15.02.2022
«Разногласия России и Турции не означают противостояния»
Интервью
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Бурханеттин Дуран

Генеральный координатор аналитического центра SETA.

Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Интервью подготовлено специально для передачи «Международное обозрение» (Россия 24)

Турция укрепляет отношения с Украиной, активно взаимодействует с Россией и даже предлагает посредничество в урегулировании между ними. Фёдор Лукьянов поговорил с Бурханеттином Дураном, генеральным координатором аналитического центра SETA, близкого к президенту Эрдогану. Публикуем полный текст интервью, отрывки из которого вышли в программе «Международное обозрение».  

– Президент Эрдоган пригласил российского и украинского лидеров встретиться в Турции. В чём, на ваш взгляд, особенность, преимущество Турции как посредника?

– Украинский кризис – это проблема не только России и Украины. Это важный и очень острый вопрос, связанный с безопасностью Европы и Черноморского региона. На сегодняшний день это тема, о которой больше всего говорят в столицах и которая очень сильно занимает дипломатов.

У Турции имеются глубокие отношения и с Россией, и с Украиной, они не противоречат друг другу. Эти глубокие отношения охватывают широкую сферу, от торговли до обороны, туризма и энергетики. Нестабильность в Черноморском регионе или Восточной Европе могут повлиять и на Турцию.

Трудности, с которыми сталкиваются Россия и Украина, небезразличны и Турции. С этой точки зрения Турция считает, что, будучи страной, имеющей хорошие отношения с обоими государствами, может взять на себя роль посредника, страны, способной организовать коммуникацию. Тем более что президент Эрдоган придаёт ключевое значение лидерской дипломатии. В интересах Турции, чтобы обе страны урегулировали возникшую напряжённость, не допуская возможности войны и не доводя дело до конфликта. В конечном счёте, и Россия, и Украина – дружественные нам государства, с которыми Турция сотрудничает в стратегическом плане.

Безусловно, первоочередным направлением усилий по решению этого вопроса являются переговоры в рамках контактов России с США и НАТО. Собственно говоря, недавно прошла встреча между Эммануэлем Макроном и Владимиром Путиным. Надеемся, что такие переговоры будут позитивными. Но если западный альянс и США не достигнут результата в урегулировании этой напряжённой ситуации, Турция способна сыграть роль посредника. И лидерская дипломатия между Путиным и Эрдоганом внесёт свой вклад.

– Россия весьма озабочена военно-техническим сотрудничеством Турции с Украиной. В какой степени Анкара принимает в расчёт риск подрыва отношений с Москвой?

– Турция дорожит своими отношениями с Россией, которые всё крепче, особенно после 2016 года. И они включают в себя очень важные шаги (например, приобретение С-400), а также стратегические инвестиции (атомная электростанция «Аккую»). Частые встречи между президентами Эрдоганом и Путиным породили новый стиль отношений, который позволяет и сотрудничать, и конкурировать в различных напряжённых ситуациях – в Сирии, Ливии и Карабахе. Турция, конечно, принимает во внимание проблемы безопасности России и понимает её позицию. Но следует отметить, что Турция не усматривает дискомфорта или угрозы ни в отношениях России с режимом Асада в Сирии, ни в её поддержке Хафтара в Ливии, ни в её отношениях с Арменией.

Разумеется, разногласия есть. Но различие позиций не рассматривается как противостояние. И не стоит подходить к этому так. Время от времени я вижу в западных СМИ: то, что Турция пытается сделать в области технологий беспилотных летательных аппаратов, используется, чтобы настроить Россию и Турцию друг против друга. Турция, конечно, смотрит на этот вопрос иначе, потому что ей важно стратегическое сотрудничество с Россией и Украиной для развития собственной оборонной промышленности. Она считает, что взаимодействие не противоречит друг другу и полна решимости развивать их.

Турция выступает в защиту территориальной целостности Украины, она не признаёт аннексию Крыма и хочет, чтобы возникшая напряжённость была разрешена дипломатическим путём. Но в равной степени Турция считает, что проблемы безопасности России также необходимо решать дипломатическим путём, и, если представится возможность, это можно осуществить с помощью Минских соглашений, возможно, посредством их обновления. Раз сотрудничество возможно в разгар острой напряжённости в Ливии и лидерская дипломатия может решить такие вопросы, значит – стратегические отношения Турции и России достигли очень важного уровня и сейчас находятся в стадии преодоления трудностей. Я считаю, что эти отношения иногда складываются настолько хорошо, что могут служить примером для отношений с союзниками на Западе. Разнообразные вопросы могут обсуждаться лидерами, но это не нанесёт вред третьим сторонам.

