28.02.2010
Внешняя политика Турции и Россия
№1 2010 Январь/Февраль
Ахмет Давутоглу

Профессор, министр иностранных дел Турецкой Республики.

Региональный подход к глобальному миру

Окончание холодной войны предвещало, что в истории
откроется новая глава мира и стабильности. Риск прямого
столкновения двух противоборствующих блоков был устранен, и это
отвело угрозу, нависшую над человечеством. Однако исчезновение
опасности глобального ядерного холокоста не привело автоматически к
установлению нового и стабильного мирового порядка. Вместо этого во
многих уголках земного шара наметились линии глубокого
геополитического водораздела, некоторые из которых породили
разрушительные войны и конфликты. Сегодня, оглядываясь назад, можно
сказать, что эпоха, наступившая после окончания холодной войны,
была и остается промежуточным, переходным периодом к более
стабильной системе международных отношений, хотя сама эта система
по-прежнему находится на ранней стадии развития.

Избавившись от старого миропорядка и встав на путь
построения нового, планета снова проходит через муки преобразований
и перестройки. По мере того как баланс сил в системе международных
отношений меняется в направлении выравнивания игрового поля и
медленного формирования многополярного мира, все насущнее
становится потребность закрепить эти тенденции посредством создания
формальных структур.

Призывы к действию можно услышать во всех сферах
международных отношений – от затянувшихся попыток реформировать ООН
до усилий, направленных на то, чтобы сделать управление мировыми
финансами более представительным. Нет сомнений в том, что все мы
только выиграем от создания более эффективного и гуманного
мироустройства, дающего ключ к решению таких серьезных проблем, как
преодоление бедности и глобальное потепление. Вопрос в том,
насколько мы готовы действовать, как сможем мобилизовать и
координировать усилия, как быстро сумеем добиться поставленной
цели.

Турция верит в возможность установления справедливого
и устойчивого мирового порядка, который будет служить на благо всех
стран, любого общества и каждого человека в отдельности. С нашей
точки зрения, путь к этому лежит через формирование местных и
региональных блоков. Необходимо принимать близко к сердцу
региональные проблемы, заботиться о развитии диалога и
восстановлении взаимного доверия, а также усиливать стимулы для
укрепления сотрудничества в регионах. Мы можем и должны изменить
ситуацию к лучшему, преодолевая психологические барьеры, открывая
умы и сердца друг другу, объединяя ресурсы. Как говорится в русской
пословице, «берись дружно – не будет грузно».

Руководствуясь этими принципами, Турция активно
работает над тем, чтобы внести свой вклад в безопасность,
стабильность и процветание в ряде соседних и более отдаленных
регионов. Результаты, которых нам удалось добиться, говорят сами за
себя. Чтобы точнее оценить итоги, полезно взглянуть на идейный
фундамент, на котором зиждутся наши усилия.

ШЕСТЬ ПРИНЦИПОВ И ТРИ ОСОБЕННОСТИ

В основе современной внешней политики Турции лежат
шесть принципов.

Первый – это определение баланса
между свободой и безопасностью. Если безопасность хороша для одного
государства, одной страны и одного человека, она принесет пользу и
другим. Но не следует обеспечивать безопасность в ущерб свободе и
наоборот. Следовательно, необходимо найти правильное соотношение
между ними.

Второй принцип предполагает
усиленное вовлечение всех региональных сил в мирный процесс. Мы
проводим политику «обнуления проблем» в соседних странах и считаем,
что это вполне достижимая цель, если только участники процесса
смогут доверять друг другу.

Третий принцип предполагает
проведение эффективной дипломатии в отношении соседних регионов.
Наша цель – максимальная интенсификация сотрудничества, от которого
выиграют все наши соседи. Для достижения этой цели мы строим
отношения с соседними государствами на принципах «безопасности для
всех», «политического диалога на высоком уровне», «экономической
взаимозависимости», а также «культурной гармонии и
взаимоуважения».

Являясь членом Совета Безопасности ООН на период
2009–2010 гг. и ответственным членом международного сообщества,
которое вынуждено решать широкий спектр проблем, мы придерживаемся
четвертого принципа в нашей внешней политике,
который можно сформулировать как стремление к взаимодополняющим
действиям с основными игроками на мировой арене.

