Ближний Восток после Хашукджи

23 ноября 2018

Чез Фриман – cтарший научный советник Института мировой и публичной политики имени Уотсона в Университете Брауна, в прошлом – высокопоставленный дипломат и сотрудник Пентагона, переводчик.

Резюме: Мы только начинаем осознавать последствия убийства Джамаля Хашукджи. Он был моим другом. Никто не заслуживает такой смерти. Это во всех отношениях неприемлемая ситуация.

Мы только начинаем осознавать последствия убийства Джамаля Хашукджи. Он был моим другом. Никто не заслуживает такой смерти. Это во всех отношениях неприемлемая ситуация.

Операция против Джамаля по-видимому должна была заставить замолчать критиков некоторых аспектов внутренней и внешней политики Саудовской Аравии. Конечно, многие саудовцы теперь будут помалкивать, но возник вопрос: способны ли правители королевства контролировать свои ведомства и их сотрудников. Иностранные критики Саудовской Аравии активизировались, потенциальные инвесторы встревожены, а мировое сообщество требует прекратить блокаду Катара и войну в Йемене. Турция получила новые козыри, которые можно использовать против лидирующих позиций Саудовской Аравии в исламском мире и регионе Персидского залива. Анкара стремится усилить подрыв доверия к Эр-Рияду и укрепить собственные позиции, постепенно открывая по одной-две карте в игре.

Убийство обеспокоило друзей королевства и спровоцировало новые атаки со стороны противников и критиков. Джамаль, любивший свою родину и одобрявший многие, хотя и не все, изменения, которое проводило новое руководство страны, ужаснулся бы, узнав, какой ущерб репутации Саудовской Аравии нанесла его смерть и как это усложнило продолжение улучшений.

Джамаль поддерживал действия королевства, соответствующие исламским традициям и конституции. Вопреки широко распространенным за рубежом карикатурам, эти принципы исключают капризы единоличного правителя. Король ощущает необходимость советоваться со многими другими людьми – представителями других ветвей королевской семьи, ведущими предпринимателями, религиозными деятелями и экспертами, – чтобы прийти к консенсусу, который он сможет представить как окончательное решение. Король не принимает решения в одиночку. Система обеспечивает достаточно сдержек и противовесов, чтобы избежать необдуманных решений. Кроме того, король может лишиться трона, если семья посчитает его действия неверными. Так, в 1964 году семья вынудила короля Сауда отречься от престола.

Саудовская система является примером исламской концепции шуры, или консультативного управления. Из-за этого страна была немного скучной. В то же время благодаря этой системе королевство стало беспроблемным протекторатом и надежным партнером США. Интересы двух стран редко вступали в противоречие. Война Судного дня в 1973 году – исключение, только подтверждающее правило. Тогда саудиты не колеблясь принялись защищать свои интересы и с помощью ОПЕК наказали США за поддержку Израиля в войне против Египта. Королевство всегда сохраняло возможность действовать самостоятельно, в том числе против США, если считало нужным.

Намеренное убийство Джамаля Хашукджи – отражение современного, а не древнего Ближнего Востока. Сегодня это регион, в котором систематические нарушения норм приличия и международного права привели к гоббсовской анархии. Израиль стал мощным отрицательным примером для остальных, игнорируя правила либерального мирового порядка, который США поддерживали на протяжении большей части XX столетия. Убийства стали обычным инструментом Израиля против арабского населения и палестинских диаспор в Леванте, Европе и Северной Африке, а также применялись против Ирана. Израиль использовал и пытался легитимизировать упреждающие удары, запрещенные Уставом ООН. При этом израильские власти пользовались своим военным превосходством – обеспеченным Соединенными Штатами, – чтобы склонить соседей к покорности. Саудовская Аравия никогда прежде не прибегала к подобной политике или операциям. Но теперь королевством правит новое поколение, которое открыто восхищается жесткими действиями Израиля.

В последние годы Израиль, Саудовская Аравия и ОАЭ нашли причины для сотрудничества – противодействие Ирану. Израильское лобби совместно с лоббистами, нанятыми Саудовской Аравией и ОАЭ, вынудили администрацию Трампа выйти из иранской ядерной сделки и вновь ввести односторонние санкции против Тегерана. Несмотря на то что продажность американского Конгресса широко известна, в одиночку Саудовской Аравии и Эмиратам не удалось бы добиться такого результата. Израиль и Саудовская Аравия также объявили о сотрудничестве спецслужб, которое включает подготовку сотрудников для параллельных или даже совместных операций против Ирана.

