16.02.2005
Спасут ли Россия и Германия Ближний Восток?
№1 2005 Январь/Февраль

© «Россия в глобальной
политике». № 1, Январь — Февраль 2005

Наим Шербини – глава представительства
каирского независимого Центра развития «Ибн Хальдун» в Северной
Америке. Данная статья основана на выступлении автора перед
участниками международной конференции «Демократия, международное
управление и мировой порядок», организованной «Клубом трех»
(Великобритания), Обществом им. Альфреда Херрхаузена и компанией
DaimlerChrysler (Германия), а также Советом по внешней и оборонной
политике в ноябре 2004 года.

 

Несмотря на многочисленные международные
инициативы по установлению мира на Ближнем Востоке, с момента
образования Государства Израиль в 1948 году этот регион страдает от
кровопролитных конфликтов и замедленного социально-экономического
развития. Инициатива по переустройству всего региона, недавно
выдвинутая Соединенными Штатами в рамках «большой восьмерки» и
единодушно одобренная в июне 2004-го, несомненно, самый амбициозный
из ближневосточных проектов.

 

Географически зона действия инициативы,
получившей название «Большой Ближний Восток», охватывает арабские
страны, Иран, Турцию, Израиль, простираясь вплоть до Пакистана и
Афганистана. (Здесь и далее автор употребляет термин «Большой
Ближний Восток», изначально предложенный США. На саммите «большой
восьмерки» в 2004 году было принято название «расширенный Ближний
Восток». – Ред.) По сути, этот проект, подкрепленный политическим,
экономическим и технологическим потенциалом «большой восьмерки»,
сулит региону мир, свободу и процветание. И все же, несмотря на
открывающиеся перспективы, инициатива оказалась нежизнеспособной в
обстановке гнева, царящей в арабском мире.

Понадобятся смелые шаги, воображение и
настойчивость, чтобы реанимировать ценную инициативу и сдвинуть ее
с мертвой точки в интересах и «большой восьмерки», и Большого
Ближнего Востока. Россия и Германия обладают уникальными
возможностями, позволяющими взять на себя ответственность за
спасение инициативы. Другой вопрос – захотят ли они это сделать.
Реальные шансы для воплощения в жизнь этой исторической инициативы
стремительно убывают.

 

УРАГАН КРИТИКИ

 

Когда США впервые выступили с
инициативой – еще до одобрения ее «большой восьмеркой», – арабские
СМИ обрушили на нее ураган критики. Вопросы, которые ставят арабы,
в сущности, вполне резонны, но вот ответы на них продиктованы
разнообразными фобиями. Во-первых, арабский мир возмутило
отсутствие в плане переустройства упоминания об оккупации Израилем
палестинских земель, которую арабы считают источником всех
ближневосточных проблем. В арабском мире срабатывает условный
рефлекс – немедленно оттолкнуть инициативу по Большому Ближнему
Востоку. Вопрос номер два: а действительно ли Запад во главе с США
заинтересован в осуществлении реформ в арабском мире? Арабские
критики инициативы находят «простые» ответы, разоблачая коварные
планы США, направленные якобы на то, чтобы подготовить почву для
установления израильской гегемонии не только над арабским миром
(что считается уже свершившимся фактом), но и над остальными
четырьмя мусульманскими государствами региона.

 

Местные простофили могут заглотать такую
наживку, но при тщательном рассмотрении подобные заявления не
выдерживают критики. Международное сообщество проявляет вполне
оправданную обеспокоенность в связи с ситуацией на Арабском
Востоке: за последние 50 лет в данном регионе, на который
приходится менее 6 % населения планеты, произошли 35 % мировых
конфликтов. Заинтересованность «большой восьмерки» четко выражена в
первом параграфе ее инициативного документа: «Существует тесная
взаимосвязь между политическим и социальным бесправием арабов и
ростом экстремизма, терроризма, международной преступности и
незаконной миграции».

 

Все это серьезные проблемы тревожат
лидеров стран «большой восьмерки», которые по праву озабочены тем,
чтобы искоренить эти проблемы в зародыше. По мнению ведущих
индустриальных держав, борьба с нищетой и ее производными в
арабских странах – эффективный, пусть и опосредованный, способ
нейтрализации проблем в странах собственно «большой восьмерки».

 

ТРОЙНОЙ ДЕФИЦИТ

 

Инициативный документ «большой
восьмерки» начинается с одобрения выводов, содержащихся в двух
докладах ООН о человеческом развитии в арабском мире от 2002 и 2003
годов. По иронии судьбы арабские правительства полностью
игнорировали эти доклады, пока содержащиеся в них аналитические
выводы не получили признание в странах «большой восьмерки». В этих
докладах указывается на три изъяна в развитии арабского мира –
дефицит свободы, дефицит знания и дефицит полноправия женщин.
Арабские эксперты утверждают, что этим объясняются замедленные
темпы развития, наблюдающиеся с конца 1970-х годов. Инициатива
«большой восьмерки» логически основывается на этой важной
предпосылке и содержит предложения по улучшению ситуации.

