19.09.2022
Пушки февраля: бундесвер в эпоху Zeitenwende
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Артём Соколов

К.и.н., научный сотрудник Центра европейских исследований ИМИ МГИМО МИД России.

Недоброжелатели Веймарской республики из числа патриотично настроенных немцев описывали плачевное состояние своего государства триединой формулой: heerlos, wehrlos, ehrlos – без армии, оружия и чести. Все три её компонента так или иначе касались проблемы урезанных вооружённых сил, которые из-за «версальского диктата» более не могли выполнять функцию дорогого атрибута полноценного государства.

Среди всех проблем первой немецкой демократии слабая армия занимала приоритетное место, в значительной степени определив триумф реваншистских сил, активно работавших на разочаровании военных.

Для воссоединенной в 1990 г. Германии формула упадка Веймара, напротив, превратилась в залог процветающего немецкого общества. После завершения холодной войны почти полумиллионный бундесвер, представлявший собой одну из наиболее боеспособных армий НАТО, стал стремительно сокращаться. К началу 2010-х гг. его численность достигла отметки менее 200 тысяч человек и на сегодняшний день составляет около 182 тысячи человек. В 2011 г. в ФРГ была отменена всеобщая воинская повинность, и армия начала комплектоваться по контрактному принципу.

Спустя несколько десятилетий после объединения Германии бундесвер значительно сократил свой боевой потенциал – как по формальным, так и по фактическим критериям. На это были свои веские причины. После ликвидации ОВД и присоединения к НАТО восточноевропейских государств, прежде всего, Польши и Чешской республики, Германия лишилась источников угроз своей безопасности вдоль восточных границ. В конце 1990-х гг. бундесвер получил право участвовать в военных операциях за пределами ФРГ, однако для таких задач не требовалась многочисленная армия, предназначенная для территориальной обороны. При этом немецкие военные в ходе своих зарубежных миссий, в том числе и таких крупных, как в Афганистане и Мали, были сосредоточены на логистических и инфраструктурных задачах, стремясь минимизировать потери от прямых боестолкновений с противником.

Иными словами, снижение значимости бундесвера для обеспечения безопасности Германии определило его постепенную деградацию в начале XXI века. Кроме сокращения численности личного состава, это выражалось в нарастающих проблемах в материально-технической базе, устаревшей боевой технике, нехватке базовой амуниции. Профильные военные ведомства приобрели репутацию малоэффективных бюрократических институтов. Разговоры о необходимости реформирования бундесвера, конечно, присутствовали в немецком информационном пространстве, однако они терялись на фоне вопросов экономического развития и миграционного кризиса.

Новая Германия
Судха Дэвид-Вилп, Томас Кляйне-Брокхофф
Новая Германия, которую Штерн не успел увидеть и добавить в свою коллекцию, будет обладать крупнейшим оборонным бюджетом в Европе. И сейчас этот шаг будут приветствовать и даже поощрять все её соседи.
Подробнее

В феврале 2022 г. после начала специальной военной операции российской армии на территории Украины Олаф Шольц анонсировал грандиозное преобразование бундесвера стоимостью в 100 млрд евро. Германскую армию ожидает масштабное перевооружение, которое, по замыслу немецких властей, должно сделать бундесвер высокомобильными вооружёнными силами, способными решать боевые задачи в удалённых регионах мира.

Многолетняя, почти табуированная тема наращивания немецкой военной мощи прекратила своё существование в один момент под аплодисменты депутатов бундестага.

Одновременно с этим Берлин развернул программу поставок вооружений на Украину, направив в распоряжение Киева как стрелковое оружие с боеприпасами, так и боевую технику. После непродолжительной дискуссии в номенклатуру поставок были добавлено и тяжёлое вооружение. Украинская армия получила оружие советского образца из запасов армии ГДР и вооружение со складов бундесвера.

Передача Киеву старого немецкого оружия мыслилась берлинским политикам как залог ускорения модернизации немецкой армии. На место устаревшего вооружения были должны прийти новые образцы, поставляемые преимущественно немецкими производителями. Идея «кольцевого обмена», предполагавшая поставки нового немецкого оружия восточноевропейским государствам взамен отправленного на Украину, обеспечивала дополнительные заказы немецкому ВПК.