Пятый принцип предполагает
эффективное использование международных форумов и новых инициатив
для придания импульса решению вопросов, представляющих взаимный
интерес. Именно с этих позиций следует оценивать рост влияния
Турции в таких организациях, как ООН, НАТО, Организация Исламская
конференция, а также установление взаимоотношений со многими новыми
структурами. Следует также упомянуть о том, что Турция получила
статус наблюдателя в ряде ведущих региональных организаций, таких,
например, как Африканский союз, Лига арабских государств,
Ассоциация стран Карибского бассейна и Организация американских
государств.

Шестой принцип нашего
внешнеполитического курса опирается на предыдущие пять, – это
создание «нового образа Турции» благодаря усиленному вниманию,
которое мы уделяем общественной дипломатии.

По сути дела, наш подход нацелен на то, чтобы
положить конец спорам и укрепить стабильность в регионе с помощью
новаторских механизмов и каналов для разрешения конфликтов,
стимулирования позитивных перемен и развития межкультурного общения
и взаимопонимания.

Таким образом, можно сказать, что наша внешняя
политика имеет три отличительные особенности: она ориентирована не
на кризис, а на мечту и видение будущего мироустройства; вместо
того, чтобы реагировать на возникающие угрозы, мы предлагаем
творческие подходы к разрешению конфликтов. Кроме того, наша
политика носит системный характер и охватывает весь спектр
международных проблем.

Сегодня Турция проводит поистине многомерную и
всеохватную внешнюю политику, участвуя в решении насущных вопросов
в разных частях земного шара – от Африки до Южной Америки, от
Восточной и Южной Азии до стран Карибского бассейна. Кроме того,
Анкара активно укрепляет принципы мирного сосуществования,
взаимного уважения, дружбы, согласия и сотрудничества между разными
культурами, идеологиями и религиями. Пять лет тому назад Турция
совместно с Испанией создала под эгидой ООН «Союз цивилизаций».
Этот проект призван стать флагманом глобальных усилий, направленных
на углубление межкультурного диалога и противодействие экстремизму.
Российская Федерация со своим богатым культурным наследием также
имеет все необходимое для того, чтобы внести существенный вклад в
это историческое предприятие.

Являясь членом «Большой двадцатки», Турция
поддерживает инициативы по реформированию структуры международных
финансов и принятию новых мировых стандартов, которые обеспечат
устойчивый экономический рост и стабильную финансовую систему, а
также помогут создать более эффективную экономическую архитектуру.
С другой стороны, будучи развивающейся страной-донором, Турция
протягивает руку помощи развивающимся странам и вносит вклад в
достижение Целей развития тысячелетия, сформулированных ООН.

Наше нынешнее председательство в Инициативе по
сотрудничеству стран Юго-Восточной Европы и грядущее президентство
в Конференции по взаимодействию и мерам укрепления доверия в Азии,
а также в Комитете министров Совета Европы во второй половине
нынешнего года предоставляет значимые возможности для
совершенствования регионального сотрудничества. Турция и Россия
могут вместе работать на всех направлениях под знаком солидарности
в решении острых региональных вопросов.

Не следует забывать, что турецкая внешняя политика
опирается на уникальный исторический опыт и географию, которые еще
более усиливают в нас чувство ответственности.

Подобная историческая ответственность мотивирует
интерес Турции к близлежащим зонам, включая Кавказ, Каспийский и
Черноморский бассейны, Балканы, Восточное Средиземноморье и Ближний
Восток от Персидского залива до Северной Африки. В этом контексте
мне хотелось бы более подробно остановиться на турецко-российских
отношениях и на ситуации на Южном Кавказе.

ТУРЕЦКО-РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

С Россией нас связывают образцовые соседские
отношения, не омраченные никакими проблемами. Отношения развиваются
на взаимовыгодной основе, и мы глубоко удовлетворены поступательным
движением во всех сферах турецко-российских связей в течение
последних 19 лет. Мы считаем Россию бесценным партнером, важной
мировой державой и ключевым игроком с точки зрения регионального
взаимодействия. Хотелось бы подчеркнуть, что дальнейшее развитие
сотрудничества, основанного на общей заинтересованности сторон,
взаимном доверии и прозрачности, является одним из главных
приоритетов нашего внешнеполитического курса. Турецко-российские
отношения остаются неотъемлемой частью многомерной внешней политики
Турции.

