18.02.2005
Миф о моральном авторитете ООН
№1 2005 Январь/Февраль

 

Мировое сообщество дружно откликнулось
на беду государств Юго-Восточной Азии, на которые обрушилось
смертоносное цунами. Страны, принимающие участие в оказании
поистине масштабной помощи пострадавшим, из вежливости согласились
признать «координирующую роль Организации Объединенных Наций». Но
что изменилось бы, если б на время спасательных работ чиновники ООН
оставались в Нью-Йорке или если б этой организации и вовсе не
существовало?

 

Свою роль в регионе, подвергшемся удару
стихии, Организация Объединенных Наций определяет как «оценку» и
«координацию», но даже это многим кажется совершенно излишним.
Решения об облегчении долгового бремени принимают министерства
финансов стран «большой семерки» и их представители, а
долговременными программами восстановления руководят Всемирный
банк, государства-доноры, частные корпорации и, разумеется, сами
местные правительства. Нам же постоянно твердят, будто без участия
ООН нельзя рассчитывать на успех всего предприятия. Как такое может
быть?

 

В примечательном интервью, данном 31
декабря 2004 года, Клэр Шорт, бывший британский министр по
международному развитию, объяснила, что ООН обладает уникальным
«нравственным авторитетом» и что без этого авторитета усилия по
облегчению положения страдальцев окажутся тщетными, поскольку…».
Далее ее аргументация становится довольно туманной.

 

Очевидно, что вовсе не благодаря
Организации Объединенных Наций такие страны, как Австралия,
Великобритания, Германия, Индия, Соединенные Штаты и Япония, щедро
помогают нуждающимся. И, что еще более очевидно, не благодаря
усилиям ООН пострадавшие получают эту помощь. И вовсе не так
называемый «авторитет ООН» убедил, например, Бирму принять помощь,
которую ее правители отказывались принять по политическим
мотивам.

 

На самом деле авторитет ООН — это одна
из непостижимых и загадочных тайн. Кто-то из ранних отцов церкви
сказал по поводу истории воскресения, что верит в нее именно
потому, что она абсурдна. То же самое с куда большим основанием
можно сказать о нравственном авторитете Организации Объединенных
Наций.

 

Откуда исходят эти нравственные
полномочия или авторитет? Каким образом ООН их получила? Может
быть, когда отстаивала свободу, справедливость и другие возвышенные
идеалы? Это звучит странно применительно к организации, которая в
2003 году проголосовала за то, чтобы Ливия во главе с Муамаром
Каддафи председательствовала в Комиссии по правам человека.

 

Заслужила ли она эти полномочия
эффективной гуманитарной работой? Напротив, деятельность ООН в
Ираке привела к самому крупному финансовому скандалу в истории этой
организации, когда она не смогла отчитаться за 20 миллиардов
долларов, выделенных по программе «Нефть в обмен на
продовольствие». Деятельность ООН в Конго была запятнана
обвинениями некоторых ее официальных лиц в растлении
несовершеннолетних, а на Балканах — обвинениями в незаконной
секс-торговле.

 

Защищает ли Организация Объединенных
Наций слабых от агрессии сильных мира сего? В двух наиболее
трудноразрешимых конфликтах на нашей планете небольшим
демократическим государствам противостоят более густонаселенные
соседние страны. В обоих случаях ООН обращается с этими
демократиями, Израилем и Тайванем, как с париями.

 

Такой послужной список помогает понять,
почему многие американцы не считают ООН нравственной или
авторитетной организацией и почему лидеры обеих крупнейших партий
отвергают попытки ООН контролировать действия США.

 

И в самом деле, говоря о полномочиях
ООН, мы всегда имеем в виду ее полномочия в отношении Америки. Те,
кто озабочен снижением влияния ООН, на самом деле беспокоятся в
связи с ростом американской мощи.

 

Госпожа Шорт сетует, что «в то время как
мир сталкивается с острыми проблемами нищеты, хаоса и ухудшения
экологии, существует реальная опасность того, что действия
американского правительства подорвут единственную остающуюся в
нашем распоряжении легитимную систему международного
сотрудничества». Нелепо представлять Организацию Объединенных Наций
единственной легитимной международной силой в мире, где, помимо
всего прочего, существуют Европейский союз, НАТО, Всемирная
торговая организация и в буквальном смысле сотни региональных и
всемирных правительственных и неправительственных организаций. Но
ООН, безусловно, единственная сила, которая упорно вступает в
конфликт с Соединенными Штатами. Благодаря этой склонности ООН, а
не только скудному перечню ее достижений, левые всего мира считают
эту организацию легитимной. В данном случае они руководствуются
теми же мотивами, что заставляют их отказать в легитимности
международным договоренностям в области защиты авторских прав.

 

Европейцы часто истолковывают скептицизм
Америки в отношении ООН как знак ее безразличия к мировому
общественному мнению, хотя американцы относятся к нему крайне
бережно. В отличие от европейских левых граждане США помнят о том,
что Организация Объединенных Наций — это средство для достижения
цели, а не самоцель.

 

Американцы относятся к ООН не как к
какой-то непостижимой тайне, а как к организации, изобретенной
шесть десятилетий тому назад людьми, которые не были мудрее их
нынешних преемников.

 

Пора перестать смотреть сквозь пальцы на
недостатки ООН и по мере их накопления реформировать или заменить
ее. В определенных политических кругах Америки растет интерес к
идее создания новой международной ассоциации, в которую войдут лишь
страны, демократически избирающие своих лидеров. Как минимум,
американцы ожидают прозрачности, отчетности и большей
беспристрастности в подходе к урегулированию ближневосточного
конфликта. Но главный вызов для всех нас, живущих в разных
демократических странах, заключается в том, чтобы руководствоваться
нынешними реалиями, а не фантазиями, особенно такими на редкость
неубедительными, как якобы уникальный нравственный авторитет
Организации Объединенных Наций.

Содержание номера
Россия – Япония: несостоявшийся прорыв
Сергей Чугров
«Человек будущего» и как с ним
бороться
Владимир Овчинский
Миф о моральном авторитете ООН
Дэвид Фрам
О мировом порядке XXI века
Владислав Иноземцев, Сергей Караганов
Новый взгляд на Азию
Фрэнсис Фукуяма
Россия и ЕС: сближение на фоне разрыва?
Надежда Арбатова, Владимир Рыжков
Стратегия развития миграционной политики в России
Михаил Тюркин
Венесуэла: модель в миниатюре
Ариэль Коэн
Уроки Испанской империи
Владимир Мау
Цунами с политическими последствиями
Фёдор Лукьянов
Иранский ключ к мировой стабильности
Дмитрий Суслов
Спасут ли Россия и Германия Ближний Восток?
Наим Шербини
Ирак: логика выхода из боевых действий
Эдвард Люттвак
Мораль американского реализма
Дмитрий Саймс, Роберт Элсуорт
Борьба за Украину: что дальше?
Константин Затулин
Оранжевый цвет буржуазии
Вадим Дубнов
Распилить магнит?
Юрий Рубинский
Бизнес и безопасность
Алисон Бейлз