Кто бы ни санкционировал убийство Хашукджи, оно говорит о кардинальном изменении практики трансграничных операций Саудовской Аравии. Кто-то в королевстве сделал то, в чем США обычно обвиняют Иран – убийство диссидентов с целью подавления критики и предотвращения массового недовольства. Даже если убийство стало случайностью, оно было тщательно подготовлено. Можно предположить, что спецотряд королевской гвардии, который проводил операцию, прошел подготовку в Моссаде. Правда, новички работали неумело, в отличие от Моссада с его огромным опытом устранения террористов.

Саудовская война в Йемене – это арабский аналог израильских кампаний с целью парализовать жизнь в секторе Газа. Соединенные Штаты обеспечивают необходимую материальную поддержку войны в Йемене и кампании против Газы. Вашингтон защищает саудовцев и израильтян от расследования международными организациями военных преступлений, которые там явно совершаются. США являются участником этих войн. Саудовская Аравия платит за американскую поддержку. Израиль получает американские субсидии на военные операции. В обеих странах войны с соседями подпитывают националистические настроения и объединяют граждан вокруг лидеров. Однако эти войны тревожат сторонников Саудовской Аравии и Израиля в США и подрывают поддержку, которая оказывалась в прошлом.

Иностранцы, которые знают и любят Саудовскую Аравию, – а таких немного – раньше были уверены, что королевство будет поддерживать репутацию консервативного, ориентированного на консенсус стабильного государства. Дело Хашукджи вызвало за рубежом вопросы по поводу процесса принятия решений в Эр-Рияде и эффективности контроля монарха над органами власти. Если убийство – это наказание за оскорбление достоинства монарха, и оно не было своевольной операцией, что можно сказать о самодисциплине и здравомыслие саудовских политиков? Если убийство было своевольной операцией, что можно сказать о способности короля и наследного принца контролировать действия своих подчиненных? Чем быстрее удастся прояснить эти вопросы, тем лучше. Попытка скрыть преступление подорвала репутацию Саудовской Аравии в мире. Теперь королевству придется восстанавливать доверие к своим словам.

Несмотря на определенные трения в королевской семье, король Салман и наследный принц Мухаммед бен Салман могут быть уверены, что родственники поддержат их в этом вопросе. Все члены королевской семьи знают, что именно семейные распри привели к краху двух предыдущих династий Аль Саудов. Все помнят свержение шаха в Иране. Все понимают императив объединения вокруг трона. Наследный принц Мухаммед бен Салман пользуется значительной поддержкой населения, две трети которого моложе 30. Осуждение убийства Хашукджи за рубежом не изменило ситуацию. Напротив, в Саудовской Аравии возросли национализм и поддержка монархии. Внутри королевства укрепилась популярность наследного принца. Король теперь еще больше привязан к своему сыну-фавориту. Кроме того, ранее уже ходили разговоры о возможном отречении короля в пользу сына. Если сегодня и существует угроза стабильности Саудовской Аравии, то она исходит извне.

Заняв пост в Белом доме, президент Трамп немедленно отказался от дипломатии как средства продвижения американских интересов и стал использовать личные контакты с иностранными лидерами. Неопределенность по поводу последствий убийства Хашукджи для отношений США с Саудовской Аравией иллюстрирует проблему складывания всех яиц в одну корзину. Израиль и администрация Трампа возлагали огромные надежды на Мухаммеда бен Салмана, который должен был помочь им добиться смены режима в Иране, капитуляции палестинцев и продвижения умеренного ислама. В США некоторые уже выступают за прекращение войны в Йемене, снятие блокады с Катара, дистанцирование от Саудовской Аравии и нормализацию отношений с Ираном. Эти политики используют убийство Хашукджи для продвижения своей повестки.