Анкара и Москва – главные игроки, способствующие
поддержанию мира и сохранению стабильности в своем регионе. Мы
озабочены решением одних и тех же международных проблем, понимаем
друг друга и стараемся деликатно обходить «больные» темы, способные
вызывать раздражение. Мы хотели бы продолжать искренний и открытый
диалог с Россией о дальнейшем развитии нашего региона.

Визиты на высшем уровне, которые имели место в
последние два года, также внесли существенный вклад в наши
отношения. Президент Абдулла Гюль побывал с государственным визитом
в России в феврале 2009 г., премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган
посетил Сочи в мае прошлого года, а премьер-министр Владимир Путин
нанес рабочий визит в Турцию в августе 2009 г. Эрдоган побывал в
Москве 12–13 января этого года, и я сопровождал его в этой поездке.
Я также приезжал в Москву в июле прошлого года. Эти визиты,
безусловно, придали дополнительный импульс отношениям между обеими
странами.

Визит президента Гюля стал первым государственным
визитом главы турецкого государства в Россию за всю историю
двусторонних отношений. (Еще одной важной особенностью поездки
стало посещение турецким президентом Республики Татарстан – важного
региона Российской Федерации, поддерживающего культурные и
исторические связи с Турцией.) В ходе визита лидеры обеих стран
подписали Совместную декларацию, в которой не только закладывается
основа для совместных отношений, но и предлагается «дорожная карта»
нашего будущего регионального сотрудничества почти во всех
вопросах, представляющих обоюдный интерес. В документе
подтверждается, что цель, обозначенная в Совместной декларации от
2004 г., а именно поднять наши взаимоотношения на уровень
«многомерного углубленного партнерства», достигнута. Новые
договоренности также являются проявлением политической воли на
высшем уровне – решимости «поднимать наши отношения на новый
качественный уровень и углублять их».

В этом контексте Турция и Россия решили создать
межгосударственный механизм (Высший совет сотрудничества) на уровне
высшего политического руководства. Мы верим, что данный орган будет
способствовать развитию двусторонних отношений и внесет вклад в
региональную стабильность. Первая встреча в рамках Высшего совета
сотрудничества запланирована на первую половину 2010 г.

С начала 1990-х гг. сотрудничество в экономической и
энергетической областях было движущей силой турецко-российских
отношений. Хотя мы с гордостью говорим о том, что торговля достигла
впечатляющих объемов – в 2008 г. Россия стала нашим главным
торговым партнером (товарооборот достиг 38 млрд долларов), а в 2009
г. была вторым торговым партнером (около 22 млрд долларов, из
которых 3 млрд приходилось на экспорт и 19 млрд на импорт), – к
сожалению, у Анкары образовался существенный торговый дефицит
вследствие импорта энергоресурсов (в 2009 г. Турция импортировала
из России свыше половины всего потребляемого газа и четверть всей
нефти). Мы придаем большое значение достижению баланса и
нацеливаемся на диверсификацию в торговле с Россией. Снижение
товарооборота объясняется в первую очередь мировым финансовым
кризисом. Но мы уверены, что негативные последствия кризиса в
двусторонней торговле будут преодолены в нынешнем году. Кроме того,
к 2015 г. наш товарооборот должен достигнуть 100 млрд долларов, как
запланировали оба премьер-министра на встрече 13 января в
Москве.

Другие отрасли экономики также заслуживают внимания.
Общая стоимость проектов, осуществляемых турецкими подрядчиками в
России, достигла 30 млрд долларов. Прямые турецкие инвестиции
превысили 6 млрд долларов, а прямые российские инвестиции в Турцию
– 4 млрд долларов. В 2008 и 2009 гг. поток российских туристов в
Турцию составил 2,8 и 2,6 млн человек соответственно. Кроме того,
мы с радостью наблюдаем растущий интерес российских фирм к
энергетическим инфраструктурным проектам и туристическому сектору
Турции. Сотрудничество в энергетической отрасли является значимым
аспектом турецко-российских отношений. Россия – важный поставщик
энергоносителей для Турции. Проект газопровода «Голубой поток»
вывел энергетическое сотрудничество на новый стратегический
уровень. Значительное место в повестке дня занимают новые проекты с
участием России (к примеру, строительство атомной электростанции в
Турции) и российские инвестиции в проект нефтепровода Самсун –
Джейхан.

