13.10.2021
Зачем Нуланд приехала в Москву
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Выяснение параметров многостороннего взаимного сдерживания по украинскому вопросу и составляет, вероятно, смысл нынешнего визита Виктории Нуланд. Речь не идёт и не может идти о каких-то «сделках», долгосрочных договорённостях.

В Москву приехала Виктория Нуланд – заместитель госсекретаря США, отвечающая за Европу и Евразию. Визиту предшествовала процедура, в дипломатической практике небывалая, но наглядно отражающая нравы сегодняшней мировой политики. Госпожа Нуланд, известная бескомпромиссно критической позицией в отношении России и активным участием в украинских событиях середины прошлого десятилетия, числилась в запретном списке на въезд.

Запрет отменили в результате зеркальной договорённости: мы пустили Нуланд, а американцы – российского дипломата, который не мог въехать по аналогичной причине. Славно, что поладили, но вообще-то это, конечно, нечто удивительное. Для выполнения рутинной дипломатической работы в рамках профессиональных обязанностей требуется специальная политическая сделка. Норм и правил, устоявшихся веками, недостаточно. В своеобразное время мы живем, в холодную войну как-то попроще было.

Виктория Нуланд – фигура у нас почти легендарная. Благодаря кадрам с раздачей сладостей на киевском майдане она стала олицетворением всей украинской политики Вашингтона. Нет сомнения, у госпожи Нуланд, супруги одного из наиболее видных неоконсервативных идеологов Боба Кейгана, имеются вполне определённые взгляды, и она всей душой за продвижение демократии и против русского империализма. Но в первую очередь она – опытный и дисциплинированный чиновник, следующий общей линии. Сейчас линия, как можно предположить, деловая, прагматическая. И визит связан с вполне конкретными задачами, которые формулирует для себя Белый дом.

Настойчивость, с которой замгоссекретаря стремилась приехать в Москву, вероятно, связана с желанием администрации Байдена выяснить, каковы реальные перспективы обострения российско-украинских отношений. Эскалация Белому дому совершенно не нужна, поскольку вся деятельность предшествующих месяцев показывает: администрация чётко определилась с приоритетами.

Приоритетом номер один, кратно превосходящим по значимости всё остальное, является сдерживание Китая. Американо-китайские отношения устойчиво ухудшаются, напряженность, по крайней мере, интенсивность конфликтности растёт. В центре внимания опять тайваньский вопрос, самый взрывоопасный и, пожалуй, единственный из всего ассортимента противоречий США и КНР, который чреват войной. Скорого разрешения там не видно, скорее наоборот. Соответственно, вся стратегия, по сути, отсчитывается теперь от этой темы.

Это не значит, что российская тема совсем уж ушла на второй план. Пентагон постоянно напоминает о военной мощи Москвы как об источнике крайней обеспокоенности.

Отсюда и интерес к стратегическим консультациям в Женеве, которые начались после встречи Байдена и Путина. Но во многих вопросах Россия всё больше рассматривается сквозь призму противостояния США с Китаем. В том числе и там, где речь идёт о факторах, способных отвлечь Вашингтон от основного направления конфронтации.

Насколько можно судить, Байден и его команда заинтересованы в том, чтобы обстановка между Россией и Украиной, в особенности вокруг Донбасса, оставалась стабильной, без эскалаций. Рискнём даже предположить, что Вашингтон со своей стороны готов повлиять на Киев, тем более что политическая динамика Владимира Зеленского довольно удивительна и для американцев. В Киеве очень оживились политические процессы, президент взял курс на попытки укрепления собственной власти и подавление многочисленных центров влияния, которыми всегда была славна и характерна украинская политика. Прочной опоры у него нет, поэтому Зеленский пытается выстроить сложную систему блефа, вовлекая Запад (чтобы пугать собственных олигархов) и Россию (чтобы привлекать поддержку Запада). Конструкция шаткая и рискованная, в том числе из-за риска безрассудного обострения ситуации вокруг Донбасса – сугубо из внутренней логики. Вашингтон это нервирует, не говоря о том, что усталость от Украины начала копиться не вчера. А уж кому, как не Виктории Нуланд, знать всю подноготную украинской политики и качество тамошнего управляющего класса.

Администрация Байдена за десять месяцев в Белом доме продемонстрировала, что способна на проведение последовательной линии там, где ей это нужно (большой плюс по сравнению с предшественником), и идеологические обременения могут быть при необходимости проигнорированы (отличие от всех администраций после холодной войны – начиная с Клинтона и до Обамы). Точнее – отложены на время в сторону. Выяснение параметров многостороннего взаимного сдерживания по украинскому вопросу и составляет, вероятно, смысл нынешнего визита. Речь не идёт и не может идти о каких-то «сделках», долгосрочных договорённостях, о которых комментаторы почему-то сразу начинают рассуждать, как только случается какой-то контакт высокого уровня.

Во-первых, современная политика вообще не предполагает ничего долгосрочного. Во-вторых, даже минимально реалистичных схем урегулирования нет (Минские соглашения – рамка, в наполнение которой, кажется, никто всерьёз больше не верит). В-третьих, общий интерес России и США исчерпывается, как подчеркнула Нуланд, необходимостью предсказуемости, не более того. Но по сравнению с тем, к чему мы успели привыкнуть в отношениях с Америкой, это немало.

Российская газета
Об оттенках непоколебимости
Фёдор Лукьянов
Западные политики по очереди уверяют Украину в своей непоколебимой поддержке перед лицом «российской агрессии». Об этом один за другим заявили глава Пентагона Ллойд Остин, госсекретарь США Тони Блинкен, президент Джо Байден и глава европейской дипломатии Жозеп Боррель. Дословно одно и то же.
Подробнее