 

Дефицит свободы: плачевное положение с
тем, что касается участия народа в государственном управлении.
Подобный дефицит подрывает процесс гуманитарного развития и
представляет собой одно из самых болезненных проявлений отставания
в развитии политическом. Чтобы исправить положение и сократить этот
дефицит, «большая восьмерка» предлагает различные программы по
продвижению демократии и совершенствованию системы управления. В
них предусмотрены меры по обеспечению свободных выборов, проведению
тренингов и обменных программ для парламентариев, организации
академий женского лидерства, созданию с нуля системы правового
содействия, поддержке независимых СМИ, борьбе с коррупцией, а также
усилению роли институтов гражданского общества.

 

Дефицит знания: констатируется
отставание арабского мира в сфере знания в широком смысле этого
слова. Знание – это путь к развитию и свободе, особенно в условиях
интенсивной глобализации. В целях сокращения этого дефицита
инициатива «большой восьмерки» предусматривает улучшение уровня
базового образования, повышение грамотности, более продвинутые
учебные материалы, образовательные реформы, расширение доступа в
Интернет и развитие образования в области бизнеса.

 

Дефицит полноправия женщин: одной из
причин недостаточного участия женщин в политическом процессе
являются их ограниченные экономические возможности. «Большая
восьмерка» предусматривает укрепление потенциала частного сектора,
особенно малых и средних предприятий, которые могут выступить в
качестве главного двигателя экономического роста и создания рабочих
мест. Два ключевых фактора этой трансформации – финансы и торговля.
Предлагаемая финансовая реформа затрагивает несколько уровней:
микроуровень, формирование региональной финансовой корпорации
(наподобие Международной финансовой корпорации), создание
региональной организации развития (типа Европейского банка
реконструкции и развития) и принятие мер по модернизации банковских
и финансовых служб. Реформы в торговой сфере включают вступление в
ВТО, содействие торговле, создание центров торговли и «инкубаторных
зон» бизнеса и пр.

 

ПРИЗЫВЫ К РЕФОРМАМ

 

Предлагаемые средства поразительно
напоминают рецепты Александрийской декларации, принятой на Арабской
конференции реформ в марте 2004 года. Чтобы опровергнуть
утверждения о том, что призывы к реформам носят на себе отпечаток
иностранного влияния, и обеспечить максимальный простор для
открытого обмена мнениями, организаторы конференции во главе с
руководством Александрийской библиотеки пригласили для участия в
ней только представителей гражданского общества арабских стран. Они
подчеркнуто воздержались от привлечения к дискуссии арабских
чиновников или иностранных наблюдателей, заботясь о том, чтобы
выводы и рекомендации по итогам конференции носили самостоятельный,
национальный характер и были бы свободны от официальных
влияний.

 

Важно отметить, что стратегии,
рекомендованные вначале в Александрийской декларации, а затем и в
инициативе «большой восьмерки», уже доказали свою значимость и
эффективность в Юго-Восточной Азии, где появились «азиатские
тигры». Указанные средства независимо от того, предложены ли они
«большой восьмеркой» или арабскими интеллектуалами, помогут
справиться с этими тремя видами дефицита, если арабы решат повысить
эффективность государственного управления и преуспеть в мировой
экономике. Знаменательно также проведение в 2004-м в Бейруте,
Аммане, Дохе и Каире четырех посвященных реформам региональных
конференций в поддержку арабских организаций гражданского общества.
По сути, они несут в себе тот же идейный заряд. К тому же многие
оппозиционные партии Египта и других арабских стран выступили с
заявлениями о необходимости реформ.

 

ОБСТРУКЦИОНИСТЫ

 

Очевидно, что в арабском мире давно
назрела необходимость реформ во всех измерениях: политическом,
экономическом, социальном и культурном. И те, кто озабочен не
содержанием реформ, а выяснением их происхождения, стучатся не в ту
дверь и уклоняются от сути проблемы. Невольно они выступают в роли
ярых противников светлого будущего арабов, хотя и провозглашают
себя его приверженцами. Они избрали очень удобную позицию,
предпочитая маскироваться националистической риторикой, разговорами
о независимости исламского пути, арабской уникальности (что бы под
этим ни подразумевалось) и т. д. Возможно, они не хотят признать
доказательства несостоятельности арабского пути развития и не могут
собраться с духом, чтобы что-то предпринять.

