28.12.2020
Новая русская идея – диалог с природой на равных
Мнения
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Наталья Помозова

Доцент кафедры современного Востока РГГУ.

В условиях глобального идеологического вакуума у России появляется возможность предложить миру свою повестку. Однако сразу же встают два вопроса – нужна ли в принципе общая идея или каждое государство будет использовать собственную идеологию, исходя из своей исторической рефлексии и культурного кода? Но если всё-таки нужна, готова ли сама Россия к тому, чтобы предложить свои ценности, свою идею, которая могла бы быть актуальной для всех стран?

Претендовавшая долгое время, фактически с момента окончания холодной войны, на универсальность «либеральная идея» не выдерживает современных вызовов. Так, первой реакцией на шок от «чёрного лебедя» COVID-19 стала изоляция стран ЕС друг от друга (достаточно вспомнить пример наиболее пострадавшей Италии). Сейчас лидеры Евросоюза, сделав работу над ошибками, пытаются конвертировать сокрушительный удар пандемии в попытку реанимировать тлеющую европейскую солидарность. Колоссальный «пакет спасения» в размере почти 2,5 млрд евро, который принял ЕС для борьбы с пандемией и её социально-экономическими последствиями, призван вновь сплотить страны, сделав «либеральной идее» искусственное дыхание.

Активно «выходящий вовне» Китай почувствовал назревающий идеологический вакуум. Воспринимая ценности как атрибут сверхдержавы, в 2012 г. Китай сформулировал перечень из двенадцати сердцевинных социалистических ценностных воззрений. Однако они служат, скорее, внутренним инструментом воспитания китайского общества и вряд ли могут претендовать на универсальность. Пекин в свойственной ему манере проанализировал ошибки Запада и выдвинул свою концепцию «Сообщества единой судьбы человечества», претендующую на то, чтобы занять место «либеральной идеи». Несмотря на активное продвижение этой концепции во внешнеполитическом дискурсе КНР, страны видят в ней попытки экспансии и боятся попасть в зависимость от Пекина. Сергей Караганов справедливо отмечает, что она также плохо «читается» другими культурами и цивилизациями.

Главным трендом мировой политики, который ещё долго будет задавать вектор многим международным процессам, является противостояние во всех сферах Китая и США.

Неравная борьба двух гигантов за умы, сердца, капиталы разворачивается на территории наиболее развитых стран Европейского континента. В Европу, а это традиционный партнёр Соединённых Штатов, устремилась инициатива «Пояса и пути», на Европу ориентированы ключевые кадры главных внешнеполитических ведомств Китая. В Евросоюзе понимают эти скрытые тенденции и всё чаще говорят о необходимости опираться на собственные силы, чтобы не пасть жертвой схватки тигра и дракона и не потерять идентичность. Однако это вовсе не означает того, что мир снова становится биполярным, и как раз Россия по-прежнему является одним из важнейших игроков, который этого не допустит.

Смутное время начала 1990-х гг., эйфория начала 2000-х гг. остались для России позади. Попытки примкнуть к западному лагерю не увенчались успехом. Подобно маятнику, вектор российской внешней политики переметнулся на Восток. При этом явный перекос позитивной восточной политической повестки пока что довольно слабо подкреплён экономическими показателями. В то же время нарратив демонизации Запада не просто не отвечает коренным российским интересам, но и губителен для них. В условиях мирового «идеального шторма» Россия вступает в новый период развития, и ей стоит всерьёз задуматься о формировании средне- и долгосрочной стратегии внешней политики. Вот несколько мыслей на этот счёт.

Во-первых, России необходимо адаптировать внешнеполитический дискурс под объективные реалии и собственные задачи. Инструмент «внешнего врага», который США активно используют для решения внутриполитических проблем, не может и не должен применяться в России. Американские политики и журналисты высказываниями, далёкими от традиционных дипломатических канонов, часто провоцируют на симметричный ответ. Мы знаем по себе и видим на примере Китая, к чему приводят такие провокации. Риторика дипломатов, которые пытаются придерживаться аналогичной стилистики как минимум неэффективна. Осознанная, соответствующая объективным реалиям стратегия в отношении управления дискурсом – одна из приоритетных задач российской внешней политики.

Во-вторых, в российском обществе существует запрос на объединяющий знаменатель, общие ценности, в первую очередь для внутреннего потребления. Ценностные воззрения, закреплённые в Стратегии безопасности Российской Федерации, имеют слишком размытые очертания. Социологические опросы, проведённые в 2020 г., ожидаемо демонстрируют влияние пандемии на самоощущение людей. Так, в качестве главных ценностей здоровье выделили 50 процентов респондентов, безопасность – 48 процентов. Тут нет ничего удивительного. Примечательно другое – данные социологического опроса, проведённого в 2019 г., показывают, что мы потеряли образование как ценность. Россияне всё чаще склоняются к мнению о снижении доступности высшего образования (53 процента в 2016 г. и 63 процента в 2019 г.), укрепляется скептический настрой в отношении высшего образования как обязательного условия удачной карьеры (45 процентов в 2008 г. и 68 процентов в 2019 г.). А ведь развитие страны невозможно без сильного кадрового ресурса.

Мир будущего – это, прежде всего, мир идей. Ценность хорошего, качественного образования, отвечающего современным запросам, могла бы служить объединяющим фактором для страны с традиционно высоким интеллектуальным потенциалом.

В-третьих, нужна новая «русская идея», которая, с одной стороны, отвечала бы национальным интересам, а с другой – формировала позитивную повестку вокруг России в международном информационном поле. Этой идеей могла бы стать экология. История повторяется. Уже не раз бывало, когда на фоне шоковых потрясений, войн, даже резких скачков прогресса люди в очередной раз переосмысляли самое важное. Как ни парадоксально, но Россия – первая в том, чем она начинает заниматься почти последней: своими природными богатствами и связанными с ними возможностями. Бережный диалог человека с природой на равных – эта повестка актуальна для всех без исключения стран, и выходя с ней вовне Россия могла бы добиться большого успеха.

Статья основана на тексте выступления, подготовленном для заседания Ассамблеи СВОП в декабре 2020 года.

С Россией мир лучше, чем без неё?
Сергей Караганов, Наталья Помозова, Евгений А. Примаков, Владимир Рыжков, Иван Сафранчук, Леонид Слуцкий, Олег Хархордин
Без большой идеи великие нации всегда умирают или перестают быть великими. Для России не быть великой и не быть нацией – одно и то же. Без идеи мы обречены. Что же мы можем предложить себе и миру? Какова наша миссия? Об этом поговорили 16 декабря участники третьей сессии XVIII Ассамблеи Совета по внешней и оборонной политике. Смотрите видео, читайте наш отчёт.
Подробнее