Америке необходим новый План Маршалла, но уже внутри страны
Итоги
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Сергей Ушакин

Профессор антропологии и славистики в Принстонском университете

Андрей Цыганков

Профессор международных отношений и политических наук Калифорнийского университета (г. Сан-Франциско).

Аффилиация

Google Scholar
Scopus AuthorID 7102020604

Контакты

Тел.: +7 (415) 338-7493
E-mail: [email protected]
Адрес: 1600 Holloway Avenue. San Francisco. CA 94132 Office: HSS 354

Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

Лекторий СВОП

3 ноября в Соединённых Штатах пройдут президентские выборы. И вне зависимости от того, кто на них одержит верх, мучительная политическая трансформация в Америке не прекратится. Какие перемены во внешней и внутренней политике ждут Штаты? Как движение BLM изменит образовательные программы? Об этом и многом другом поговорили участники Лектория СВОП, который прошёл 28 октября. Вёл дискуссию главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Фёдор Лукьянов

На следующий день: какой проснётся Америка при любом исходе выборов?
Лекторий СВОП

 

Ощущение некоторого безумия

Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума СВОП

 

В Граде на холме совсем скоро будет новый градоначальник. Какие нововведения этот бургомистр будет вводить – пока неизвестно, но, к сожалению, весь мир от этого зависит. Перебор новостей про американскую кампанию чувствуется везде, даже в России. Некая примета времени, когда реальность уже не отличается от карикатуры. Например, пародию на дебаты от Saturday Night Live, где Джим Керри играет Джо Байдена, а Алек Болдуин – Дональда Трампа, можно принять за настоящие дебаты. Грань между реальностью и культурой стёрлась. Реальность приобрела настолько абсурдные формы, что спародировать её почти невозможно. Создаётся ощущение некоторого безумия. И касается это не только Америки, но и целого ряда других стран. Поэтому сегодня мы поговорим не о самих выборах, а о том, куда двигаются Соединённые Штаты вообще.

Американское общество пребывает в состоянии раскола и кризиса. И этот раскол после оглашения результатов выборов никуда не денется. Интересно посмотреть, на отношение разных поколений и представителей различных социальных и политических групп к будущей политике (как внешней, так и внутренней). Например, «прогрессивное» крыло демократов, которое на подъёме, проявляет малый интерес к внешней политике. Они скорее ближе к трапмистам, считающим, что, прежде всего, нужно заняться делами у себя дома.

Среди студентов распространено мнение о необходимости сменить призму, сквозь которую они смотрят на мировые процессы. Темы, касающиеся равноправия, уже превращаются в обязательную аксиому. Идёт дискуссия о том, что в международных отношениях доминируют западные теории, которые для анализа поведения не-Запада не совсем годятся.

Но здесь возникает другая проблема: западное мышление достаточно легко схематизировать и сформулировать в единую теорию, чего нельзя сказать о мышлении, например, китайском. Но всё же под воздействием новых идей меняется и восприятие международных отношений.

 

Америке нужен новый План Маршалла, но уже внутри страны

Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук Калифорнийского университета (г. Сан-Франциско)

 

Идёт активная мобилизация избирателей. Во многих штатах время президентских выборов совпадает с местными выборами в Сенат, что ещё больше активизирует население. Например, за последнюю неделю я получил три письма от Обамы с агитацией голосовать за Байдена, при чём в двух из них он просил пожертвовать 3 доллара, «чтобы наши дети получили достойного президента».

Чувствую, что в этом году явка будет очень высокая, даже больше, чем в 2008 г., когда Барак Обама избирался впервые. У тех же трампистов энтузиазм, как всегда, на высоте, чего не скажешь о демократах. У последних как раз особого энтузиазма в отношении кандидата не видно, но зато есть цель – не отдавать свои голоса Трампу. Хотя в отсутствии энтузиазма отчасти виновны пандемия и изоляция – настроение усталости от фактического карантина лишь нарастает. К примеру, молодёжь, у которой эти выборы будут первыми, склонна голосовать сердцем, эмоционально, а пандемия, закрывшая их образовательные заведения и не дающая им в полной мере общаться с одногруппниками, лишь подогревает это. Такое ощущение, что они готовы отдать голос любому, кто отменит карантин. Возникают даже вопросы: «А что, если Трамп победит, он отменит удалёнку?». Хотя такие вопросы, очевидно, решает не он, это делается на уровне местных властей. Но это не мешает ему постоянно говорить, что демократы хотят закрыть страну на весь следующий год, таким образом сея страх.