 

Обструкционисты придерживаются самых
разных политических убеждений: среди них есть исламисты,
националисты, коммунисты, социалисты и независимые. Особенно убого
выглядят исламисты: они отчаянно пытаются поддерживать дискуссию о
реформах, в которую им нечего привнести. Они ссылаются на историю,
культуру и географию Арабского Востока, но в этом они не
оригинальны. Их напоминания о вкладе арабов в мировую цивилизацию
не достигают цели в контексте ведущихся дискуссий. Непредубежденные
западные обозреватели знают, что между исламом и
социально-экономической отсталостью нет никакой связи. Ведь, в
конце концов, два из «азиатских тигров» – мусульманские Малайзия и
Индонезия.

 

Поэтому критикам независимо от их
убеждений пора перестать бить себя в грудь. Надо отказаться от
теории заговора – это слишком старый, затасканный и слабый
аргумент. Пора отстранить религиозный истеблишмент от политики,
особенно от исполнения роли арбитра в случае конфликта интересов.
Разработка социо-политико-экономических реформ не имеет отношения к
религии. Это социальный вопрос, и решать его должны технократы и
политики.

 

ОТСУТСТВИЕ РЕФОРМ

 

Правда о реформах заключается в том, что
они не дадут устойчивого результата, если параллельно не будет
заключен «социальный договор» между правящей элитой и управляемой
ею «улицей». В условиях испытываемого ныне дефицита свободы, когда
свободное волеизъявление граждан значительно ограничено, подобные
контракты могут оказаться профанацией, если воля элиты навязывается
несчастному обывателю. В действительности арабские режимы никогда
не служили народу, но постоянно преследовали собственные интересы,
стремясь как можно больше обогатиться.

Принадлежащие им СМИ, защищая интересы
хозяев, с одинаковым постоянством вводили людей в заблуждение,
пичкали их ложью. В такой ситуации не приходится удивляться, что
арабские режимы не сумели предложить убедительную и достойную
концепцию будущего развития. Причина очевидна: серьезные реформы в
арабских странах представляют угрозу местным монополиям, которые
будут сопротивляться до последнего.

 

Заявление о том, что реформы в арабских
странах пришлось отложить в целях более эффективной подготовки к
противостоянию с Израилем, – пустая отговорка. Сам Израиль проводил
реформы и защищал демократию в условиях военных действий. Столь же
несостоятельны и ссылки на то, что в связи с конфликтом арабам
пришлось отвлечь серьезные ресурсы из сферы развития и перевести их
в сферу вооружений. Израилю также пришлось отвлекать ресурсы на
создание военного превосходства, но он при этом не жертвовал
социально-политическим развитием. Прошло более 30 лет с момента
окончания войны 1973 года – последнего крупного вооруженного
арабо-израильского конфликта. Израиль мудро использовал передышку в
целях углубления социально-экономических реформ, что помогло ему
лучше интегрироваться в глобальную экономику. Другие развивающиеся
страны, серьезно относящиеся к реформам, за этот же период
продвигались вперед ускоренными темпами. Юго-Восточная Азия сумела
присоединиться к лагерю развитых государств. К сожалению, пока
многие страны настойчиво осуществляли реформы, арабы попусту теряли
время!

Арабские СМИ с порога отвергли
инициативу «большой восьмерки» по той простой причине, что она
исходит от США. Но точно такой же политический курс провозглашался
и в пяти преследующих аналогичную цель декларациях, авторами
которых явились наиболее блестящие умы арабского мира. Какую же
отговорку найдут обструкционисты на сей раз? Несомненно, они
займутся казуистикой, чтобы подорвать серьезную работу. В ходе
арабского саммита в августе 2004-го обильно расточались комплименты
в адрес реформ, однако никакой конкретной программы принято не
было. Правящая Национально-демократическая партия Египта упустила
прекрасную возможность начать серьезные политические преобразования
в сентябре 2004 года, объявив вместо этого о намерении заняться
экономическими реформами. Словом, главная причина того, что призывы
к реформам ни к чему не приводят, – отсутствие политической воли у
арабских правительств.

 

ВЫХОД ИЗ ТУПИКА

 

Минувший 2004-й, который должен был
стать годом реформ на Ближнем Востоке, стал годом взаимных
обвинений и застоя. Нравится нам это или нет, обструкционистам
удалось направить граждан по ложному пути и заблокировать диалог
между «большой восьмеркой» и мягкотелыми арабскими правителями. Они
настолько запугали своих правителей, что одна только мысль об
одобрении инициативы «большой восьмерки» вызывала у них
беспокойство, как инспирированная США. Если теперь то или иное
правительство решится поддержать эту инициативу, его заклеймят как
марионетку империализма. К несчастью, пока США воспринимаются как
главный поборник реформ на Ближнем Востоке, большого прогресса
достичь не удастся.

