11.06.2021
Ремонт конфронтации
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

России и США нужна упорядоченная конфронтация

Российско-американские встречи в верхах неизменно вызывают чрезвычайное оживление. Даже когда обе стороны настойчиво призывают не преувеличивать ожидания и не планировать несбыточное, всё равно что-то подобное происходит. Всем хочется чуда.

Встреча президентов Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве имеет шанс стать вехой в отношениях, но не стоит рассчитывать на перелом тренда или воссоздание конструктивного взаимодействия. Речь о другом. Надо избавиться от совершенно ненормальной, нездоровой и иррациональной атмосферы, сложившейся между двумя странами в последние годы. Как странно это ни прозвучит, России и США нужна упорядоченная конфронтация – осознание реальных противоречий, их иерархия (что более, что менее принципиально) и хотя бы базовое представление о рамках и допустимых гранях.

На протяжении большей части минувшего десятилетия происходило скатывание в конфронтацию хаотическую, зачастую лишённую разумной мотивации и густо замешанную на обоюдных внутренних страхах. Крайней степени это достигло в период предыдущей американской администрации. В силу специфики Дональда Трампа, склонного к эпатажу, но неспособного придерживаться договорённостей, российско-американские политические контакты превратились в фарс. Довершала его истерическая атмосфера внутренней политики в США. В результате, несмотря на взаимное любопытство, которое испытывали друг к другу Трамп и Путин, отношения двух стран пришли в состояние руин.

А если добавить нарастающий дисбаланс на мировой арене в целом и эрозию всех международных институтов, не приходится удивляться, что схема организации взаимодействия Москвы и Вашингтона времён холодной войны стала восприниматься чуть ли не как золотой век.

Можно привести множество убедительных аргументов, почему нынешнее взаимное неприятие России и Соединённых Штатов неправильно называть новой холодной войной. Да, совершенно иные структура международной системы, соотношение сил и отличающийся характер противостояния. Отсутствует внятно сформулированный идеологический конфликт. Но атмосфера вполне сопоставима с холодной войной по степени недоверия. А главное – не стоит задача совместно решать какие-то проблемы, участвовать в общих проектах. Цель снова одна – минимизация рисков, связанных с военно-политическим соперничеством.

Пожалуй, полноценное размежевание началось десять лет назад во время «арабской весны». Совместная работа 2013 г. с уничтожением сирийского химического оружия так и осталась изолированным эпизодом, а Украина-2014 окончательно зафиксировала новый статус-кво – не поиск взаимоприемлемых решений, а лишь избегание ненужных коллизий. За пределами вопросов классической безопасности всё пошло вразнос.

Основная причина – вплетение в межгосударственные отношения внутриполитических вопросов, точнее – растущее ощущение уязвимости и рисков воздействия извне на внутренние процессы. Россия традиционно крайне болезненно относилась к свойственной США уверенности, что они вправе не только комментировать, а ещё и корректировать политику других стран. Но по мере углубления общественно-политического раскола призрак вмешательства и усугубления кризиса, доходящий до паранойи, накрыл и Америку. Туго завязавшийся клубок страхов, подозрительности и неуверенности в себе привёл ситуацию к упомянутому нездоровому состоянию.

Успехом предстоящей встречи станет возвращение к классическим сюжетам конфронтации, в основе которой всегда лежала так называемая стратегическая стабильность. Пока Россия и США обладают ядерными арсеналами, способными физически уничтожить друг друга, им придётся заниматься этими темами. Если по итогам женевских переговоров Путин и Байден объявят, что поручают профессионалам (военным, дипломатам, учёным) заняться обсуждением новых принципов укрепления той самой стратегической стабильности (с учётом меняющихся видов вооружений, роли киберпространства, роста ядерных игроков помимо двух сверхдержав и пр.), это будет достижением. Иными словами, во главе угла должна вновь оказаться силовая военно-стратегическая составляющая, та, по которой Россия и Соединённые Штаты, во-первых, сопоставимы друг с другом, во-вторых, обладают уникальным опытом. Да, это прежде всего опыт холодной войны, но в данном случае его обновление и усовершенствование полезно и перспективно.

Всё остальное – от региональной геополитики до экономических интересов – играет подчинённую роль. Но может несколько продвинуться в случае успеха по главной теме. А вот то, что касается вопросов внутреннего устройства государств (Байдена призывают поставить их ребром), должно быть отложено в сторону, поскольку ничего, кроме всплеска острой подозрительности и желания ответить зеркально, это не даст. На словах США этого сделать не могут и не будут. Но опыт Байдена может прибавить ему гибкости на деле.

Российская газета

Чего ожидать от встречи президентов Байдена и Путина в Женеве?
Александр Лукин
В России среди большинства наблюдателей нет завышенных ожиданий от встречи в Женеве. Позиция России всегда была неизменной: она готова обсуждать с США любые вопросы, которые готовы обсуждать они сами. Однако Москва не будет предъявлять каких-то односторонних требований или проявлять инициативу, так как в Вашингтоне это может быть воспринято как излишняя заинтересованность.
Подробнее