Другой фактор, волнующий молодёжь, появился под непосредственным влиянием движения Black Lives Matter. Участились попытки искоренить расизм в университетах. Хотя студентов-афроамериканцев не так много, они постоянно пишут требования радикально обновить программы, что, несомненно, требует реагирования. Хотя департаменту международных отношений это сделать не так сложно, как, например, другим – в частности, политологам, которым приходится намного больше работать, чтобы внедрить что-то подобное в свои программы. Почему нам – международникам – это сделать проще? Потому что схожие расизму проблемы неравенства можно разглядеть в различных теоретических школах, которые считают, что базовые теории международных отношений были придуманы как исключительно белые теории. Точнее, по их мнению, они были созданы узким кругом белых людей (для феминисток – белыми мужчинами, для марксистов – белыми буржуа) для такого же круга белых людей.

Мы находимся на новом этапе. Теория международных отношений, обычно, отражает то, что происходит в реальном мире. Поэтому сейчас теории становятся менее западноцентричными. Ведь если Америка больше не единственная сверхдержава, то её взгляд на мир больше не может быть универсальным. Но здесь появляется другая проблема – нужно создать научную теорию, ведь одно дело литература, а совсем другое – научная теория. В этом контексте я вспомнил анекдот. Встречаются экономист и политолог, и последний спрашивает: «Почему нет нобелевской премии по политологии?». Экономист ему отвечает: «Она есть, только она по литературе». То есть, наука должна стремиться быть наукой. Сейчас у нас есть универсальная теория, хотя другие говорят, что она нам навязана белым человеком. Меняется сам мир, и, чтобы создать реальный рабочий диалог, необходимо выстраивать новую теорию с учётом требований обеих сторон. Новая универсальная теория может появиться только на основе договора об общих принципах. 

Проблема структурного неравенства в США (как расового, так и социального) всегда была и сейчас никуда не денется. Но ужас в том, что никто это не старается изменить, хотя все и пытаются использовать её в своих предвыборных кампаниях по полной. Байден, например, до последнего старался игнорировать опасность насилия в движении BLM, так как оно играло ему на руку в президентской борьбе с Трампом.

Я думаю, после выборов на некоторое время всё станет ещё хуже, а только потом ситуация начнёт улучшаться. Штатам необходимо изменить тенденции, которые сформировались после окончания холодной войны. И поворот к национальному сейчас неизбежен. Америка уже не может быть глобальной страной, которой она была тогда или даже которой она стала после прихода первой администрации Обамы. Говорят, что нужен новый План Маршалла, но уже внутри страны. Америка возвращается к той старой внешнеполитической традиции, которая была до построения глобальной державы. Но что это будет означать для страны и как это будет реализовываться, пока неизвестно.

 

Страна, без которой нельзя?

Сергей Ушакин, профессор антропологии и славистики в Принстонском университете

 

Сейчас в Соединённых Штатах появилась новая тенденция, совершенно не свойственная американцам ранее, – выносить свои политические предпочтения «на улицу». Люди возле домов начали вывешивать плакаты – стенгазеты – с целым рядом претензий к Трампу или с лозунгами по типу «Республиканец, но против Трампа». Это признак нынешней кампании, былое деление на демократов и республиканцев больше ни на что не указывает. Люди оказались в ситуации, когда от безысходности нужно выбирать меньшее зло. Появился новый водораздел между поколениями. Старшее всегда голосовало стратегически, выбирая партию, по большому счёту не фиксируясь на личности кандидата. У молодых такой подход не работает.

Что касается обычной жизни молодёжи, в том числе получения образования, расскажу на примере аспирантов, с которыми я работаю. С ними происходит что-то невероятное. В рамках обучения им нужны полевые исследования, а сейчас какие-нибудь поездки запрещены, любые прямые интервью – тоже, все гранты, которые могли бы быть, запрещены. То есть, исследовательская часть их работы прекратилась. Заморожены приёмы на работы, никаких новых вакансий не появляется, заморожен даже приём в аспирантуру. В итоге вся траектория их карьерного развития, которую они себе представляли (диссертация, работа, постоянный контракт), внезапно исчезла.

Возникло невероятное напряжение, ведь люди понимают, что уже не могут рассчитывать на те модели выстраивания своей жизни, которые существовали ранее, а новые не появляются. Все оказались в состоянии промежутка (вспоминая понятие Юрия Тынянова), когда всё подвешено – и профессиональная деятельность и личная жизнь.

Соединённые Штаты, очевидно, нуждаются в некой «перестройке», только пока не ясно, насколько радикальной. Ведь идеология глобальности и мировоззрение «мы – страна, без которой нельзя», настолько укоренились, что избавиться от этого уже невозможно.

Текст подготовила Анна Портнова
Америка после всего
Фёдор Лукьянов
Байден – компромиссный кандидат, а его администрация будет переходной – от людей Клинтона и Обамы к более молодым, в том числе активно сопереживающим борьбе против расизма в любых её формах. Ряд комментаторов уже предполагают, что именно эта волна и станет идеологическим наполнением следующего периода – глобальное лидерство постараются превратить в высокоморальное.
Подробнее