая стратегия для США в Ираке сегодня – это выход из боевых действий. Вопреки привычному взгляду на вещи влияние США после вывода войск возрастет, и Вашингтону, весьма вероятно, удастся заложить основы для достижения вполне приемлемого уровня стабильности в Ираке. Почему? Потому что по географическим причинам в случае анархии в Ираке все остальные стороны окажутся гораздо более уязвимыми, чем сами Соединенные Штаты.

  • Спасут ли Россия и Германия Ближний Восток?

    Россия и Германия обладают уникальными возможностями для того, чтобы спасти инициативу по переустройству «расширенного» Ближнего Востока, изначально предложенную США. Шансы для воплощения в жизнь этого исторического плана стремительно убывают.

  • Иранский ключ к мировой стабильности

    От того, как будет урегулирован кризис, связанный с иранской ядерной программой, зависит не только будущее всего региона Ближнего и Среднего Востока. Это еще и важный тест на способность ведущих держав договариваться по вопросам мирового управления.

  • Россия – Япония: несостоявшийся прорыв

    В преддверии юбилея российско-японских отношений Москва разыграла хитроумный дипломатический гамбит. Токио был предложен территориальный компромисс, который был для него заведомо неприемлем. Но к этой болезненной теме все равно придется скоро вернуться.

  • Уроки Испанской империи

    Опора на природные богатства, как на основу развития, не только создает экономические проблемы, но и толкает власти к принятию неадекватных политических решений. Примеры легко найти не только в недавней, но и в довольно отдаленной истории.

  • Венесуэла: модель в миниатюре

    События в Венесуэле, одном из ключевых игроков на мировом нефтяном рынке, являются наглядным примером того, как наличие минеральных ресурсов служит не развитию экономики и процветанию народа, а амбициям правящей верхушки.

  • Стратегия развития миграционной политики в России

    Миграционная концепция есть, а миграционной стратегии нет – вот парадокс, в котором сосредоточена ныне основная российская проблема в области миграции.

  • Россия и ЕС: сближение на фоне разрыва?

    Взаимоотношения Россия – ЕС находятся в состоянии системного кризиса: количество накопившихся проблем переросло в качество, у обеих сторон отсутствуют стратегические цели.

  • Новый взгляд на Азию

    Вашингтонская система азиатских альянсов работала в годы холодной войны, но сегодня она не учитывает новую политическую реальность. Хотя нынешние шестисторонние переговоры по проблеме ядерной программы КНДР вызваны конкретной необходимостью, этот формат должен стать постоянным.

  • О мировом порядке XXI века

    Система мирового управления переживает кризис: институты и принципы, оставшиеся в наследство от прежней исторической эпохи, не соответствуют новым реалиям. Проблемы человечества невозможно решить в рамках существующих подходов.

  • Миф о моральном авторитете ООН

    Американцы относятся к Организации Объединенных Наций не как к какой-то непостижимой тайне, а как к организации, изобретенной шесть десятилетий тому назад людьми, которые не были мудрее их нынешних преемников. Пора перестать смотреть сквозь пальцы на недостатки ООН и по мере их накопления реформировать или заменить ее.

  • «Человек будущего» и как с ним
    бороться

    Развитие биотехнологий и прогресс в области генной инженерии ставят вопрос о том, кто в XXI веке станет объектом глобального управления. Появляется возможность управлять не межгосударственными или общественными отношениями, а формированием человека как биологической единицы.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Вспоминая революции

Ситуация с июльскими и августовскими протестными выступлениями молодежи в Москве неприятна и потенциально опасна. Искренне жаль арестованных и осужденных. И моральный долг каждого человека, выросшего в русской культурной традиции, "милость к падшим призывать".

Колонка редактора

Филибастер на фуд-корте

В американском Конгрессе есть известный прием – филибастер. Когда кто-то из парламентариев хочет предотвратить принятие нежеланного ему законодательного акта, он произносит бесконечно длинную речь. Прервать конгрессмена не имеют права, если он не остановится сам...


Мир на перепутье и система международных отношений будущего

В будущем году мы будем отмечать крупные и взаимосвязанные юбилеи – 75-летие Победы в Великой Отечественной, Второй мировой войнах и создания ООН. Осмысливая духовно-нравственное значение этих дат, необходимо помнить и об эпохальном политическом смысле Победы в жесточайшей войне за всю историю человечества.

Исламская альтернатива: роль политического ислама в монархиях Залива

Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать.

Северокорейский вопрос после ухода Болтона

Нельзя сказать, что увольнение Болтона стало неожиданностью – полтора месяца назад, когда автор был в Вашингтоне, по городу уже ходили слухи о том, что непоколебимый помощник по вопросам национальной безопасности вызывает всё больше раздражения у Трампа и, главное, у «внутреннего круга» президента, у тех людей, к мнению которых Трамп склонен прислушиваться.

Последняя линия обороны диктаторов

Прошедшее десятилетие было хорошим и плодотворным для разных диктатур. Влияние самых могущественных авторитарных стран мира, Китая и России, быстро росло. Впервые с конца XIX века совокупный ВВП автократий сравнялся с совокупным ВВП западных либеральных демократий или даже превзошел его.

Развитие Дальнего Востока и китайско-российские отношения: новое видение и новые подходы

После распада Советского Союза Дальний Восток стал тяжким бременем для России, не позволяя ей реализовать свои «великодержавные» амбиции и затрудняя процесс государственного строительства в постсоветский период. Однако с 2012 года, в ходе эксперимента, продлившегося несколько лет, регион вышел на траекторию стабильного развития. Такая стратегия развития в перспективе должна сыграть активную роль в двусторонних российско-китайских отношениях и переформатировании регионального порядка.

Япония и развитие российского Дальнего Востока

Существуют разные мнения о том, когда начался нынешний процесс активного развития отношений между Россией и Японией. Как представляется, поворотным моментом стала фраза «хикиваке» (по вопросу о дальнейших мероприятиях в рамках подписания мирного договора между Москвой и Токио), произнесённая Владимиром Путиным на пресс-конференции с зарубежными журналистами в марте 2012 года.