07.08.2020
Америка после всего
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

От глобального к высокоморальному

Байден – компромиссный кандидат, а его администрация будет переходной – от людей Клинтона и Обамы к более молодым, в том числе активно сопереживающим борьбе против расизма в любых её формах. Ряд комментаторов уже предполагают, что именно эта волна и станет идеологическим наполнением следующего периода – глобальное лидерство постараются превратить в высокоморальное.

В Соединённых Штатах начинается решающая фаза президентской гонки, кульминация которой предстоит осенью. Анализировать её подробно нам как сторонним наблюдателям смысла нет.

Во-первых, из-за характера происходящего – личности претендентов и окружающие обстоятельства придают эпопее немалую долю абсурда.

Во-вторых, потому что крепнет убеждение: страна пребывает в мучительном переходном состоянии. Оно когда-то закончится и породит новое качество, но пока – лишь начало пути и нет смысла пытаться делать выводы.

В-третьих, хотя от США в мире объективно многое зависит, тенденция всё же в сторону сокращения их роли. Так что пора оставить привычку следить за каждым зигзагом тамошних политических свар, затаив дыхание.

Ну и, в-четвёртых, как уже доводилось писать, оснований для фундаментального изменения американской политики в отношении России нет, а персональные нюансы хоть и возможны, но непринципиальны. Да, можно предположить, что в случае победы Джозефа Байдена на ключевых постах появятся люди, неприязнь которых к России помимо структурной носит ещё и личный либо идеологический характер. Но сути отношений это не изменит, ибо они не просто конфликтны, а на данный момент к тому же довольно бессодержательны.

России пора уходить от американоцентризма
Фёдор Лукьянов
Начинаются баталии за пост президента США, небывалые по сопутствующим обстоятельствам. В России перед каждыми выборами там завязывается дискуссия, кто «лучше» для Москвы. Точным ответом стало бы сейчас сталинское «оба хуже» – атмосфера такова, что позитивные изменения исключены, кто бы ни победил. Вариации же зависят от того, какое место занимает Россия в картине мира претендентов.
Подробнее

Если говорить о голосовании этого года, то для Москвы его исход важен скорее не тем, что будет потом происходить между Россией и Соединёнными Штатами, а отношениями Вашингтона с остальным миром. Трамп настолько резко ведёт себя со многими партнёрами, что даже смена стиля может повлиять на ход международных процессов. То, сколь быстро будут трансформироваться связи США с Китаем, европейскими странами, Индией, арабским сообществом и прочими, определит внешнеполитические условия для России. И это важнее, чем собственно российско-американский диалог. Его же надо воспринимать сугубо утилитарно – даёт ли он хоть что-то или нет?

Гонка-2020 даже в силу особенностей двух кандидатов – финальный спурт поколения, сформированного холодной войной и политически расцветшего после её окончания.

Для обоих срок будет «последним» – для Трампа по закону, для Байдена – по возрасту. Наиболее интересный вопрос – кто (не лично, а типологически) будет претендовать на президентство-2024. И что это будет означать для Америки и мира. Во время прошлой кампании Трампа среди его единомышленников существовала точка зрения, что он и сторонники – камикадзе, миссия которых – любой ценой остановить либеральный вал, вернуть «великую Америку» прошлого. К завершению этого нежданного срока складывается впечатление, что миссию смертник выполняет честно, но результат обратный. Америку захлестнули радикальные настроения ровно того типа, против которых выходили на смертный бой трамписты. А соперник Трампа, сам по себе не обладающий выдающимися политическими качествами, идёт к успеху именно благодаря этой непримиримой атмосфере.

Ощущение леволиберального реванша усугубляется тем, что на публичном уровне незаметно сколько-нибудь решительного отпора, ожидавшейся ответной мобилизации правых националистов. Возможно, что-то накапливается, например, американская статистика отмечает рост приобретения стрелкового оружия. Демократические политики и медиа предрекают столкновения в ноябре, если Трамп проиграет и откажется признавать поражение. Но эти прогнозы политизированы. С точки зрения общей динамики развития, условная «Америка Трампа», конечно, отступает, даже просто численно, демографически. Этим обусловлена и ярость полемики последних лет. Трамписты и сочувствующие бьются за свой «Сталинград», а их оппоненты в исступлении из-за мятежа реакционной «Вандеи», которая, как они уверены, исторически обречена.

Из этой схватки выйдут какие-то видоизмененные Соединённые Штаты. Пока всё выглядит так, будто «снова великая Америка» сдаст бразды правления приверженцам глобального лидерства.

Байден – компромиссный кандидат, а его администрация будет переходной – от людей Клинтона и Обамы к более молодым, в том числе активно сопереживающим борьбе против расизма в любых её формах. Ряд комментаторов уже предполагают, что именно эта волна и станет идеологическим наполнением следующего периода – глобальное лидерство постараются превратить в высокоморальное. Особенно на фоне четырёхлетки Трампа, у которого моралистическая риторика явно вызывает идиосинкразию.

Но это совсем не означает, что националистическая интерлюдия Трампа пройдёт бесследно. Поворот Америки к себе, принявший в случае нынешнего президента эпатирующие формы, вероятнее всего, не закончится с его уходом. Отказ США от избыточных международных обязательств назрел, и левая часть демократического истеблишмента к этому призывает. При этом на деле Соединённые Штаты будут проводить гораздо более расчётливую и эгоистичную внешнюю политику вполне в продолжение меркантилизма Трампа, но без его одиозности. И вот в таких параметрах надо ожидать внешнюю политику «Америки после всего».

Российская газета

Просуществуют ли Соединённые Штаты до 2024 года?
Фёдор Лукьянов
Андрей Амальрик писал об СССР того периода, когда была пресечена попытка социально-экономических преобразований. Как потом выяснилось, вероятно, последняя, способная обеспечить плавную трансформацию системы. Чарльз Кинг, перечитывая Амальрика, думает об Америке эпохи беспрецедентной поляризации, казалось бы, никак не похожей на Советский Союз наступающего застоя.
Подробнее