 

Поэтому «большой восьмерке» следует
подыскать другие кандидатуры на роль глашатаев реформы, которые
настойчиво и убедительно донесут это послание Запада до
упорствующих арабских правительств. Четыре возможных кандидата
могли бы возглавить диалог со странами Большого Ближнего Востока –
это Великобритания, Германия, Россия, Франция. Всех их связывают с
Ближним Востоком важные стратегические интересы. Все они в
последние десятилетия оказывали странам региона помощь в развитии.
Но не все эти кандидатуры приемлемы для того, чтобы представлять
реформы скептически настроенному населению региона или его слабым
правительствами.

 

Нельзя рассчитывать на то, что лидеры
Алжира, Джибути, Ливана, Марокко, Сирии и Туниса легко забудут и
простят колониальные методы, применявшиеся Францией. А в Египте,
Иордании, Ираке, Кувейте, Палестине и Судане вряд ли не вспомнят о
колониальном прошлом Великобритании, подавлявшей национальные
движения в этих странах.

 

Два вероятных кандидата, Россия и
Германия, пользуются положительной репутацией в арабском мире и не
связаны с ним колониальным прошлым. Они могут послужить надежными,
непредубежденными и достойными доверия посредниками. Германия
воспринимается как нейтральная держава, не скупившаяся вкладывать
средства в развитие арабского мира с тех пор, как сама оправилась
от разрухи после Второй мировой войны. У России – еще более
позитивный образ благодаря оказанной ею военной помощи Египту,
Ираку и Сирии, а также ее содействию Египту в возведении Асуанской
плотины в годы холодной войны. Что касается недавних событий, то и
элита арабского мира, и простые люди видят в России четвертого
участника квартета держав, спонсировавших план «Дорожная карта» по
установлению мира между Израилем и Палестиной.

 

Вес и престиж Германии и России в глазах
стран Большого Ближнего Востока могли бы сдвинуть с мертвой точки
заржавевший локомотив реформ и направить его в сторону осмысленного
диалога. Поскольку Германия и Россия представляют коллективную волю
«большой восьмерки», в их силах привлечь к сотрудничеству страны
Большого Ближнего Востока, используя метод кнута и пряника. В
распоряжении «большой восьмерки» есть широчайший набор стимулов:
гуманитарная помощь, торговля, инвестиции, финансы, технология и
военная сила. Вопрос об инициативе должен быть рассмотрен в ходе
следующего саммита, чтобы начать движение вперед. Учитывая ее
натянутые отношения с арабском миром, Америке сейчас разумнее всего
уступить лидерство в этой сфере Германии и России, что было бы в
интересах всех индустриальных стран. Одновременно государства
Большого Ближнего Востока ждут от США возобновления переговоров о
создании независимого палестинского государства, поскольку теперь
не стало Ясира Арафата и Израиль уже не может пустить в ход свою
давнюю отговорку. События покажут, согласится ли на это Вашингтон в
ходе приближающегося саммита «большой восьмерки».

 

Стремление Германии и России улучшить
стратегические партнерские отношения с США должно стать достаточным
стимулом для того, чтобы возглавить реализацию инициативы по
Большому Ближнему Востоку. Взяв на себя лидерские функции, они
могли бы вывести Америку из сложного положения, предоставив ей
желанную передышку. Я склонен также полагать, что эти две страны
найдут пути, чтобы сдвинуть «большую восьмерку» с мертвой
точки.

Содержание номера
Россия – Япония: несостоявшийся прорыв
Сергей Чугров
«Человек будущего» и как с ним
бороться
Владимир Овчинский
Миф о моральном авторитете ООН
Дэвид Фрам
О мировом порядке XXI века
Владислав Иноземцев, Сергей Караганов
Новый взгляд на Азию
Фрэнсис Фукуяма
Россия и ЕС: сближение на фоне разрыва?
Надежда Арбатова, Владимир Рыжков
Стратегия развития миграционной политики в России
Михаил Тюркин
Венесуэла: модель в миниатюре
Ариэль Коэн
Уроки Испанской империи
Владимир Мау
Цунами с политическими последствиями
Фёдор Лукьянов
Иранский ключ к мировой стабильности
Дмитрий Суслов
Спасут ли Россия и Германия Ближний Восток?
Наим Шербини
Ирак: логика выхода из боевых действий
Эдвард Люттвак
Мораль американского реализма
Дмитрий Саймс, Роберт Элсуорт
Борьба за Украину: что дальше?
Константин Затулин
Оранжевый цвет буржуазии
Вадим Дубнов
Распилить магнит?
Юрий Рубинский
Бизнес и безопасность
Алисон Бейлз