«Простые истины» французской молодежи

14 августа 2019

Вера Агеева – доцент департамента прикладной политологии Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

Резюме: По российскому вопросу у французских блогеров наблюдается удивительное единство. Никто из них не считает Россию и лично Путина токсичным; скорее они сходятся во мнении, что нынешняя стратегия ЕС и Франции в корне неверная и неэффективная.

Статья опубликована в спецвыпуске, изданном в рамках выполнения проекта «Россия глазами зарубежных лидеров нового поколения», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации от 19 февраля 2018 года N 32-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом президентских грантов (http://svop.ru/wp-content/uploads/2019/07/rimG.pdf). 

«Adieu les politiques, en parler serait perdre mon temps,
tout le système est complètement incompétent »

(Прощай, политика! О ней говорить – значит терять время.
Эта система тотально некомпетентна»)

Рэп-исполнитель Орелсен, «Социальный суицид»

Сегодня молодежь видит мир через картинки в Instagram, сюжеты компьютерных игр и сериалов, ролики в Youtube и треки в Spotify. В этом мире глазами молодежи места для политики немного, но все же оно есть. Французский рэп, популярный не только во Франции, но и далеко за ее пределами, всегда был социальным и политическим. Новая французская рэп-звезда Орелсен продолжает традиции, но делает это своеобразно. Этот замкнутый и угрюмый молодой человек ни с кем не аффилирован, никогда не высказывался напрямую о французской политике и ее представителях. Но при этом его песни содержат очень четкий политический сигнал, который близок и понятен и для известного всему миру Сан-Дени, и для зажиточного Фонтене-о-Роз. В этой аполитичной политичности и есть отличительная особенность современной французской молодежи.

В своей знаменитой песне «Просто, элементарно», которую окрестили «песней о простых истинах», Орелсен поет: «Политики должны лгать, иначе ты за них не проголосуешь – (припев) это элементарно! / Если ты постоянно повторяешь, что у тебя нет проблем с алкоголем, значит они у тебя есть – (припев) это просто! / Не надо делать детей с теми, кого ты не очень хорошо знаешь – (припев) это элементарно!». ("Les hommes politiques doivent mentir sinon tu voterais pas pour eux (basique) / Si tu dis souvent qu't'as pas d'problème avec l'alcool, c'est qu't'en as un (simple) / Faut pas faire un enfant avec les personnes que tu connais pas bien (basique).").

Удивительно, но на рэп Орелсена переходят и французские политики: депутат-социалист Эммануэль Морель заявил 7 марта 2018 г.: «Я буду говорить просто, элементарно. В социализме есть «социальное», люди ждут, что мы будем заниматься социальными вопросами».

Орелсен выражает основное чувство всей французской молодежи к политике – недоверие, укоренное в убежденности о том, что вся современная политическая система построена на лжи и лицемерии. Это чувство близко всему политическому спектру французской молодежи: и левым (блоггер Осмелимся говорить (Osons Causer) – 129 тыс. подписчиков / активист Тибо Контратака, Медиа для всех, 112 тыс. подписчиков, и националистам (движение «Социальный бастион»/ Алэн Сораль 140 тыс. подписчиков), и центристам (блоггер Юго Расшифровывает (студент Science Po Paris) 438 тыс. подписчиков), и откровенным фрикам (Я недоволен !ТВ – 175 тыс. подписчиков / Ernesto Deupoinzero – 24 тыс. подписчиков), которые не способны выражать никакие политические идеи, но готовы без устали поливать грязью всех французских политиков.

Исследования Анны Мюксель, директора по исследованиям Национального центра социальных исследований и руководителя Фонда Жан-Жореса, автор эссе «Политически молодой» (2018) также говорят об особом, новом, типе политичности в среде французской молодежи. Молодые французы действительно все меньше ходят на выборы (в возрасте 18-24 лет это треть – и на национальные, и на европейские голосования), все больше склонны отдавать голос радикалам (каждый второй голосовал или за крайне левых, или за крайне правых). Но это не значит, что они аполитичны: с точки зрения гражданской позиции, они как раз очень политизированы, но по-другому, чем предыдущие поколения. Анн Мюксон утверждает, что новый тип политической включенности молодежи – более критический и требовательный к современной политической системе, особенно по вопросам демократических принципов.  Вместе с тем, тотальное недоверие к элитам и сомнение в самом политическом устройстве (работе классических партий) говорит о глубоком кризисе политического представительства – самом тяжелом для Франции с 1980-х годов.

