28.06.2021
Украинский гамбит Лондона: зачем Великобритании понадобился инцидент в Чёрном море
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Андрей Фролов

Кандидат исторических наук, эксперт Российского совета по международным делам.

История с появлением в российских территориальных водах британского эскадренного миноносца D36 Defender стала одним из главных событий не только недели, но, пожалуй, и месяца. Ещё до откровений ВВС, сделанных 27 июня на основе найденных сознательным гражданином на остановке документов, было понятно, что многочисленные комментарии российских наблюдателей относительно того, что за действиями англичан стоит желание «насолить России», чрезвычайно поверхностны.

На наш взгляд, появление британского корабля в Крымских водах в первую очередь было направлено на украинскую аудиторию и руководство, и только потом преследовало какие-то интересы в отношении России. На этот вывод нас наталкивает логика развития сотрудничества Великобритании и Украины в 2020–2021 годы.

Резкое сближение двух стран началось после визита в Лондон президента Украины Владимира Зеленского в октябре прошлого года. Это было не самое простое время для Киева: на финишную прямую вышла предвыборная гонка в США, в ходе которой украинская тема присутствовала постоянно, а команда Трампа активно отрабатывала сюжет о коррупционных связях сына демократического кандидата Хантера Байдена на Украине, и было понятно, что в случае победы Трампа давление на Киев продолжится, если не усилится.

На этом фоне первый посткоронавирусный зарубежный визит лидера Украины прошёл более чем успешно. Тогда Украина и Великобритания заключили Соглашение о политическом партнёрстве, свободной торговле и стратегическом партнёрстве, а также обсудили тему «борьбы с влиянием России» (о практическом закреплении итогов обсуждения не сообщалось, но исключать этого нельзя, тем более что Зеленский самолично нанёс визит в офис британской разведки МИ6 и общался с её шефом Ричардом Муром) и сотрудничество Киева с НАТО.

Целью Соглашения официально провозглашалась активизация сотрудничества двух стран «по политическим вопросам, вопросам безопасности и международной повестки дня». Кроме того, в документе подчёркивалась поддержка Лондоном «суверенитета и территориальной целостности» Украины (что мы и наблюдали 23 июня), а также приверженность двух стран таким вопросам, как усиление демократии, борьба за права человека и углубление сотрудничества в оборонной сфере. Пункты традиционные, но в общем контексте визита очень педалируемые.

Последняя область была формализована меморандумом о наращивании сотрудничества между Украиной и Великобританией в военной и военно-технической сферах, подписанным министрами обороны двух стран Андреем Тараном и Беном Уоллесом также в ходе визита Зеленского. Среди прочего в меморандуме отражено положение по привлечению финансирования в интересах ВМС Украины Британским экспортно-кредитным агентством (Export Credits Guarantee Department, ECGD) в виде кредита на сумму 1,25 млрд фунтов стерлингов сроком на десять лет. Этот кредит предполагалось использовать для финансирования предложенного британской стороной строительства для ВМС Украины восьми больших ракетных катеров по британскому проекту, реконструкцию украинских судостроительных предприятий и создание двух баз ВМС Украины. Два первых катера должны быть построены на территории Великобритании, а остальные – на судостроительном предприятии на Украине. Любопытно, что все эти договорённости были окончательно подтверждены 21 июня на борту всё того же эсминца Defender, который пришёл в Одессу.

По итогам визита Зеленского премьер-министр Борис Джонсон заявил буквально следующее: «Великобритания – наиболее ревностный сторонник Украины, будь то поддержка в области обороны, усилия по стабилизации, гуманитарная помощь или тесное сотрудничество по политическим вопросам. Наша позиция остаётся чёткой: мы решительно поддерживаем сохранение суверенитета и территориальной целостности Украины. Соглашение о стратегическом партнёрстве, которое мы сегодня подписали, сигнализирует о следующей главе в наших отношениях». Дальнейшие события дают основания полагать, что это не просто протокольные фразы, как часто бывает при подобных мероприятиях. И, судя по всему, «следующая глава» имеет некий план действий, который стал претворяться в жизнь.

Так, работа по линии военно-технического сотрудничества, действительно, активизировалась. Если в 2014–2021 гг. основными партнёрами Украины по импорту вооружений были США и Франция, то в июне 2021 г. к этому списку добавилась и Великобритания. Кроме проекта по строительству катеров, о котором упоминалось выше, с Украиной заключено соглашение о передаче ей двух тральщиков типа Sandown из наличия ВМС Великобритании.

В свете вышеизложенного миссия эскадренного миноносца Defender в крымских водах, приведшая к инциденту 23 июня, похожа на очередной пункт в «дорожной карте».

В пользу этого свидетельствует факт присутствия на борту корабля журналиста BBC и публикация той же ВВС секретных документов, найденных на остановке, из которых чётко вытекает замысел британцев: подобная дерзкая акция призвана поддержать Киев.

Обратим внимание и ещё на одно обстоятельство – своевременность данной акции. Она произошла спустя неделю после саммита Путина и Байдена. А инцидент с британским боевым кораблём пришёлся весьма вовремя, показав всему миру, что Лондон твёрдо поддерживает курс украинских властей, которые несколько приуныли, оказавшись в тени американо-российских отношений. Не говоря уже о том, что для этого перформанса не пришлось специально отправлять боевой корабль в Чёрное море, Defender сыграл свою роль походя, направляясь на учения Sea Breeze 2021 в Батуми.

Буквально за полгода Великобритания стала активным участником процесса, в котором ранее активно присутствовали Германия, Франция и США (политика Запада в отношении Украины). Конечные цели собственно Лондона во всей этой партии до конца неясны. В качестве одной из версий можно высказать идею о том, что данная линия соответствует курсу на возвращение себе статуса мировой державы, который Великобритания провозгласила после выхода из Европейского союза. Всё это позволяет предположить, что активность Лондона на украинском направлении как минимум сохранится, а, возможно, станет нарастать. А это несёт риски для России, поскольку гарантировать, что исход всегда будет таким же относительно мирным, как 23 июня, не может никто. 

Украинский участок американо-китайского фронта
Наталья Печорина, Андрей Фролов
Учитывая на глазах обостряющийся конфликт между КНР и США и тесную связь между Киевом и Вашингтоном, эпопея «Мотор Сич», начинавшаяся как бизнес-конфликт, имеет все шансы обрести геополитическое измерение.
Подробнее