Несмотря на то, что немецкое правительство после февраля 2022 г. ни разу не опровергло свои планы по реформе бундесвера и поставкам оружия на Украину, к лету стало ясно, что оба этих связанных между собой процесса находятся в пробуксовке. Если недовольство Киева объёмом немецкой военной помощи можно списать на избыточную требовательность украинских властей в отношении своих западных партнёров, то разочарование немецких военных чиновников низкими темпами перевооружения имеет под собой иные причины. Недовольство бундесвера действиями Берлина концентрируется на фигуре министра обороны Кристине Ламбрехт (СДПГ). Продолжение заложенной Ангелой Меркель традиции предоставлять данное министерское кресло женщинам, зачастую далёким по своей профессиональной компетенции от вопросов безопасности, в новых кризисных условиях стало очередным уязвимым местом для социал-демократов.

Впрочем, и сама Ламбрехт стремится присоединиться к хору критиков неповоротливости немецкой военной бюрократии. По итогам одной из служебных поездок в действующую воинскую часть в марте 2022 г. министр охарактеризовала положение бундесвера как «немыслимое». Вероятно, в особенной степени министра впечатлила ситуация с устаревшей радиоаппаратурой немецкой армии, из-за чего бундесвер в буквальном смысле испытывает проблемы с коммуникацией с союзниками по НАТО.

Низкие темпы военной реформы ФРГ определяют ограниченный характер военных поставок на Украину. Заявления глав министерства иностранных дел и министерства обороны Германии об исчерпанности собственных военных запасов не стоит рассматривать как их попытки оправдать осторожную позицию правительства Шольца в текущей эскалации украинского кризиса. Это очевидный сигнал о проблемах немецкой армии, которые пока решить не удалось.

Рост инфляции и энергетический кризис создают Берлину неудобный фон для военной реформы. Реальный уровень экономических потерь ФРГ от антироссийских санкций ещё предстоит оценить. Тем не менее реакция немецкого общества, столкнувшегося со взрывным ростом цен на услуги ЖКХ и продукты питания, на структуру бюджетных расходов, где преобладают меры поддержки зарубежным государств и военные траты, будет неоднозначной.

Традиции (западно)германского пацифизма, забытые в феврале 2022 г., могут стать точкой консолидации немецкой оппозиции левого толка, привлекая на свою сторону недовольных граждан.

Представляется возможным предположить, что масштабное реформирование бундесвера начнётся только после завершения активной фазы боевых действий на Украине и минимальной стабилизации международной обстановки. До этого момента поставки новых образцов вооружения будут пребывать в стадии планирования и обсуждения с профильными ведомствами, не выходя за рамки рабочих документов. И хотя первые поставки нового вооружения в немецкую армию ожидаются уже этой осенью, вряд ли они способны изменить сложившийся за последние десятилетия облик бундесвера.

Наконец, эффективность новой немецкой армии рискует остаться на низком уровне при нерешённом вопросе о её комплектовании. Экономическая привлекательность военной службы как профессии так и не привела в бундесвер достаточное количество желающих заполнить вакантные должности пехотинцев, летчиков и моряков. В условиях нарастания экономических проблем бундесвер, как и рейхсвер во времена Веймарской республики, может обрести статус «тихой гавани» для обеспокоенного своим положением обывателя. Однако более вероятен сценарий возвращения в том или ином виде всеобщей воинской повинности или массовое привлечение на военную службу мигрантов в обмен на упрощенную процедуру получения гражданства.

Далеко ли уйдёт Германия на одной ноге?
Александр Давыдов
Образ миролюбивой немецкой нации, перевоспитавшей себя после трагедии двух мировых войн, плохо сочетается с активными поставками оружия на Украину. Но солидарность с союзниками и искажение истории – убежище для правительства, которое в 2022 г. планировало посвятить себя экологической и феминистской внешней политике.
Подробнее