Я верю, что двусторонние отношения и взаимодействие с
Россией в политической, экономической и энергетической областях, а
также в сфере культуры и образования будут развиваться и впредь.
Продолжится и диалог по региональным и международным вопросам. В
целом отношения с Москвой весьма многообещающи, и мы сделаем всё от
нас зависящее, чтобы они получили дальнейшее развитие, как было
заявлено в Совместной декларации, подписанной двумя президентами в
феврале 2009 г.

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ

В центре коридора, который простирается с севера
России до юга Турции, находится конфликтный регион, который
отчаянно нуждается в мире и экономическом развитии. Это Кавказ.
Нынешняя обстановка в Западной Азии отчасти напоминает тупиковую
ситуацию на Корейском полуострове, расположенном между двумя
гигантами Восточной Азии – Китаем и Японией. Следовательно, говоря
о турецко-российских отношениях, мы должны осознавать, сколь
большое значение они имеют для общей ситуации на евразийском
континенте.

Находясь на протяжении многих веков на перекрестке
между Востоком и Западом, Севером и Югом и населенный множеством
разных народов, этнических групп, говорящих на разных языках и
исповедующих разные религии, Южный Кавказ, конечно же, является
самым интригующим и непредсказуемым местом на политической карте
мира.

Южный Кавказ, примыкающий к границам Турции и России,
всегда играл особую роль и для турок, и для русских, занимая важное
место в дипломатической повестке дня обеих стран. Сегодня
стратегическое значение региона еще больше возросло, и по этой
причине он, как никогда, нуждается в стабильности и региональном
сотрудничестве. Турция отводит Южному Кавказу особое место в своей
внешней политике, стремясь обеспечить там мир, безопасность и
процветание. Это объясняется не только историческими и
гуманитарными узами, связывающими Турцию с народами Кавказа;
некоторые из них имеют культурную и этническую общность с турецким
народом. Главное в том, что эта небольшая по территории область, к
сожалению, по-прежнему нестабильна. Три крупных конфликта на
территории стран – членов ОБСЕ остаются неразрешенными в течение
почти двух десятилетий.

Со времен обретения независимости республиками Южного
Кавказа мы старались сделать все от нас зависящее, чтобы здесь
воцарились мир и процветание. Турция одной из первых признала
суверенитет всех трех республик, включая Армению. Однако оккупация
азербайджанских земель Арменией, ставшая причиной конфликта вокруг
Нагорного Карабаха, затруднила дальнейшее сотрудничество в
региональном и общемировом масштабе.

Отношения Турции с Азербайджаном всегда были
уникальны в силу особых братских уз, связывающих наши народы,
объединенные общей историей, языком и культурой. Вот почему у нас
выстроены важные политические отношения с Баку, о которых можно
судить по частоте взаимных визитов, а также постоянному диалогу и
солидарности в вопросах, представляющих взаимный интерес. Наше
экономическое сотрудничество развивается поступательно. Торговый
оборот достиг 2,5 млрд долларов. Кроме того, Турция лидирует в
части иностранных инвестиций в азербайджанскую экономику.

Отрадно, что, благодаря развивающейся демократии,
растущей экономике, человеческому капиталу и природным ресурсам,
Азербайджан стал центром притяжения на Кавказе. Однако
неурегулированный конфликт вокруг Нагорного Карабаха и оккупация 20
% территории страны Арменией мешают Азербайджану и региону в целом
использовать этот важный потенциал.

Будучи членом Минской группы ОБСЕ, Турция с самого
начала активно выступала за мирное урегулирование карабахского
конфликта посредством переговоров между Ереваном и Баку. Весьма
прискорбно, что механизм, такой же старый, как и сам конфликт, пока
не принес ощутимых и конкретных результатов. Вот почему так важен
прогресс, недавно достигнутый на переговорах между президентами
Ильхамом Алиевым и Сержем Саргсяном. Это еще раз подчеркивает
необходимость достижения конкретных результатов посредством
интенсивного диалога в то время, когда сама история предоставляет
уникальную возможность. Вместе с тем Минская группа ОБСЕ остается
единственным международным инструментом, способным побудить стороны
предпринять конкретные шаги для преодоления разногласий и
достижения мирных договоренностей.