Хороший враг Турция
Тимофей Бордачёв
Во время встречи Владимира Путина с участниками конференции клуба «Валдай» многих привело в замешательство высказывание президента по отношению к Турции, её лидеру и роли этой страны в конфликте на Южном Кавказе. Заявление о конструктивных отношениях с Анкарой контрастирует со всеобщей тревогой по поводу того, что она стремится воссоздать на границах России новую Османскую империю. Как обстоит дело в реальности?
Подробнее

– Отношения России и Турции по-своему уникальны: сплошные противоречия, а при этом весьма прочная связь. В чём вы видите причину такого необычного феномена?

– Действительно, это уникальные отношения. Я согласен с вашей точкой зрения. Я вижу здесь один традиционный элемент и два новых. Неизменным является то, что отношения Турции и России в прошлом, если рассматривать их со времён Османской империи и царской России до периода Советского Союза, были далеко не безупречны. Многочисленные эпизоды напряжённости и соперничества, стороны часто с трудом совмещали свои интересы. Но затем появились два новых элемента.

Первый заключается в том, что Турция пытается занять более активную позицию в международной системе. Другими словами, современная Турция – это не Турция 1990-х годов. Во многих областях, будь то в сфере оборонной промышленности или дипломатии, Турция проводит активную политику и пытается внести вклад в решение многих международных вопросов. Аналогичным образом – Россия не является Россией 1990-х гг., и занимает активную позицию в борьбе за власть в новом мире. Соответственно, то, что эти два амбициозных актора пытаются самосовершенствоваться в условиях новой конкуренции за власть и при этом подчёркивают свою самостоятельность, выступает в качестве важного объединяющего фактора.

Другой элемент – дипломатия и дружба между авторитетными лидерами. Президенты Эрдоган и Путин накопили существенный дипломатический опыт, несмотря на различные напряжённые ситуации. Возможно, сейчас, когда пишется история мировой дипломатии, они являются важным примером умения сотрудничать. Это началось в Сирии. Мы видели это в Ливии. Мы видели это в Карабахском кризисе, а теперь видим в вопросе о ситуации на Украине. Лидеры опираются на очень хороший фундамент, если посмотреть на их опыт ведения бизнеса друг с другом и обсуждения стратегических вопросов. Оценивать опыт прошлого стоит так, чтобы это способствовало разрешению кризиса на Украине. Это принесёт мир и стабильность.

– Как Турция видит дальнейшие шаги в Сирии?

Конечно, нельзя сказать, что взгляды Турции и России на сирийские перспективы совпадают. Если мы заглянем в прошлое, то обнаружим примеры и противоречий, и сотрудничества. С точки зрения Турции, наиболее важно, что в Турции проживает 4 млн сирийцев и около 4 млн сирийцев живут на сирийской территории, контролируемой Турцией. Без новой конституции и распределения власти, позволяющих интегрировать оппозицию, режим Асада вряд ли сможет создать новую Сирию. Вопрос не в захвате земель. 8 млн сирийцев отчуждены от режима Асада, и необходимо понимать это, чтобы создать новую Сирию.

Вы знаете, Турция провела три операции по предотвращению терроризма курдских боевиков, так называемых Отрядов народной самообороны (YPG). В результате в Идлибе должно соблюдаться прекращение огня и проживающие там не должны приезжать в Турцию. Есть вопрос о размежевании элементов «Хайят тахрир аш-Шам»[1]. Очевидно, что все эти темы должны регулироваться совместно Турцией и Россией. Опять же – атаки курдских формирований и взрывы заминированных автомобилей в регионах, безопасность которых гарантирует Турция, вызывают серьёзную озабоченность. Турция настаивает и ожидает вывода представителей YPG с подконтрольных Америке и России частей. Переговоры в Астане и переговоры по новой конституции в Сирии должны пройти оживлённо (препятствование им является тревожным фактором для Турции). В борьбе против YPG и подразделением Рабочей партии Курдистана Турции также необходимо сотрудничать с Россией.

Турция и Россия могут сотрудничать и работать вместе во многих других областях, несмотря на их различия и соперничество. Случай с Сирией является трудным. Конечно, досье по Сирии ещё не завершено. Ряд проблем решается путём переговоров, и это важно и с точки зрения турецко-российских отношений, и для будущего Ближнего Востока и Сирии.

Благодарим за помощь в подготовке материала Фархада Мамедова и Мурада Садыхзаде.

Материал

Хвост виляет собакой? Эфир передачи «Международное обозрение» от 11.02.2022 г.

Сноски

[1] Запрещено в России.

Нажмите, чтобы узнать больше