22.12.2021
НАТО не надо?
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

США хотели бы приспособить НАТО к актуальному противостоянию, но возникает ряд проблем. Европейские союзники перемещать активность на Тихий океан не рвутся, а восточноевропейские страны делают всё, чтобы удержать внимание и ресурсы США на себе и российском вопросе. Отсюда необходимость для Вашингтона осуществлять подобие шпагата.

Мы привыкли рассуждать об американо-европейских отношениях в категориях зависимости Европы от США и её неспособности к стратегической автономии. Состояние дискуссии на эту тему в Старом Свете действительно заставляет согласиться с такой оценкой, европейцы ужасно боятся утратить связку с другим берегом Атлантики, хотя и сетуют по поводу многих американских действий. Но сейчас интереснее взглянуть на проблему как раз с другой стороны океана. Реакция на российские заявления (о долгосрочных гарантиях безопасности) во многом зависит от того, как Белый дом сегодня видит место Европы в предстоящие годы.

Европа была центром противостояния второй половины ХХ века, вся военно-политическая и идеологическая инфраструктура атлантических отношений исходила из максимальной значимости именно этого театра. После окончания холодной войны у Европы появилась другая роль – служить прототипом мирового устройства эпохи победившей глобализации. Риски резко снизились, зато нежданно появилась возможность именно в этой части мира реализовать идеал «конца истории» – не ограниченного естественными пределами распространения определённой социально-политической модели. И на первом, и на втором этапе европейский континент сохранял важность для Соединённых Штатов, хотя после распада СССР у Америки появилась возможность существенно сократить затраты на безопасность здесь.

Но затем наступил другой период. Угрозы, как их понимают в Вашингтоне, не просто ушли из Европы, они переместились в Азию, что потребовало глубокой перестройки стратегического планирования. А с образцовым воплощением в жизнь либерально-демократической грезы стали возникать нарастающие проблемы. В том числе и в сфере безопасности. Одно дело, когда военно-политическая структура безболезненно покрывает все более обширное пространство, не неся почти никаких издержек. Другое – если издержки возникают и даже грозят оказаться высокими. И отвлекают от более приоритетных задач. Сейчас именно такая дилемма.

НАТО – символ и оформление политического Запада, как он возник после Второй мировой войны.

Стоит помнить, что раньше его не было – мировые войны и противостояния меньшего масштаба вели между собой прежде всего западные державы. Советская угроза сплотила бывших противников, и её инерции хватило на пару десятилетий. Теперь инерция заканчивается, что ставит вопрос о новой объединяющей миссии. И, казалось бы, она найдена – это адаптация прежней задачи, сильно смещённая на восток и с Россией вместо СССР.

Однако Советский Союз нёс прямую угрозу и США, и Западной Европе, которая в случае конфликта стала бы театром военных действий. В центре сегодняшней дискуссии о безопасности – страна, перед которой ни Соединённые Штаты, ни НАТО обязательств не имеют. Страх перед российским нападением испытывает часть государств – членов альянса из числа принятых после холодной войны, однако ни Америка, ни Западная Европа угрозы для себя не видят. Равно как они не видят для себя и серьёзных долгосрочных рисков невоенного характера, несмотря не непрекращающуюся шумиху о российском вмешательстве, куда только возможно.

Иными словами, опасность, которая призвана составить смысл существования НАТО, является таковой, во-первых, для меньшинства участников блока, во-вторых, это продукт расширения альянса после холодной войны. А главное – у основного союзника появилась намного более важная забота в лице Китая, который считается угрозой по всем направлениям – от военной до экономической и технологической. Выстраивание долговременной линии на сдерживание Пекина требует немалых усилий и перераспределения ресурсов – материальных и интеллектуальных.

НАТО – привычный и хорошо зарекомендовавший себя в прежнее противостояние инструмент. В идеале, вероятно, Соединённые Штаты хотели бы приспособить альянс к актуальному противостоянию, но возникает ряд проблем. Европейские союзники перемещать активность на Тихий океан не рвутся, а восточноевропейские страны делают всё, чтобы удержать внимание и ресурсы США на себе и российском вопросе. Отсюда необходимость для Вашингтона осуществлять подобие шпагата: постоянно подтверждать приверженность европейским темам, одновременно создавая возможности в Тихом и Индийском океане. Нашумевший АУКУС – яркий пример такого рода: вроде бы и не в ущерб НАТО, но привкус измены у континентальной Европы остался.

Соединённые Штаты – держава очень могучая, но даже для неё такой «расфокус» составляет проблему. Схему надо упростить.

На сегодняшний день в Вашингтоне не видят возможности открыто поставить под сомнение приоритетное значение атлантического альянса, тем более что для значительной части американского истеблишмента он является синонимом американского могущества и успеха.

К тому же о сомнительной ценности НАТО для США публично заявлял Дональд Трамп, а солидаризироваться с ним считается неприличным. Однако поведение президента Джозефа Байдена и его ближайших соратников даёт основания полагать, что идеологического догматизма в отношении Европы стало меньше. И пока нынешний президент сохраняет рычаги для определения основных направлений политики, коррективы возможны. На что, собственно, и рассчитана российская инициатива.

Российская газета
Россия и расширение НАТО: обещать – не значит гарантировать?
Светлана Савранская, Фёдор Лукьянов
Распространение западного влияния, в том числе военного, дошло до Украины. Россия заявляет: это – «красная линия», ответ на её пересечение будет силовой. На планирующейся встрече стран НАТО с Россией обсудят обеспокоенность РФ по поводу расширения альянса. Чего стоят устные гарантии нерасширения? Об этом Фёдор Лукьянов поговорил со Светланой Савранской в интервью для «Международного обозрения».
Подробнее