Исследования показывают, что молодежь во Франции хочет более быстрых и видимых изменений. Им неинтересно вступление в партии и долгое восхождение по политической лестнице со всеми присущими этому процессу «способами» (особенно после ставшего хрестоматийным сериала «Карточный домик» – хотя и французского фильма «Кэ д’Орсе» было бы достаточно). Им также неинтересна кропотливая работа в профсоюзе для благих целей социального равенства и борьбы с капитализмом. Они хотят более простых решений: поэтому в молодежной среде популярны петиции и манифестации. Каждый второй молодой француз участвовал в своей жизни хотя бы в одной манифестации, а 38% готовы выйти на улицы завтра. Причем многие начинали митинговать еще будучи на школьной скамье.

Но есть разная молодежь, и критерием разделения выступает не социальный класс и даже не политические вкусы (ниже мы увидим, что большой разницы по политическим вопросам между различными политическими группами фактически нет), а место проживания – город или провинция. В провинции все (предполагаемо) негативные черты обострены: больше недовольны функционированием политической системы – 89% против 60% в городах; в то время как в Париже 54% молодых людей ценят  демократию и нынешнее политическое устройство.

Но интернет в силу своей доступности во всех регионах Франции способен объединить и молодых парижан, и орлеанцев, и норманцев (Орелсен, кстати, именно из Нормандии).

Какие же «простые истины» о Европе молодые французы черпают из видеоблогов? Просмотры роликов у «Осмелимся говорить» и Юго Расшифровывает зашкаливают: у первого есть ролики, у которых около 800 тыс. просмотров, у второго – интервью с Макроном 24 мая 2019 г., накануне выборов в Европейский парламент – почти 500 тысяч.

На самом деле, при всей внешней разнице между блогерами-социалистами (Осмелимся говорить и Тибо Контратака), условными (ближе к правым) центристами (Юго Расшифровывает), националистами (Алэн Сораль) – с точки зрения критики и, что более существенно, конструктивных идей они скорее очень схожи между собой. Уточним: они критикуют примерно одни и те же недостатки французской политической системы и общества и никто из них не предлагает никаких альтернативных концепций или хотя бы идей.

В нынешнем виде Европейский союз весь политический спектр видео-блогеров не принимает (за исключением условных центристов, которые занимают оборонительную позицию, объясняя систему функционирования ЕС и задавая более или менее удобные вопросы высокопоставленным лицам, которые их посещали, как Эммануэль Макрон или Эдуар Филип). При этом мало кто предлагает избавиться от Союза. Общий рецепт таков: пересмотреть базовые соглашения ЕС, вернуть больше полномочий и контроля на национальный уровень. Основной аргумент Тибо-Контратаки в том, что Франция больше не печатает собственные деньги, их печатает ЕЦБ, на который ни правительство Франции, ни французское общество повлиять не может. Для взаимодействия с ЕЦБ французское правительство должно действовать через частные банки. Таким образом, заключает Тибо, сферы, в которых должна быть прерогатива государства, отданы на откуп частным банкам, которые зарабатывают на простых французах. Нынешняя система, лежащая в основе Евросоюза, способствует сталкиванию лбами европейских стран (греков и испанцев); она порождает неравенство (все денежные потоки стекаются в Берлин и Амстердам) и в конце концов провоцирует популизм («Осмелимся говорить»). Европа должна быть более социальной, ориентированной на людей, а не на транснациональные корпорации и элиты.

В обновленной Европе должен быть союз суверенных государств: возвращение приоритета суверенитета – требование, которое можно услышать на тот или иной мотив у всех блогеров. Интересно, что Макрон, придя в гости на канал к молодому студенту Scienсе Po Paris Юго Расшифровывает, также говорит о суверенитете, но как будто не слышит крики со всех сторон о том, что «Франция больше не принадлежит самой себе, она принадлежит Брюсселю, Берлину и Вашингтону» (Тибо Контратака). Он повторяет снова и снова: «Суверенитет больше не работает. Он не работает против современных вызовов цивилизации: проблем экологии, терроризма миграции».

Всех блогеров объединяет отвращение к политической элите и недоверие к самой политической системе, в том виде, в котором она сейчас функционирует во Франции. Макрона критикуют абсолютно все, разница лишь в градусе накала (хотя критика правительства является французской традицией, ее нельзя отнести только к Макрону). Большая часть критики сводится к обвинениям в зацикленности на власти (например, «Осмелимся говорить» утверждает, что на выборах в Европарламент настоящую победу одержала партия президента (Republique en Marche) так как она смогла, продвигая повестку правых, переманить к себе их избирателей и окончательно их унизить на выборах. И совершенно не принципиально, что параллельно с этими политическими играми большинство голосов набрала Марин ле Пен) и на продажности европейским и мировым финансовым элитам. Тибо Контратак резюмирует так: «Пока мы в Пятой республике, пока мы в ЕС, пока в этой политической и финансовой системе – ничего не изменится».

