Отношения России и ЕС к 2036 г.: желательный сценарий

1 августа 2019

Лейла Даскин - советник по вопросам безопасности, Департамент политики безопасности, Министерство обороны Австрии

Резюме: Напряженность и недоверие – именно этими словами обычно описывают нынешнее состояние отношений России и ЕС. Как мы пришли к такому положению?

Статья опубликована в спецвыпуске, изданном в рамках выполнения проекта «Россия глазами зарубежных лидеров нового поколения», при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации от 19 февраля 2018 года N 32-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом президентских грантов (http://svop.ru/wp-content/uploads/2019/07/rimG.pdf). 

Напряженность и недоверие – именно этими словами обычно описывают нынешнее состояние отношений России и ЕС. Как мы пришли к такому положению? Скорее всего, это следствие того, что провалилась попытка стратегического включения России в международную систему после окончания холодной войны, как и ее стратегического игнорирования в 1990-е и 2000-е годы. Появилось и еще одно конфронтационное направление, обусловленное стратегическим шоком после присоединения Крыма. Аннексия нанесла серьезный ущерб отношениям России и Евросоюза и в итоге привела к введению санкций. Вмешательство России в европейские выборы и «дело Скрипаля» в Солсбери – также события с негативными последствиями.

Тем не менее прагматичные отношения с Россией остаются стратегической необходимостью, потому что, как показала история, реальная безопасность в Европе невозможна, если работать без России или против нее.

Для Австрии Россия не составляет проблему безопасности, аналитики не видят прямой военной угрозы. А вот расколотый и слабый Евросоюз представляет опосредованную угрозу безопасности страны. Однако эту уязвимость продвигает сама Россия своей антизападной политикой, направленной на ослабление европейских и западных институтов. Чтобы остановить эти тенденции, нужно улучшить отношения Европейского союза и России в будущем. Но на данном этапе важно, чтобы Европа упрочила решимость противостоять гибридному влиянию России и смогла реформировать отношения с позиции силы.

Наиболее вероятным сценарием для самого ЕС станет сфокусированность на управлении и внутренней политике, несмотря на дальнейшее углубление общей политики в области безопасности и обороны.

Невзирая на серьезное ухудшение отношений с Россией, стратегическая безопасность в Европе открывает новые возможности для сотрудничества. Особенно если речь идет о южной кризисной дуге, где стабилизация без России невозможна и отвечает интересам обеих сторон.

Два ключевых фактора будущих отношений между Европой и Россией – российско-американские отношения, а также внутренняя стабильность и развитие самой России. Евросоюз практически не обладает влиянием ни на один из этих факторов.

Свет в конце туннеля? Позитивное партнерство, плодотворное сотрудничество и как к этому прийти. Прежде всего необходимо взаимное признание структурных различий между ЕС и Россией и многообразия интересов сторон. Если дополнить это пониманием, что дальнейшая военная эскалация и наращивание вооружений не отвечают интересам ни Европы, ни России, в будущем общими приоритетами могут стать следующие сферы:

  • новые соглашения по контролю над обычными и ядерными вооружениями, а также в киберпространстве;
  • новый режим мер по укреплению доверия и безопасности с акцентом на предотвращение нежелательной эскалации, например в результате военных учений, действий авиации или разведывательной деятельности;
  • деэскалация на Украине путем реализации Минских соглашений;
  • акцент на реальных общих угрозах безопасности – терроризм, стабильность на Ближнем Востоке, а также выстраивание взаимовыгодных отношений с Китаем;
  • постепенное налаживание взаимовыгодного «модернизационного партнерства» с акцентом на экономическое и научное сотрудничество;
  • в долгосрочной перспективе ЕС может начать строительство новой панъевропейской архитектуры безопасности с участием России.

Чтобы эти возможности стали реальностью, необходимо сосредоточиться на роли молодого поколения. В 2036 г. на смену нынешним политическим акторам скорее всего придут новые молодые умы. Их политические идеи определят архитектуру безопасности в будущем, и нам стоит уже сейчас задуматься об их способностях и готовности понимать партнеров как о ключевых факторах отношений России и ЕС.

Вот почему программы обмена для студентов и молодых профессионалов приобретают особое значение. Эти программы нужно продолжать на вузовском и официальном уровне, а также расширять при участии европейских и российских экспертов, чтобы в будущем избежать недоверия и попыток вредоносного влияния. Это небольшой, но конкретный и действенный шаг, который будет способствовать улучшению стратегического взаимопонимания ЕС и России в долгосрочной перспективе.

} Cтр. 1 из 5