По понятным причинам наши отношения с Арменией
находились в ином русле и до сих пор остаются недостающим элементом
в той целостной картине, которую Анкара хотела бы видеть на Южном
Кавказе. Однако мы не теряем надежду на то, что связи с Арменией в
конце концов удастся восстановить, и с этой целью мы прибегаем к
односторонним мерам по укреплению доверия. В 2007 г. удалось
задействовать дипломатический канал для диалога между
высокопоставленными чиновниками обеих стран, целью которого
является установление нормальных двусторонних отношений.

Эти усилия принесли плоды в 2009 г., когда
ответственные политики обоих государств пришли к выводу, что настал
благоприятный момент для всеобъемлющего мирного урегулирования. Мы
решительно приступили к реализации этого плана, несмотря на резкую
критику наших действий внутри страны. Титанический труд и
интенсивные переговоры привели к подписанию 10 октября 2009 г. двух
протоколов в Цюрихе.

Это беспрецедентный шаг вперед в направлении
искоренения юридических и психологических барьеров, которые до сих
пор разделяли два соседних народа. Однако на протяжении всего
диалога с Ереваном мы неизменно отдавали себе отчет в том, что
одного лишь турецко-армянского примирения недостаточно для того,
чтобы долгожданный мир и стабильность пришли в этот
многострадальный регион.

Мы убеждены в том, что прогресс в нормализации
отношений между Турцией и Арменией должен дополняться и развиваться
с помощью конкретных шагов, направленных на разрешение конфликта в
Нагорном Карабахе. Только при условии всеобъемлющего урегулирования
мы сможем сохранить атмосферу примирения и устранить оставшиеся
барьеры, препятствующие диалогу, сотрудничеству и миру в регионе. И
это, конечно, потребует политической воли и мужества.

После подписания оба протокола были незамедлительно
направлены для ратификации в турецкий парламент. Мнение
Конституционного суда Армении по поводу протоколов стало
неожиданным препятствием, которое необходимо преодолеть. Если все
стороны будут вести себя ответственно и постараются внести свой
вклад в достижение всеобъемлющего мира на Южном Кавказе, то, мне
кажется, протоколы будут быстро ратифицированы парламентом Турции.
Это не только облегчит процесс примирения двух народов, но и
проложит путь к новому будущему и воцарению мира, процветания и
сотрудничества. В этом смысле самая безотлагательная потребность
состоит в том, чтобы не воздвигать препон на пути достижения мира и
стабильности под ширмой надуманных юридических проблем.

Что касается Грузии, то глубокие исторические и
культурные связи между народами, общая граница, крупномасштабная
транспортно-энергетическая инфраструктура, турецкие граждане
грузинского и абхазского происхождения являются главными факторами,
способствующими нашим интенсивным взаимоотношениям и сотрудничеству
с Тбилиси.

Турция поддерживает и уважает независимость,
суверенитет и территориальную целостность всех государств Южного
Кавказа, и Грузия здесь не исключение. Это было нашей
принципиальной позицией со времени обретения странами
независимости, и мы по-прежнему придерживаемся этой позиции.
Учитывая наши прекрасные отношения и многомерное партнерство с
Россией, нетрудно представить себе, что Турция была в числе тех,
кого крайне обеспокоили события августа 2008 г.

Сегодня Анкара и Москва, а также Баку, Ереван и
Тбилиси больше чем когда-либо стремятся превратить Южный Кавказ в
зону всеобъемлющего и прочного мира. Все заинтересованы в
разрешении застарелых конфликтов, что, в свою очередь, будет
усиливать у лидеров наших стран чувство ответственности за судьбу
региона. Нас также объединяет заинтересованность в укреплении
гуманитарных связей, которые позволят залечить старые раны. Мы все
хотим забыть прошлую вражду и спроецировать в будущее позитивные
аспекты общей истории, и, что самое важное, у нас есть общее
стремление построить светлое будущее на Южном Кавказе.

Понимая, что длительный мир и стабильность в регионе
невозможны без взаимоприемлемого урегулирования конфликтов, мы
предложили создать новый региональный форум, чтобы облегчить и
ускорить поиски компромиссов. Идея в том, чтобы усадить лидеров
пяти стран – Азербайджана, Армении, Грузии, Российской Федерации и
Турции за стол переговоров для решения региональных проблем и
укрепления доверия.