В исламском мире Турция использует убийство Хашукджи, чтобы противопоставить демократический исламизм и традиционные арабские формы государственного управления. Анкара собирает доказательства убийства, чтобы получить рычаги влияния на королевство в вопросах блокады Катара и тайных операций в Сирии. Иран использует убийство Хашукджи? Чтобы отвлечь внимание от аналогичных собственных действий и продолжать свою кампанию по очернению нетерпимости Саудовской Аравии как основы исламского терроризма. Арабские интеллектуалы в Леванте уже давно осуждают Саудовскую Аравию за богатство и лицемерие. Они, как и арабские диаспоры на Западе, ухватились за убийство Хашукджи, чтобы осудить лидерство Саудовской Аравии, которая прогнила и не имеет морального права контролировать мусульманские святыни.

Иными словами, сегодня любой готов бросить камень в Саудовскую Аравию. Но в этом процессе ключевые интересы США могут оказаться ущемленными.

Соединенные Штаты вновь становятся крупным экспортером нефти и природного газа. Американцы уже не зависят от импорта энергоресурсов из Саудовской Аравии. Но благодаря ведущим позициям в ОПЕК и партнерству с Россией королевство сохраняет рычаги воздействия на глобальную экономику, что может поставить под угрозу процветание США. Недавние попытки администрации Трампа договориться о снижении цен на нефть перед промежуточными выборами в Конгресс свидетельствуют о недооценке лидирующих позиций Саудовской Аравии на мировом энергетическом рынке.

После того Соединенные Штаты вторглись в Ирак в 2003 году, несмотря на советы Эр-Рияда, Саудовская Аравия выбрала собственный военно-политический курс, независимый от американского. Вместо того чтобы рассчитывать на защиту США, королевство начало укреплять собственные силы, закупая оружие у США, Европы, Китая и России. Президент Трамп предложил наследному принцу восстановить приоритет американского оружия в закупках. Это стало хорошей новостью для американского ОПК. Саудовская Аравия является крупнейшим покупателем американской военной техники и услуг. Многие производственные линии в Штатах закроются, если королевство будет закупать оружие у других стран. Ограничения экспорта американского оружия и систем слежения в Саудовскую Аравию дадут возможность иностранным конкурентам расширить рынок. А Израиль с удовольствием продаст королевству все необходимые средства слежения и технику для полиции.

Саудовская Аравия расположена на одной из стратегически важных линий коммуникации. Способность США проецировать свое влияние в Западной Азии и во всем мире зависит от возможности пересекать территорию Саудовской Аравии. Эр-Рияд может лишить американцев этого права в зависимости от того, насколько саудовцы будут довольны политикой Вашингтона.

Саудовская Аравия – крупный рынок для американских товаров и услуг гражданского назначения. Она оценивает нефть в долларах, а не в других валютах, и это важный аспект глобальной мощи США. Саудовцы традиционно финансируют американскую внешнюю политику. Информация об исламских террористах, которую предоставляют саудовские спецслужбы, незаменима.

Америка больше не является единственной иностранной державой, присутствующей на Ближнем Востоке. Ей необходимо партнерство с Саудовской Аравией, чтобы восстановить баланс сил в Персидском заливе, строить отношения с Ираном, урегулировать палестино-израильский конфликт, не уступить регион России или другим конкурентам, а также нейтрализовать антиамериканизм в мусульманском мире. США прилагают невероятные усилия, чтобы сохранить партнерские отношения с Израилем, несмотря на частые нарушения международных норм и игнорирование американских ценностей. Если Вашингтон будет руководствоваться исключительно принципами морали в отношениях с Саудовской Аравией, это тоже не пойдет на пользу США.

Нужно помочь Саудовской Аравией разобраться с проблемами внутреннего контроля, которые привели к трагической ошибке в Стамбуле, а не бередить раны. Нужно поддерживать наследного принца в проведении давно назревших социальных и экономических реформ. Соединенным Штатам следует задействовать собственные рычаги влияния, чтобы помочь Саудовской Аравии с достоинством покинуть Йемен и наладить отношения с Турцией и Катаром. Трещина в американо-саудовских отношениях не угрожает существованию ни Соединенных Штатов Америки, ни Королевства Саудовская Аравия. Но она может иметь серьезные последствия для мира и благополучия обеих стран, а также их союзников и друзей.

Главное – без излишнего рвения: нам нужно трезво мыслить и смотреть в будущее, если мы хотим разобраться в ситуации, сложившейся после жестокого убийства Джамаля Хашукджи.

} Cтр. 1 из 5