Стоит отметить, что все блогеры (кроме откровенных фриков) призывают идти на выборы, в том числе европейские, голосовать, не бойкотировать. Только откровенные фрики стремятся к еще большему абсентиизму на выборах: блоггер и «желтый жилет» Ernesto Deupoinzero утверждает, что, чтобы делегитимировать власть, нужно довести абсентиизм до 70%: сейчас он составляет 50% (по его подсчетам), осталось убедить еще 20% и путь в светлое будущее будет открыт для Эрнесто.

Интересно, но и по российскому вопросу у французских блогеров наблюдается удивительное единство. Никто из них не считает Россию и лично Путина токсичным; скорее они сходятся во мнении, что нынешняя стратегия ЕС и Франции (хотя по их собственным признаниям, сейчас у Франции нет собственной внешней политики) в корне неверная и неэффективная. Представитель левого крыла «Осмелимся говорить» ратует за возвращение голлистской международной линии на Quai d’Orsay. Он говорит: «Франция слишком враждебна к России и при этом слишком зависима от НАТО, Россия – великая держава, сосед Европы, с ней нужно себя вести более разумно (traiter plus raisonablement)».  Согласно блогеру, Россия – важный партнер, большая страна, у нее есть право на свои интересы на мировой арене. При этом, большинство блоггеров (пожалуй, кроме националистов-антисемитов) находят немало причин для критики современной России и лично Путина: права человека, гомофобия (центрист Юго говорит о гомофобском терроре в Чечне), культе личности «царя», свободе прессы (интересно, что тот же самый блоггер Юго выпустил ролик о пяти женщинах, сыгравших заметную роль в истории, куда включил Анну Политковскую наряду с  Хатшепсут, первой женщиной-фараоном, и Марией Стюарт).

Дальше всех по российскому направлению идут националисты, но только те, кто вообще задумывается о международных делах. «Социальный бастион», который предлагает открывать приюты для бедных французов, а не для бедных иммигрантов, а также захватывать государственные объекты недвижимости, которые неправильно используются, вообще не думает о международной повестке. Но, например, Ален Сораль, который даже посещал Россию и проводил публичные лекции в Москве, напротив, видит в России естественного союзника Франции в деле борьбы с мировым капитализмом и, скорее всего, сионизмом. Он предлагает Франции (после выхода из ЕС) совместно с Россией организовать настоящую многополярность и создать свое отдельное политическое, культурное, финансовое (долой евро и SWIFT) и электронное пространство.

Общее чувство, которое прослеживается у всех блогеров – когда они говорят и о внутренней повестке во Франции, и о международных делах – это ощущение собственной, французской беспомощности, которое вызывает особую боль, так как Париж еще помнит себя столицей империи и, несмотря на новый статус – «держава средней величины», который французы сами себе придумали, стремится найти и занять свое законное место в новом изменившемся после Де Голля мире.

Своеобразно видят место Франции мире авторы не очень популярного, но тем не менее примечательного канала «Картограф-утопист» (Utopian Mappeur). На данном канале с июля 2016 г. выходил 10-серийный мультсериал под названием «Альтернативное будущее Европы» с достаточно простой, но понятной для широкого  круга зрителей анимацией и сюжетом. У Франции, да и у всей Европы, в скором будущем будет много сложностей. Начало всем бедам положит миграционный кризис, во время которого Греция потребует от ЕС решительных мер (пока очень похоже на реальность). Германии придется заключить сделку с Турцией, которая получит 3 млрд евро и… членство в Евросоюзе. Это станет началом конца Европы. В Германии уже к 2019 г. на выборах побеждает «Альтернатива для Германии», во Франции – Национальный фронт. Тут же автоматически случается Фрекзит. ЕС трещит по швам: Германия исключает из союза Италию, Грецию, Испанию, Португалию и Ирландию. «Видя это, Великобритания покидает ЕС» – авторы ролика, видимо, знают то, чего не знают многие, поэтому смогли предсказать, когда наконец-то Великобритания выйдет из ЕС и что станет ее мотивацией. В 2021 г. вновь избранный Трамп наконец-то распустит НАТО. Параллельно начнется гражданская война в Сирии и Ираке. К 2022 г. объединенная оппозиция сможет взять контроль над обеими территориями, в отместку ИГИЛ (запрещено в России. – Ред.) перейдет к реализации секретного плана в Европе.