Выступив с инициативой создания Платформы
стабильности и сотрудничества на Кавказе, Турция признала, что это
нелегкий процесс, поскольку наличие конфликтов служит одновременно
и поводом для появления такой структуры, и главным препятствием в
процессе реализации идеи. Более того, это не первое предложение по
формированию некой кавказской организации: с 1990-х гг. выдвигался
целый ряд схожих инициатив, но все они остались нереализованными,
несмотря на добрые намерения. Памятуя о прошлых неудачах, мы
собираемся создать структуру, которая сможет способствовать
диалогу, обмену идеями и укреплению доверия между основными
действующими лицами региона, и считаем, что это будет длительный
процесс, а не одномоментное действие. Идея платформы, как таковой,
создаст в будущем многообещающую альтернативу насилию и инструмент
урегулирования конфликтных ситуаций.

Чем бы ни увенчались наши усилия, направленные на
достижение устойчивого мира и стабильности на Южном Кавказе, ясно
одно: Турция останется активным участником мирного процесса в
регионе и продолжит создание прочного и конструктивного партнерства
с Россией, чтобы сотрудничать с ней в нормализации ситуации.

Со времени окончания холодной войны прошло 20 лет, и
сегодня процесс глобализации вступает в новую стадию. До 1990-х гг.
условия, определявшие мировой политический порядок, были гораздо
яснее, хотя отношения между ведущими державами порой обострялись до
пугающего уровня. Сегодня мы живем в совершенно ином, глобальном,
мире. Демократия, права человека и рыночная экономика заложены в
фундамент системы международных отношений. Вчерашние враги
становятся партнерами в современной взаимозависимой глобальной
экономике. В этом контексте отношения между Москвой и Анкарой
являются структурным фактором в нашем регионе и за его пределами.
Турецко-российские отношения действительно представляются
неотъемлемой частью многомерной внешней политики Анкары. Начинались
они как скромные торговые связи, но быстро развивались, включая в
себя всё новые сферы сотрудничества. Я глубоко удовлетворен тем,
что наши отношения приобрели стратегическое измерение.

Многочисленные вызовы, такие, к примеру, как
организованная и транснациональная преступность, нелегальная
иммиграция, межкультурная и религиозная нетерпимость, экстремизм и
терроризм, требуют укрепления взаимодействия между Турцией и
Россией.

Это касается также и региональных проблем. На Турции
и Российской Федерации лежит историческая и нравственная
ответственность по объединению усилий в деле достижения мира,
безопасности, стабильности и процветания на Южном Кавказе, и нам
будет легче выполнить свой долг, если мы будем сотрудничать на
основе общего понимания стоящих перед нами проблем и путей их
решения. Культивируя компромисс и добрососедские отношения на Южном
Кавказе, мы будем способствовать урегулированию других конфликтов
на планете, а также созданию атмосферы согласия и взаимопонимания.
Это то, что нам следует делать, чтобы формировать настоящее и
готовить светлое будущее нашего общего региона.

Содержание номера
Самосозерцание Европы
Фёдор Лукьянов
Большая стратегия
Отступление от соглашений времен холодной войны
Джон Айкенберри, Даниел Дьюдни
Глобальное измерение войны
Павел Золотарев
От надежды к дерзанию
Збигнев Бжезинский
Вокруг России
Внешняя политика Турции и Россия
Ахмет Давутоглу
Сотрудничество вместо сдерживания
Николай Капитоненко
Политика впереди экономики: риски и перспективы Таможенного cоюза ЕврАзЭС.
Андрей Суздальцев
Государство – это он
Аркадий Дубнов
Новое лицо Европы
От персонализма к политическим действиям
Херман ван Ромпёй
Евросоюз: от частного к общему
Ирина Бусыгина, Михаил Филиппов
Лиссабонский договор и интересы России
Иван Иванов
Глобальный климат
Саммит в Копенгагене: снова закат Европы?
Жан-Пьер Леманн
Изменение климата или климат для изменений?
Адиль Багиров
Новый энергетический порядок
Дэвид Виктор, Линда Юэ