Здесь начинается самая грустная страница в истории Франции… так как ИГИЛ захватывает Францию, начиная с Бордо, где основывает Французский Халифат. Так происходит «Падение Франции». В результате гражданской войны, Франция распадается на 3 части: Французский Халифат (получает большую часть территории), государство в Марселе и государство в Бресте, Нормандия (которое провозглашает независимость со словами «Наконец, свобода!»).

В 2025 г. распущен Евросоюз. Одновременно начинается бунт националистов в Италии, который приводит к основанию/возрождению… Римской империи. Вспыхивает Итальянская война, в которую включены соседние государства, а также Испания. В итоге Испания поглощает Португалию и становится Иберийским Королевством.

Начиная с 2028 г. важные события начинаются в Исландии – там тоже вспыхивает бунт и тоже националистов: это называется пробуждение Атлантов. Националисты побеждают (общий тренд с 2016 г.) и основывают Нео-Атлантиду, которая с самого начала показывает себя весьма амбициозной державой, заявляя свои права на Фарерские острова, часть которых ей сразу соглашается отдать Дания.

Параллельно Люксембург добровольно аннексирует себя к Германии, а Нео-Атлантида формирует союз с Римской империей, который получает название Фашистский союз.

В 2031 году больше событий приходится на Восточный фронт. Евразийский союз становится военным, Россия захватывает Грузию. В Белоруссии начинается восстание за свободу и против диктатуры. В итоге красно-белые лидеры побеждают, хотя им приходится уступить несколько приграничных районов России.

К 2032 г. автор вспоминают, что существует Украина. Ей предписано вступить в Фашистский альянс, хотя и после некоторой внутренней междоусобицы. Почувствовав поддержку Римской империи и Нео-Атлантиды, Украина заявляет свои права на Молдову. Молдова тут же объявляет о собственном присоединении к Румынии, таким образом украинские планы расстраиваются.

В 2034 г. удивительные события происходят на Анатолийском полуострове. Там Анатолийский Коммунистический союз проводит переворот и приходит к власти. Так происходит Гуемерская революция. После революции, новое правительство решает прийти к миру с соседями и отдает Греции Константинополь, Кипру – его северную часть, а Сирии – ее исконные территории. Жаль, что здесь забыты курды – это был бы прекрасный шанс!

К 2036 г. встает на ноги новообразованное государство на юге Франции  (там где Марсель) – Утопия со столицей Утопия-Сити. Это новый тип государства – эпикратия (от греч. знание + государство), которое ставит во главу угла знания, научные исследования, а своим языком выбирает латынь. Не имея своей армии, Утопия просится под защиту Фашистского союза, но с условием изменения названия на Имперский союз.

В 2040 г. Нео-Атлантида объявляет войну Великобритании, с юга на нее же нападает ИГИЛ из бывшей Франции – по итогам войны происходит раздел Великобритании на 2 части.

В этот же период у Швеции просыпаются имперские амбиции, она присоединяет к себе Финляндию (при сопротивлении), прибалтийские страны и Данию.  В итоге к 2043 г. образовывается Скандинавское королевство.

В 2046 г. происходит нефтяной кризис (нефть заканчивается). Тут на сцену выходит Россия, она в панике. В панике также Польша, она не знает, как обеспечить страну энергоресурсами. Там начинается бунт, и власть захватывают анархисты. Постепенно черная зараза распространяется на всю Восточную Европу, включая новую свободную Белоруссию и Балканы (даже в России, в районе Ненецкого АО появляется). 

Тут происходит исторический момент (серия называется «Возврат к истокам»): остатки стран в Европе понимают, что они могут выжить только объединившись. Утопия, как самое технологически продвинутое государство, предлагает новый источник энергии – Sidesea reactor (ведь кризис начался из-за проблем с источниками энергии).

Тем временем, анархисты выдавили ИГИЛ из Франции, но затем постепенно смогли захватить и Германию. В 2052 г. произошло восстание в России, оно почти не объясняется, но по итогам гражданской войны над страной развевается имперский флаг – можно предположить, что победили националисты.

Такое альтернативное будущее Европы и России рисует малоизвестный блогер «Картограф-утопист» с 437 подписчиками. В нем много старой доброй RealPolitik и очень мало места для веры в современную политическую систему во Франции с ее ценностями, институтами и приверженностью идеалам единой Европы.

} Cтр. 1 из 5